Богатство обязывает

Что оставили Москве Рябушинские

Анна Петросова
Специально для Столетия
01 марта 2007 | 15:59

Династия знаменитых предпринимателей Рябушинских вызывала одинаковую неприязнь и у императора, и у вождя большевиков. Николая II травмировала "предпринимательская левизна" Павла Рябушинского, а Ленин одним из первых "внес" его имя в списки "врагов народа". Теперь в Москве проживает только один прямой потомок этой именитой династии - Николай Рябушинский-Толоконников, который выжил благодаря фамилии Толоконников, заслугам своего отца, известного танкиста, который никогда не говорил сыну о своем происхождении. Николай узнал о знаменитых предках только после смерти отца по рассказам матери.

"Убыточная" фабрика



Основатель фамильного дела Михаил Яковлевич пришел в Москву в 1802 году. Он начал работать в ветошном ряду мальчиком на побегушках. И настолько преуспел, что стал купцом, завел несколько ткацких мануфактур в Москве и Калужской губернии, а после себя оставил колоссальную сумму в 2 миллиона рублей (по тем временам за 3 с полтиной можно было приобрести сапоги).

Суровый истовый старообрядец (в 1820 году вступил в сообщество Рогожского кладбища — московской твердыни старообрядчества "поповщинского толка"), носивший простонародный кафтан, и сам в качестве "мастера" работавший на своих мануфактурах, Михаил Яковлевич заложил основу будущего процветания семейства.

После его смерти сын Павел купил "убыточную" фабрику за 268 тысяч рублей в Тверской губернии недалеко от Вышнего Волочка (продав при этом все мануфактуры). Перевел ее на механическое производство с использованием паровых двигателей. Тогда переоборудование стоило дороже, чем приобретение нового предприятия "на ходу". Построил еще несколько предприятий, и его стараниям вышневолоцкие фабрики стали заметной величиной российской хлопчатобумажной промышленности. В наследство своим сыновьям Павел Михайлович оставил 20 миллионов рублей.

После смерти Павла Михайловича во главе фамилии стал Павел Павлович. В делах ему помогали Сергей, Степан, Владимир и Михаил. Современников поражала особенность всей семьи: внутренняя дисциплина. Не только в делах банковских, но и общественных, каждому было отведено свое место по установленному рангу, и "на первом месте был старший брат, с коим другие считались и в известном смысле подчинялись ему".

Рябушинские всегда придерживались девиза: "Все для дела и ничего для себя". А дело Рябушинских процветало. Банк, который отстроили на Биржевой площади в Москве, пользовался особой популярностью.
На мировом рынке льна Рябушинские были монополистами (экспортировали хлопок за границу без привычной для России зависимости от иностранцев).


Братья учредили Товарищество Московского автомобильного завода - АМО (ныне ЗИЛ), на котором предполагали наладить производство грузовиков по лицензии итальянской фирмы "Фиат". Однако октябрьские события 1917 года отодвинули пуск завода… И уже советская власть воспользовалась помещениями и оборудованием.

Московские миллионеры приобрели крупный лесопильный завод в Архангельской губернии. Примеривались они и к разработке нефтяных месторождений в районе Ухты.

Известно, что состояние Павла Павловича к 1916 году оценивалось в 4,3 миллиона рублей, а годовой доход равнялся 326 913 рублям 35 копейкам (тогда годовое жалование самых высокопоставленных царских сановников не превышало 25-30 тысяч рублей). Одаренный коммерсант, незаурядная личность, он, в конце концов, сделал своим основным жизненным кредо политику. Издавал "Народную газету" и "Утро", на страницах которых критиковал дела "власть предержащих". Газеты Рябушинского закрывали. Так остановили деятельность "Утра" за фельетон на Столыпина под названием "Диктатор Иванов-16-й", а самого миллионера-издателя выслали на время из Москвы. Позднее ему удалось вернуться в столицу, его избрали в IV Госдуму, где он стал одним из главных экономических экспертов. Издавал известную на всю страну газету "Утро России". В годы мировой войны политическая деятельность Павла Рябушинского достигла апогея. Он выступал инициатором создания военно-промышленных комитетов - органов мобилизации частной промышленности на нужды войны.

Именно Павлу принадлежит выражение - "Богатство обязывает". И Рябушинские все (каждый по-своему) доказывали этот постулат.

Коллекционеры



Семейной чертой семьи миллионеров была тяга к коллекционированию. Степан Рябушинский владел одной из лучших коллекций старообрядческих икон, организовал старообрядческий институт, где готовились староверы-священники и учителя, основал журнал "Русская икона". Для Степана на Малой Никитской отстроил великолепный особняк (на фото) именитый архитектор Шехтель. Там Рябушинский, глубоко религиозный человек, устроил старообрядческую "моленную", где было множество древнерусских икон.

На их поиски он посылал в самые глухие районы России скупщиков, нередко спасавших шедевры от гибели. Едва ли не первым Степан применил последовательную, полную расчистку икон от поздних записей, выполняемую опытными реставраторами. Фабриканта избрали почетным членом Московского Археологического института. Со временем его коллекция включала десятки раритетов, в том числе таких, как "Богоматерь Одигитрия Смоленская" (вторая половина XIII века), новгородские "Рождество Богоматери" и "Архангел Михаил" (XIV век). Собиратель планировал создать на основе коллекции Музей иконы, но, к сожалению, не успел. Первая мировая война и революция помешали планам мецената.

