Международный институт генеалогических исследований
Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Поучения кардинала

12.09.2008

В «Политическом завещании» Ришелье есть советы о том, как управлять государством, заботиться о репутации, награждать и карать

Кардинал Ришелье усилил королевскую власть, создал мощную армию, укрепил экономику страны, основал Французскую академию. Именно при нем французский начал играть роль языка общения европейской аристократии. Благодаря Александру Дюма и бесчисленным экранизациям «Трех мушкетеров», Ришелье стал также персонажем масс­культуры, поэтому любой книге, на обложке которой значится имя великого кардинала, обеспечено внимание публики. А сейчас Ришелье, можно сказать, входит в моду. Одновременно с «Политическим завещанием» вышло и другое его сочинение — «Мемуары». Но «Политическое завещание» — книга, пожалуй, более актуальная, потому что показывает кардинала «в деле». А делом его было реформирование всей государственной машины, создание централизованной Франции. Вот он и объясняет королю Людовику XIII (которому «Завещание» адресовано), а заодно и потомкам, как именно нужно управлять страной.

«Все политики сходятся во мнении, что если бы народ жил в слишком большом достатке, то было бы невозможно держать его в повиновении. Народ следует сравнить с мулом, который, привыкнув к своей ноше, портится от продолжительного отдыха сильнее, чем от работы». Обычно тексты больших государственных мужей не отличаются прозрачностью: дипломат на то и дипломат, чтобы лишнего не говорить. Но в политическом трактате Ришелье попадаются вещи на редкость откровенные. «Непрерывные переговоры, проводимые открыто и тайно повсюду, даже там, где нель­зя добиться немедленных успехов, а те, что могут ожидаться в будущем, не очевидны, есть вещь необходимейшая для благополучия государств» — кто бы стал спорить?! «Репутация безусловно необходима правителям, потому что тот государь, о котором сложилось доброе мнение, может одним своим именем добиться большего, чем менее уважаемые — своими армиями» — опять нельзя не согласиться. Как и с той строгостью, с какой Ришелье судит собственный народ, больше того, собственное сословие — французское дворянство; он бичует его за трусость и легкомыслие и напоминает, что при таких собственных кадрах иностранцы для армии — острая необходимость. Кардинал вообще смотрел на людей трезво («Во всяком сообществе гораздо больше плохих людей, чем хороших»), не обольщался, но искал способы эту злонравную человеческую природу обуздывать.

«Народ следует сравнить с мулом, который, привыкнув к своей ноше, портится от продолжительного отдыха сильнее, чем от работы»

Конечно, в определенном смысле реальность скучнее вымысла. Настоящий Ришелье мало похож на идеального злодея, каким он изображен у Дюма, и при беглом просмотре «Политическое завещание» может показаться сборником отвлеченных занудных поучений. Но стоит вчитаться повнимательнее, и окажется, что текст этот очень личный и довольно-таки страшный. «Я отдаю приоритет наказанию перед наградой, ибо если бы пришлось отказаться от одного или другого, то лучше было бы обойтись без награды, чем без наказания». А государственные интересы, разумеется, должны стоять неизмеримо выше частных. В общем, шутки шутить кардинал Ришелье расположен не был. Получается, что Дюма был не во всем неправ.

Источник: http://friday.vedomosti.ru/article.shtml?2008/09/12/13531