Международный институт генеалогических исследований
Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Вскрылись «тройки» по рисованию. У Марка Шагала

14.07.2008
Вы держали когда–нибудь в руках старинный документ, которому века два, по крайней мере? А если и держали, то испытывали ли удивительное чувство приобщения к тайне и жгучее желание заглянуть в ту эпоху, когда был написан этот документ? Наверное, те, кто может подобное чувствовать, и идут в архивисты...


Во всяком случае, Национальный исторический архив Беларуси, в котором хранятся документы с XV по начало ХХ века, настоящая сокровищница для тех, кого волнуют загадки прошлого... И вид у него соответствующий: наверное, архитекторы здания, в котором с 1996 года располагается архив, представляли, что оно чем–то должно быть похоже на древнюю крепость, — массивные стены, красный кирпич...


— Наш архив — это историческая память Беларуси, — говорит директор Алла Голубович (на снимке). — За его многовековую историю — да, да, я не оговорилась, — документы побывали в хранилищах учреждений Великого княжества Литовского, Речи Посполитой, Российской империи... Мы отмечаем юбилей, отсчитывая с 1938 года, когда был создан Центральный государственный исторический архив БССР. Но в 1919 году исторический архив уже существовал в Могилеве... А если вспомнить, что самый древний документ, который у нас хранится, датирован 1391 годом, то нам уже более 617 лет. Этот документ — привилей князей Корьетовичей пану Гринько. За верную службу ему жаловали земли. Есть и еще варианты... Если исходить из того, что мы храним документы рода князей Радзивиллов из Несвижского архива, который был создан в 1551 году, то нам уже за 457 лет... А если отсчитывать от создания государственного архива по приказу российского императора Николая I, то нам 147... За это время, конечно, многие документы были утеряны. Большой ущерб нанесла последняя война, когда архив находился в Могилеве. Часть документов эвакуировали, часть — не успели. И когда Могилев в 1944 году был освобожден, в архиве оставалось всего 44 дела. Поэтому сотрудники сразу же занялись проблемой реэвакуации, возвращения утраченного. В настоящее время мы храним у себя более 1 млн. 200 тыс. дел.


— Конечно, прежде всего возникает вопрос о самых любопытных документах...


— Бесценными для нас являются материалы, касающиеся известных писателей, поэтов, композиторов, художников... Якуба Коласа, Янки Купалы, Максима Богдановича, Адама Мицкевича, Валентия Ваньковича, Станислава Монюшко... Очень волнующе разбирать материалы, касающиеся восстаний 1830 и 1863 годов. Какие открываются судьбы! Многие повстанцы были расстреляны, многие сосланы в Сибирь, на каторгу. И их жены, невесты повторили судьбу жен декабристов. Пушкин свою повесть «Дубровский» написал на основании документов, хранящихся сейчас у нас, о розыске помещика Павла Островского, повстанца 1830 года. Хранится у нас актовая книга Дрогичинского земского суда за 1416 год, купчая грамота королевского дворянина В.Н.Бранца О.В.Костюшкевичу на часть земель в имениях Мочуль, Рамель, Переходичи Пинского повета от 7 мая 1514 года и многое другое. А разве не раритеты — привилеи на Магдебургское право Несвижу и Мозырю?


— И часто случаются открытия?


— Конечно, все время ждешь какую–то находку... Но иногда находишь там, где не гадал. Казалось бы, что нового можно узнать о Марке Шагале? Но несколько лет назад был обнаружен его дневник периода, когда будущий художник учился в витебской школе. Интересно, что по рисованию у него стояла «тройка». В актовых книгах XV — XVIII веков были обнаружены сведения о многих известных в Беларуси людях. Например, о Василии Тяпинском, о последней представительнице рода князей Олельковичей Софье Олелькович, слуцкой княгине. О дипломате и писателе Гелияше Пельгримовском, о котором вообще мало кто слышал...


— В последнее время многие интересуются своими родословными... Обращаются ли к вам за помощью?


— И довольно часто. Катаклизмы, которые прошлись по территории Беларуси, привели к тому, что были оборваны родственные и семейные связи. Вот и пытаются люди с помощью архива восстановить свой род. Кто–то самостоятельно работает в читальном зале, кто–то обращается за помощью к нашим специалистам. Чтобы ускорить работу по нахождению интересующих нас сведений, архив начал создавать базы данных — «Радавод» и «Беларуская шляхта». Документы, хранящиеся в архиве, открыты всем. У нас нет секретного делопроизводства. Было кое–что до перестройки — в основном это касалось документов жандармских управлений. На основании хранящихся материалов архив готовит и издает сборники, справочники... Участвует в международных проектах, например в проекте ЮНЕСКО «Виртуальная реконструкция архива рода князей Радзивиллов». К юбилею издали сборник «Скарбнiцы дакументальнай спадчыны». Основная задача архива — обеспечить сохранность документов и их использование. То есть донести до людей историю их страны. И нужно сказать, что ни одна реставрация памятников культуры Беларуси не обошлась без документов архива. Софийский собор в Полоцке, костел Святого Роха на Золотой Горке в Минске, дворцы Огиньского и князей Радзивиллов, планы восстановления исторических центров белорусских городов... Мы — хранители истории... Наш архив — не комплектующийся. Единственное, что сейчас принимаем, — метрические книги церквей и костелов, находящиеся в архивах ЗАГСов, а также документы по истории Беларуси из других архивов и от частных лиц. Мы готовы помочь каждому, кто хочет прикоснуться к белорусской истории.

Источник: http://sb.by/post/70175/