Международный институт генеалогических исследований
Карта сайта Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Михаил Саакашвили. Путь к власти

14.08.2008

Михаил Николозович (так более правильно, хотя сам Саакашвили предпочитает, чтобы его называли Николаевич, или еще проще - Миша, или Михо) родился в Тбилиси 21 декабря 1967 года. В этот же день, но в 1879 году, родился другой великий сын грузинского народа - Иосиф Сталин, и Миша с детства гордился этим совпадением. Двумя днями и месяцем позже, 23 января 1968 года, родилась будущая спутница жизни Миши - очаровательная голландка Сандра, но празднуют дни рождения любящие супруги вместе.

Родился Миша в хорошей, интеллигентной семье. Отец - Николоз Саакашвили - известный тбилисский доктор, правда, ушел он от матери к другой еще до рождения сына. Мать - Гиули Аласания - профессор, историк. Дедушка - офицер НКВД/КГБ Грузии.

Родовая фамилия - Саакашвили - явно выдает армянское происхождение его носителя, первоначально фамилия звучала как Саакян. Материнский род - Аласания, кстати, также армянского происхождения. Сотрудники североосетинского издания «Молодежь Осетии» раскопали, правда, факт, что в жилах Саакашвили-отца течет и изрядная доля осетинской крови. Сам Саакашвили идентифицирует себя как грузин-менгрел.

Мама Саакашвили имела репутацию хорошего специалиста по истории средневековой Грузии, хотя никакими самостоятельными трудами-исследованиями себя не прославила. Имя в научных кругах сделала на добросовестных переводах и редакционном комментарии многочисленных турецких (туркоязычных) источников, касающихся истории Грузии того периода. В смутные годы перестройки и распада СССР когда доктор Аласания начала переводить и публиковать умело составленные цитатники, доказывающие, например, исконность вхождения Абхазии в состав грузинских княжеств и тому подобное. Но опять-таки уличить ее в чем-то противоправном было трудно, писали все это средневековые турки, она только переводила и тиражировала.

Спустя некоторое время после развода с отцом Михаила мать повторно вышла замуж - также за интеллигента, профессора-физиолога, но с ним у Миши доверительных отношений не сложилось. Отчим оказался редкостным занудой и в ответ на робкие шалости в общем-то послушного и неповоротливого мальчугана нередко опускался до крепкого подзатыльника, даром что профессор.

Кассир «порнокинотеатра»

Театральная компания, в которую вошел Михаил, оказалась состоящей из «сынков», или, как их тогда называли вслед за популярной песенкой «ДДТ», «мальчиков-мажоров». О достатке «компании» говорит хотя бы тот факт, что у одного из приятелей была собственная кинокамера и видеомагнитофон (это в середине-то 80-х!). Ребятки развлекались тем, что снимали на видео любительские кинофильмы. Одна лента оказалась даже в несколько серий, с продолжениями, в основу сюжета лег мафиозный сериал «Спрут». Но что любопытно, в юношеско-грузинском римейке никакого честного капитана Каттани не было, сценарий был построен и крутился вокруг соперничества двух мафиозных кланов, которые беспощадно истребляли друг друга. Миша играл роль, прообразом которой являлся «спрутовский» адвокат Таразини - хитрый и коварный «разводящий» спорных дел. Знаковый выбор на роль.

Распалась команда в одночасье и достаточно скандально по банальной причине - подростки догадались, что кинокамера и видик могут быть не только игрушкой, но и источником весьма неплохого приработка. На квартире одного из компаньонов, родители которого находились в длительной дипломатической командировке, они оборудовали неформальный кинозал, пускали по 10-15 человек одноклассников, школьных знакомых - за 1 рубль в сеанс крутили закупленные родителями ужастики, боевики, «каратешные колотушки», а также выкраденную у родителей порнушку. За последнюю брали по двойному тарифу.

Репертуара не хватало. Тогда они стали снимать, а затем показывать домашние Х-фильмы со своими же сверстницами. По просьбе особо приближенных «клиентов» делали с лент копии, а те в свою очередь копировали уже их. Так продолжалось до тех пор, пока отец одной из девиц в одном из эпизодов не узнал свою дочь.

Скандал грянул громкий. Отец девушки тоже был не последний человек, жертве-героине киноленты не было 18, другим вскоре опознанным подружкам - тоже, легко опознали и партнеров из мужской половины киногруппы.

