Жены самодержцев

Тайны императорского двора – женского рода

В огромной библиографии, посвященной российской истории, оказался существенный пробел: крайне мало говорится о женах царей и императоров. Незамужним правительницам повезло куда больше: их жизнь и деяния описаны подробно. Замужние же будто скрыты от историков тенью своих венценосных супругов.
   А между тем многие из них внесли немалую лепту в становление российского общества, со многими связаны тайны двора, над которыми историки до сих пор ломают головы. Эту несправедливость по отношению к царственным женам исправляет петербургский ученый, кандидат искусствоведческих наук Ирина ЧИЖЕВА. Она уже выпустила восемь книг о российских великих княгинях, царицах и императрицах, на страницах которых знакомые еще со школьных учебников герои предстают в новом свете, порой неожиданном, порой таинственном.
   Не так давно вышла последняя книга этой серии – «Мария Федоровна» – о судьбе русской императрицы, жены Павла I, матери двух русских императоров Александра I и Николая I. С автором этого неординарного исследования беседует наш корреспондент:
   – Ирина Борисовна, почему вдруг такой интерес к этим, если можно так выразиться, подругам у престола?
   – Это ведь не просто жены, а жены правителей, на которых падал отблеск верховной власти. Начинаешь углубляться в отношения царственных супругов и вдруг находишь объяснение судьбоносных для отдельных людей, а то и всей державы решений, которые до сих пор были совершенно непонятны.
   
   Немецкие принцессы были нарасхват
   – И первая, с кого надо начинать отсчет, – продолжает Ирина Чижева, – удивительная женщина, отделенная от нас пятью веками, Софья Палеолог, жена великого князя Ивана III. Приехав в Россию и привезя с собой великолепную библиотеку, она была поражена убогостью тогдашнего быта, совершенно не соответствующего положению правителей страны. И энергичная молодая женщина начала действовать.
   Выписала из Рима замечательного архитектора Аристотеля Фиораванти, который возвел в Кремле Успенский собор. Потом пригласила Марка Фрязина, построившего Грановитую палату, других архитекторов. Одним словом, основу всего, чем мы любуемся сегодня в Кремле, заложили итальянские мастера, которых приглашала Софья Палеолог.
   Кроме того, она покровительствовала людям искусства, среди которых был знаменитый живописец Дионисий.
   – Поговорим о более поздних временах. Даже беглый взгляд на историю подмечает закономерность: начиная с семнадцатого столетия членов русской императорской фамилии женили только на немецких принцессах, выходцах из небогатых герцогств и княжеств, на которые тогда была раздроблена Германия. За что так ценили этих девушек?
   – За воспитание. Их специально готовили на роль жены правителя государства, с детства внушали, что они не только должны быть рачительными хозяйками, почитать мужа, не вступать с ним в пререкания, но и уважать обычаи страны, где придется жить, способствовать развитию культуры, патронировать воспитательные и милосердные учреждения. И не только в Россию их приглашали под венец, но и в Англию, Францию, Италию, Данию, Испанию. Короче говоря, эти аккуратненькие, скромные, воспитанные девочки были нарасхват.
   
   Екатерина спохватилась запоздало
   – В тысячелетней русской истории только четыре женщины правили страной самодержавно, в ранге императриц. Это Екатерина I после смерти Петра, Анна Иоанновна, Елизавета Петровна и Екатерина II. Как можно охарактеризовать разницу между мужским и женским управлением государством?

