Международный институт генеалогических исследований
Карта сайта Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

От Риги до Берлина

26.07.2008

21 марта 2008 года "Известия" опубликовали рассказ нашего читателя Владимира Константинова "Пять колен на одной фотокарточке", присланный им на конкурс фамильных легенд, объявленный газетой в январе. Младенец, изображенный на снимке 1910 года, спустя 30 лет стал старшим лейтенантом ВВС - Всеволодом Смирновым. И с ним связана уже совсем другая семейная история.

Всем известно, что Ильюшин сконструировал Ил-2 как двухместный самолет, но Сталин приказал сделать его одноместным. Жизнь показала, что прав был генеральный конструктор, а не генеральный секретарь. По просьбе командования ВВС Верховный главнокомандующий приказал вернуться к старому варианту самолета. Но мало кто знает, что после принятия этого решения не только заводы начали выпускать двухместные Ил-2, но и в некоторых частях прямо на фронте производилась переделка одноместных машин на двухместные. Всеволод Васильевич был инициатором и главным участником таких переделок в своем полку. И получилось так, что при первом же испытательном полете в хвост к переделанному им Ил-2 пристроился какой-то "фриц". Скорее всего, немецкий летчик, увидав позади кабины одноместного самолета какое-то непонятное сооружение, решил поподробнее рассмотреть, что это такое. Твердо зная, что задняя полусфера у Ил-2 не защищена, он близко подошел к хвосту самолета, ну стрелок-радист и влепил ему прямо в лоб чуть ли не полный боезапас из крупнокалиберного пулемета.

Вскоре выяснилось, что в этом воздушном бою, который и боем толком назвать нельзя, был сбит не рядовой летчик, а какой-то знаменитый ас, чуть ли не близкий друг Геринга, с которым никак не могли справиться наши истребители. В результате экипаж, сбивший такого серьезного противника, и командир эскадрильи получили высокие правительственные награды, а Всеволод Васильевич получил орден Боевого Красного Знамени, что для технарей (в отличие от летчиков) было редкостью.

В течение всей войны, грубо нарушая требования особистов и рискуя своей карьерой, а возможно, и головой, Всеволод вел дневник. Сразу после окончания войны, еще будучи школьником, я читал эти мемуары, которые так и назывались "От Риги до Берлина". В частности, там было много рассказано о панике, развале и неразберихе в первые дни войны. Сейчас все это подробнейшим образом описано и в исторической, и в художественной литературе, а тогда было настоящим откровением.

Из всех наших бед, о которых я тогда узнал, пожалуй, что до сих пор не описана только одна. Перед самой войной началось перевооружение нашей авиации. Старое оружие, установленное на самолетах, заменялось новым. Перед 22 июня во многих частях старое вооружение с самолетов уже сняли, а новое еще не поставили. И большое число наших самолетов в первый же день войны было побито на аэродромах даже не потому, что они не успели взлететь, а потому, что взлетать было бесполезно: самолеты были безоружны. Впрочем, заканчивались мемуары в полном соответствии с тогдашними официальными представлениями: в конце говорилось о выдающейся роли тов. Сталина в нашей победе.

В свое время Всеволод посылал эти мемуары Константину Симонову, как раз тогда, когда из печати вышел роман "Живые и мертвые". К. Симонов вернул мемуары с благодарностью, а в сопроводительном письме написал, что мемуары очень интересные, но использовать их в своем творчестве он не сможет потому, что романов про авиацию писать не собирается. Ему бы и про пехоту, дай бог, успеть написать все, что он задумал. Потом, если не ошибаюсь, Всеволод послал эти мемуары в архив Министерства обороны.


Источник: http://www.izvestia.ru/hystory/article3118815/