Посадить никого не посадили, но технику изъяли и конкретно всыпали. Разобрались по-грузински, по-свойски, по-семейному.

Отцы девиц зверски выпороли всю компанию. Досталось на орехи и Мише. Хотя перепало ему все же меньше других - в кадре он не засветился, работал больше по части сценария и на кассе.

Великое дело - блат

Перед замазавшимся в «порноскандале» круглым отличником Мишей Саакашвили оказались наглухо закрыты двери лучших домов Тбилиси. Несмотря на обширные связи в вузовской среде, мать-профессор не решилась даже попробовать устроить сына в Тбилисский госуниверситет на самые престижные юрфак, филфак или истфак, как ранее задумывалось. Проштрафившегося сынулю надо было срочно определять куда-то в другое место, в идеале - в другую республику.

Тут на помощь пришел родной брат матери Тимур Аласания, который в то время был не последним чиновником в карликовом грузинском МИДе. У дяди были знакомства и друзья в аналогичном ведомстве Украины. Во сколько обошлось определение племянничка в Институт международных отношений Киевского университета им. Шевченко, история умалчивает. Вуз этот был не столько престижным по уровню обучения, сколько «блатным», особенно по масштабам Украины.

Для того чтобы попасть в него, пришлось добыть целевое направление от имени грузинского МИДа и успешно согласовать его кандидатуру в райкоме и горкоме партии - абитуриентов «с улицы» заворачивали еще на этапе подачи документов.

На экзамене, а Миша как отличник сдавал только один профильный и по получении пятерки сразу зачислялся, дядя подстраховался. По имеющейся информации, к поступлению Саакашвили приложил руку тогдашний зам. главы украинского МИДа Геннадий Удовенко - приятель дяди по шашлыкам и веселому времяпрепровождению в Тбилиси. Сам Геннадий Иосифович Удовенко, в 1999 году после загадочной гибели в автокатастрофе признанного вождя националистов В. Черновила возглавивший Народный рух Украины, а на выборах 2002 года был номером три в блоке Ющенко «Наша Украина», кстати, тоже окончил этот вуз.

Отдельного упоминания достоин и «крестный отец» Мишиной карьеры дядя Тимур. Он и сегодня весьма влиятельная, хотя и теневая фигура грузинской политики. С обретением Грузией независимости и началом хаоса в стране дядя не без помощи влиятельных друзей и покровителей перебрался на работу в Нью-Йорк в штаб-квартиру Организации Объединенных Наций. Сначала числился там мелким клерком в Комитете по разоружению, но постепенно пробился «в люди» и занял достаточно влиятельный пост старшего советника секретариата ООН, считается едва ли не ведущим специалистом по вопросам транспорта вообще и транспортного транзита в частности.

Сегодня, как говорят, дядя является неформальным лоббистом Мишиных интересов в США и посредником при всевозможных конфиденциальных переговорах и передаче денег.

Темные пятна

Именно в студенческие годы появляются в биографии Миши новые темные пятнышки.

Давайте посчитаем: школу Саакашвили окончил в 1984 году и сразу поступил в институт, который успешно окончил по кафедре международного права профессора В. Буткевича в 1992 году, срок обучения - 5 лет.

Где потерялись три года, куда выпали?

Мишу, если так можно выразиться, настигло прошлое. Уже на первом курсе, прямо перед второй сессией, его исключили из комсомола. Миша уверяет, что «за политику», но говорит об этом крайне туманно, якобы участвовал в каком-то движении (названия не упоминает), распространял какие-то диссидентские издания.

Но если бы дело было в «политике», то Мишу бы непременно поперли не только из комсомола, но и из института. Так что все было банальнее и проще. В институт поступила сначала анонимка, а потом и вполне официальное письмо одной из жертв тбилисского «видео-порноскандала» с просьбой разобраться с нечистоплотным и аморальным студентом Саакашвили. Миша на институтском комсомольском бюро отчаянно оправдывался, все отрицал, мамой клялся, что ни в чем не виноват, но вердикт был суров: красную книжицу члена ВЛКСМ отобрали, что фактически ставило крест на всей дальнейшей карьере. Впереди реально замаячило и отчисление из вуза.

Надо помнить, что шел тогда 1985-1986 год, и Горбачев только собирался осчастливить советский народ перестройкой. Либерализмом конца 1980-х еще и не пахло.