После революции Степану, как и большинству представителей семейства, пришлось покинуть Москву. Часть его собрания обнаружили на даче у брата Николая. Из здания, предназначенного для Музея иконы, в 1918 году вывезли 128 шедевров, а множество икон, как "не имеющих художественной ценности", отдали обитателям дома или свалили в подвале. К счастью, большинство шедевров уцелело и в настоящее время они находятся в Третьяковской галерее и Историческом музее. А особняк Степана отдали Максиму Горькому, здесь писатель, вернувшись в СССР, провел последние годы жизни.

Недалеко от особняка Степана Рябушинского находилось еще одно творение Шехтеля. Готический замок, расписанный Врубелем, возведенный для Саввы Морозова. Его и купил Михаил Рябушинский. Он, как и Степан, был страстным коллекционером. В его особняке и нашли в 1924 году бесценные сокровища: 40 картин русских мастеров Брюллова, Тропинина, Репина, Серова, Врубеля, Бакста, Кустодиева, 80 акварелей русских и европейских мастеров XIX - начала XX века, творения французских живописцев Изабэ, Моне, Тулуз-Латрека, Ропса, мраморный бюст Виктора Гюго работы Родена, коллекцию восточной мелкой пластики и фарфора, старинные манускриты.
Покидая в 1918 году Москву, Михаил (рассчитывая на скорое возвращение) укрыл основную часть своего собрания (остальные раритеты национализировало Советское государство) в потайной комнате.


После того, как тайник обнаружили, извлеченные оттуда произведения искусства передали в музейный фонд.

Рябушинские большое внимание уделяли науке. Самый младший из братьев Федор, спонсировал крупнейшую научную экспедицию на Камчатку. Затраченные им 200 тысяч рублей сторицей вернулись в виде богатейших коллекций минералов и растений, привезенных в Москву. Молодой меценат вынашивал план еще нескольких экспедиций в Сибирь, но в 25 лет умер от туберкулеза.

Другой брат, Дмитрий, был признанным во всем мире ученым. Именно он заложил основы аэродинамики у себя в имении, еще будучи студентом МГУ создал лабораторию, где использовал аэродинамическую трубу. Со временем Дмитрий за свой счет основал первый в мире научно-исследовательский аэродинамический институт, который располагался в Кучино (имении Рябушинских).

После Октябрьской революции Дмитрий Рябушинский отправил жену и дочерей за границу, а сам остался, пытаясь сберечь свое детище. Он добился национализации института. Заведывание им было поручено Рябушинскому. Однако осенью 1918 Дмитрия арестовали. Чудом оставшись в живых, в декабре того же года он уехал в Данию, затем поселился в Париже. А Кучинский аэродинамический институт со временем переименовали в Московский институт космической физики. Позднее он влился во вновь созданный Государственный научно-исследовательский геофизический институт.

Во Франции Дмитрий Рябушинский получил ученую степень доктора наук и был избран членом-корреспондентом Парижской академии наук. Несмотря на лавры и признание, Дмитрий Павлович так и не принял французского гражданства и до конца жизни сохранил паспорт русского эмигранта, хотя на международных конгрессах представлял французскую науку и высшую школу (он состоял членом Лондонского Королевского института, Аэронавтического научного института в Нью-Йорке, Французского математического общества).
Все свое свободное время Рябушинский посвящал сохранению русских ценностей за рубежом: до последних дней жизни просматривал безнадзорные архивы распадающихся русских семей и отбирал ценные материалы для передачи их в надежные архивы.


В мае 1954-го в Сорбонне торжественно отпраздновали 50-летний юбилей научной деятельности Pябушинского, на котором присутствовали ученые из многих стран. Французы выпустили юбилейный сборник с научными статьями его друзей и учеников. Дмитрий Павлович опубликовал свыше 200 научных работ, посвященных аэродинамике, астрофизике, сверхзвуковой динамике, геометрии, гидродинамике, математике и теоретической физике!

А в СССР имя талантливого ученого свыше полувека было под запретом. Даже некролог Рябушинского, опубликованный в 1962 году в Докладах Парижской академии наук, изъяла цензура из печатавшегося тогда в СССР репринтного издания этого журнала. Правда позднее, уже после распада Союза, у нас вспомнили имя выдающегося русского ученого и даже отпраздновали 90-летие основания Кучинского института.

За что бы ни взялись Рябушинские, везде они добивались успеха. Но судьба была к ним немилосердна. В 1918 году большинство членов семьи покинули страну. Революция лишила их Родины и разбросала по миру. Эмиграция, изгнание были наиболее естественным выходом для людей с такой фамилией. В Москве из всего многочисленного рода остались две сестры — Надежда и Александра Павловны (последняя была замужем за Алексеевым, племянником Станиславского). До середины 1920-х годов они жили в фамильном доме, даже вели переписку с братьями-эмигрантами, а затем сестер постигла участь всех "бывших": дни свои они закончили на Соловках.
Источник: http://www.stoletie.ru/minuvshee/070301155957.html
Дата: 02.03.2007
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