   – Да просто как разницу между мужской и женской натурой. Женщины мягче, эмоциональнее, сердечнее. Я считаю, что женское правление было гораздо благотворнее для страны. Это если говорить в общем. А если конкретно… О двухлетнем пребывании на престоле Екатерины I можно не говорить, поскольку за спиной этой очень интересной женщины стоял Меншиков. Но с ней связана тайна, которая, возможно, повернула весь ход российской истории. Умирая, Петр I успел произнести только два слова: «Отдать все…» Во всяком случае, так рассказывали Екатерина и Меншиков.
   И трон остался за ней. Кому на самом деле Петр хотел передать бразды правления, неизвестно. Не будем говорить и о весьма неудачном царствовании Анны Иоанновны, абсолютно не подготовленной к своей роли. Но если взять двадцатилетнее правление Елизаветы Петровны и тридцатичетырехлетнее Екатерины II, то многие историки признают, что это было самое замечательное время для России. Недаром XVIII век получил название золотого. Во всех областях эти женщины сделали очень много для страны, причем не только в политике, но и в культуре, действовали мягко, разумно.
   Вспомните: Елизавета отменила смертную казнь, Екатерина переписывалась с Вольтером, Дидро, внесла в общественное самосознание вольный философский дух. Правда, потом спохватилась, но дело-то было сделано.
   – Вы говорили, что немецких принцесс учили не перечить мужу, не лезть в его государственные дела. Однако Александра Федоровна, жена Николая II, очевидно, была плохо воспитана. Чистокровная немка, она усиленно «помогала» мужу управлять Россией. Известно, к чему это привело.
   – Ну, это единственное исключение из общего правила. Остальные императрицы не позволяли себе вмешательство в дела мужей. У них хватало и семейных забот. Скажем, жена Александра III, которую он очень любил и откровенно побаивался, была озабочена одной проблемой: как бы муженек не приложился втихую к бутылке. Его Величество был большой любитель водки выкушать. Он даже фляжку особенную изобрел, выгнутую по форме ноги: положил в карман брюк – и незаметно. Позднее предприимчивые люди наладили промышленный выпуск таких фляжек, имеющих и поныне большой спрос.
   
   Карош суп?
   – Вернемся к героине вашей последней книги. Что сделала для России Мария Федоровна, кроме того, что подарила двух императоров – Александра I и Николая I? Ведь жизнь ее была вовсе не сахар: с одной стороны, психически неуравновешенный муж, с другой – суровая свекровь. С трудом верится, но Екатерина II фактически лишила ее радостей материнства. Как только в семье Павла рождался ребенок, бабка отбирала его и воспитывала по своему усмотрению.

   – Мария Федоровна сделала для России очень много. Кроме того что она была прекрасно воспитана, глубоко ответственна, она была и очень добрым человеком. И нашла себе нишу в соответствии со своим характером – благотворительность. После гибели Павла она прожила еще 28 лет, пользуясь большой любовью своих детей, предоставивших ей почти неограниченные материальные возможности, покровительствовала художникам и архитекторам.
   Так, она открыла для России Воронихина и Росси. Именно в благотворительности раскрылся ее талант. Она отдавалась этому со всей широтой своей души. Вплоть до того, что положила в банк огромный капитал на благотворительные нужды. Скажем, она основала в Павловске школу для глухонемых детей, которая и сейчас существует. Она открыла огромное количество приютов для престарелых, детских воспитательных домов, несколько институтов для благородных девиц, построила очень много больниц. Характерный факт: в исторических исследованиях, изданных при советской власти, при упоминании Марии Федоровны подчеркивалось с эдаким негативным оттенком, как она пришла в Царскосельский лицей и спросила с немецким акцентом: «Карош суп?» Это преподносилось как лицемерие. Ну какое же тут лицемерие: ведь она пришла к детям, оторванным от отчего дома, и естественно поинтересовалась, как им живется, как их кормят. Мария Федоровна подняла благотворительность на такую высоту, которую ни до нее, ни после никто не сумел достичь. Я была потрясена, когда недавно узнала, что в нынешнем пятимиллионном Петербурге в двадцать раз меньше приютов, больниц и других благотворительных заведений, чем в полуторамиллионном в начале прошлого столетия. Прав Карамзин, сказавший, что Мария Федоровна недостаточно была оценена при жизни, но ее оценят потомки.
   – Неужели у такой очаровательной женщины не было недругов? Ведь она распоряжалась такими деньгами, а значит, должны были быть недовольные, которым мало досталось.
   – Недовольные, наверное, были. Но был и враг, причем вовсе не из-за денег. Как известно, Александр I был в очень плохих отношениях со своей женой Елизаветой Алексеевной. И Мария Федоровна враждовала с ней. Это не была обычная неприязнь свекрови и невестки. Это была вражда напоказ: во время торжественных выходов Мария Федоровна возглавляла шествие под руку с Александром, а Елизавета Алексеевна плелась где-то в задних рядах. Но вдруг, за несколько дней до того, как Александр умер в Таганроге, жена примчалась к нему принять последний вздох. Будто предчувствовала. Но Мария Федоровна так и не примирилась с ней. Для такой вражды нужны очень серьезные основания. Современники так и не разгадали эту тайну.

Автор: Альберт ВАЛЕНТИНОВ

Источник: http://www.vmdaily.ru/article.php?aid=31818
Дата: 10.03.2007
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