И тогда дядя Тимур подсказал выход: позор надо смыть службой в армии. В институте была военная кафедра, переводчиков берегли и в солдаты не брали. Миша сам написал заявление и пошел в армию совершенно добровольно.

Позже о своем исключении из комсомола Саакашвили стал говорить чуть ли не с гордостью. Однако в студенческие годы, судя по всему, образ жертвы тоталитаризма его привлекал не очень. Попытки вернуть комсомольский билет увенчались успехом лишь во время армейской службы, там же, по требующим проверки сведениям, вступил ефрейтор Саакашвили и кандидатом в члены партии. Впрочем, в начале 90-х это уже не имело никакого значения, и после развала СССР свою кандидатскую карточку Миша тихо сжег.

Спец по дембельским альбомам

Как всякий вуз, готовивший работников, связанных с работой за границей, Киевский ИМО был под колпаком КГБ, и служить его определили по ведомственному профилю - в погранвойска КГБ СССР.

Придя к власти, Миша появился на одном из заседаний Кабинета министров в военно-полевой «камуфляжке» и, поставив стоймя всех министров, не служивших в армии, приказал срочно отправить их на месячные военные сборы. Все это, как водится, перед телекамерами и фотообъективами. Не забыл Саакашвили напомнить и о своей «героицкой» военной карьере.

Справедливости ради стоит отметить, что на сей раз Михаил не лукавил - он действительно носил зеленую фуражку и погоны со скупыми инициалами ПВ - прослужил он всю срочную писарем в штабе одного из погранотрядов на полюбившейся Украине: рисовал стенгазету, помогал дембелям оформлять дембельские альбомы - у Мишико красивый почерк с характерными для грузинского алфавита многочисленными вензельками и завитушками. Успел Миша повыступать и в пограничной самодеятельности. Восстановившись в комсомоле, активничал - избирался в комитет комсомола части, вел политинформации... На том служба и кончилась.

После армии возмужавшего и полностью реабилитированного комсомольца и активиста гостеприимно принял родной вуз - «отличник, комсомолец, спортсмен и просто красавец» (как написала о нем одна современная украинская журналистка) Миша Саакашвили продолжил учебу в КИМО.

Как Саакашвили с собой соревновался

По окончании вуза Михаил еще на несколько месяцев угодил в армию - теперь уже офицером, а потом перебрался на родину - устроился работать юристом-консультантом в созданный по инициативе «диссидентского» президента Гамсахурдии Госкомитет Грузии по защите прав человека.

Настоящий политик должен быть всегда вместе с народом. Но на первом митинге, где Михаил пробовал выступить, его просто освистали и согнали с трибуны, на втором еще и в глаз дали. Больше на митинги Саакашвили не ходил, записываться в какую-либо партию рядовым членом тоже не стал, а на более ответственные посты его никто не приглашал.

Обиженный, в очередной раз никем не понятый и никому не нужный Миша как за спасительную соломинку ухватился за очередное предложение дяди Тимура поучаствовать в конкурсе на грантовое обучение в находящемся в Страсбуре (Франция) Международном институте по правам человека.

Соперников в конкурсе на грант у Миши не оказалось - не до этого было в то время в Грузии, и Саакашвили, получив подтверждение о своей победе, собрал чемодан и в конце того же 1992 года отбыл из бурлящего Тбилиси в тихий и спокойный Эльзас.

В 1993 году, едва подержав в руках диплом Страсбурского института, удостоился стипендии Конгресса США на обучение в Колумбийском университете (Нью-Йорк), где получил в 1994 г. степень магистра права (еще раз спасибо дяде Тимуру). Ранее в этом вузе, имевшем дурную славу вербовочной базы американского ЦРУ, прошли подготовку такие знатные советские «деятели», как Александр Яковлев и Олег Калугин. В 1995 году он получил степень доктора в Университете Дж. Вашингтона (Вашингтон, округ Колумбия). Затем стажировался в Академии европейского права во Флоренции и в Гаагской академии международного права (Голландия).

В Голландии Миша встретил Сандру Рулофс (она же Сандра Эдуардовна Рулофски, или Руловски). Во всех официальных биографиях супругу Саакашвили называют голландкой, хотя голландским у нее является только базовое гражданство - ее отец-еврей эмигрировал в Голландию из Чехии. Мать Сандры, по одним данным, еврейка польская, по другим - голландская.

Надо сказать, что супруга Саакашвили не только активно участвовала в пиар-акциях мужа, но и консультировала иностранных бизнесменов (преимущественно связанных с проектом нефтепровода Баку - Тбилиси - Джейхан).

Американские учителя

После учения Миша устроился сначала в Норвежский институт прав человека в Осло, а потом перебрался ближе к дяде в Нью-Йорк, где был мелким клерком в штате юридической фирмы Patterson, Belknap, Webb & Tyler.

Некоторые утверждают, что данная контора была совершенно заштатной, каких в одном Нью-Йорке (даже в одном Манхэттене) - тысячи и десятки тысяч, а таких специалистов, как Миша, и вовсе сотни тысяч. Официальные биографы, напротив, характеризуют это место работы Миши в превосходных степенях - солиднейшая фирма, входящая в десятку крупнейших аналогичных контор всей Америки, основана еще в 1919 году, с широким кругом VIP-клиентов и опытом работы на всех континентах. На самом деле правда находится где-то посередине. Саакашвили занимал весьма скромные должности, но упомянутую фирму (правильнее называть ее даже не юридической фирмой, а адвокатской конторой) считать «серенькой мышкой» никак нельзя. Patterson, Belknap, Webb & Tyler давно и успешно специализируются на правовом обеспечении деятельности солидных американских компаний в так называемых «рисковых» странах, таких, например, как Сьерра-Леоне, Заир.

С начала 1990-х Patterson имела офис в Москве (ул. Конюшковская, 26, оф. 14). Контора входила в корпоративные члены Американской торговой палаты в России и активно работала на телекоммуникационном рынке, соприкасалась с такими акулами раннего российского капитализма, как Гусинский, Березовский и иже с ними. С ее помощью в Лас-Вегасе отмывались капиталы не одного десятка российских и эсэнгэшных олигархов.

Последним крупным «подвигом» Pattersonа в России стала осуществленная под ее юридическим прикрытием в 20022003 годах реорганизация холдинга ОАО «Связьинвест» - в нарушение ряда российских и даже американских законов раздробленного на 72 региональных оператора связи, объединенных в семь межрегиональных компаний. В результате российский бюджет недополучил налогов на несколько десятков миллионов долларов, а большинство акций всех семи региональных операторов перекочевали в американский банк J. P. Morgan.

Под крылышком

За все проекты Pattersonа в постсоветских странах отвечает некий Роберт Скотт Хортон. Именно он взял под свое крыло юного юриста-международника Мишу. О влиятельности и обширных связях Хортона, который любит прихвастнуть, что ногой открывает двери в президентские дворцы дюжины государств, говорит следующий факт: именно ему было доверено руководить одной из секций Евразийского экономического форума - 2000, прошедшего с большой помпой в Астане.

Чуть позже Хортон выступал в роли официального адвоката бежавшего в США майора службы безопасности Украины Николая Мельниченко, который вывез и передал своим новым хозяевам дискредитирующие украинское руководство аудиозаписи секретных совещаний у Кучмы (по убийству журналиста Гонгадзе, поставкам оружия в Ирак и массе других). Подлинность пленок украинскими властями была оспорена (Кучма признал, что голос его, но диалоги смонтированы и отредактированы). Но что удивительно, ни Мельниченко, ни его «защитник» и не стремились провести независимую экспертизу компромата. Главная задача была - вылить на Кучму ушат грязи, что и было сделано. Хортон же своим авторитетом ловко отмазал Мельниченко от украинского правосудия и придал вес скандалу.

Без Сороса не обошлось

Есть, правда, маленький нюансик: суточный гонорар Хортона - несколько тысяч долларов. Откуда у скромного украинского майора такие деньги? «Услуги» Хортона оплатили не просто анонимные благотворители - тут вопрос политический. Patterson давно и плотно связан с интересами ряда американских бизнесменов, «играющих» на рынках постсоветских государств, прежде всего с Соросом.

Именно отсюда и растут ноги как самого «пленочного» скандала, так и пиаровской акции по устранению Кучмы и передаче власти в Украине соросовскому ставленнику Ющенко.

Отсюда понятно, почему именно «солидная» Patterson, Belknap, Webb & Tyler - юридический партнер первоисточника грузинской «бархатной революции» - движения «Кмара» («Довольно»), которое и привело к власти в Грузии скромного ассистента мэтра Хортона Михаила Саакашвили.

Источник: http://www.d-pils.lv/news/2/314399