Международный институт генеалогических исследований
Карта сайта Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Особо почетная дюжина

15.06.2008

В год 15-летия Московской думы мы продолжаем вспоминать историю столичного парламентаризма. Рассказ о деятельности дореволюционной городской думы был бы неполным без упоминания еще об одном ее начинании, забытом после революции 1917-го и возрожденном думой нынешней в 1997 году. Речь об учрежденном в 1866 году звании почетного гражданина города Москвы, которое присваивалось решением городской думы, а утверждалось рескриптом императора.

Чести стать почетными гражданами Москвы удостаивались до революции только самые избранные. Об исключительноcти звания можно судить хотя бы по тому, что за 52 года - с 1866 по 1917-й - таких избранников оказалась лишь дюжина.

Первым в истории города почетным гражданином Москвы стал московский городской голова ( по-нынешнему председатель городской думы) князь Александр Щербатов. На своем посту он отслужил шесть лет, а высокое звание получил за неустанный труд "на пользу столицы". При нем стабилизировалось финансовое положение в городе, был сооружен железный Бородинский мост и начались перестройки всех деревянных мостов; с одной из частных компаний город заключил 30-летний контракт на газовое освещение Москвы; были определены точные границы города. Тогда же начали действовать пять городских начальных училищ для девочек в отдаленных и бедных районах, а из городских средств стали учреждать стипендии в женских и мужских гимназиях и в Московском университете. При Щербатове было положено начало городской системе здравоохранения - приняла пациентов Первая детская больница Святого Владимира, построенная на муниципальные средства (князь до конца жизни оставался ее попечителем), а во время эпидемии тифа открылась Вторая городская больница. Но больше всего поражало воображение современников то, что свои полезные для города проекты городской голова доводил до ума весьма нетрадиционным способом: если не хватало казенных денег, он щедро тратил свои.

После Щербатова избранниками Москвы в номинации "деятельность с выдающимися результатами для города" стали еще два московских головы. Князь Владимир Голицын, при котором в Москве появились трамваи, ремесленные школы, город приобрел в собственность газовый завод и конно-железные дороги, был назван почетным москвичом в 1906 году, при выходе в отставку. К тому же Голицыну, по мнению коллег по депутатскому корпусу, удавалось высоко и независимо держать в своих руках знамя общественного самоуправления в печальную эпоху бюрократического самовластия. Москву он представлял с редким достоинством как перед администрацией, так и перед верховной властью.

Другого московского голову - Бориса Чичерина - от этой самой верховной власти даже пришлось защищать. Приговором, то есть решением думы, доктор права, философ и общественный деятель Борис Чичерин получил звание почетного гражданина Москвы 12 сентября 1883 года. Но месяц спустя из канцелярии министра внутренних дел в думу пришло письмо с сообщением - "приговор отменен" (считается, что причиной государева гнева стало слишком либеральное выступление профессора на коронации императора Александра Ш). Как ни удивительно, дума высокому приказу не подчинилась. А в 1904 году думцы даже повесили портрет опального головы рядом с другими изображениями почетных граждан в Большом зале заседаний городской думы.

Что касается больших столичных начальников, то высокого звания почетного гражданина Москвы удостоился (к 10-летию пребывания в должности) лишь один из них - московский генерал-губернатор Владимир Долгоруков, пользовавшийся большой популярностью у горожан, еще при его жизни переименовавших одну из московских улиц в Долгоруковскую.

Зато в рядах особо избранных москвичей оказались сразу трое выдающихся меценатов и благотворителей - братья Александр и Василий Бахрушины (они подарили городу приюты для бедных, больницы и ремесленные училища общей стоимостью в 2 700 000 рублей) и Павел Третьяков, один из двух основателей знаменитой художественной галереи (брат его Сергей не получил редкого звания только потому, что его присваивали исключительно ныне живущим, а Сергея Третьякова к моменту передачи городу богатейшего собрания живописи в живых уже не было). Если верить легенде, в 1893 году Павел Третьяков отказался от дворянства, которое ему хотел даровать царь после передачи галереи Москве. "Купцом родился, купцом и умру", - ответил он явившемуся с радостной вестью чиновнику.

Особое место в списке отмеченных Москвой занимает знаменитый хирург и ученый Николай Пирогов: он получил звание "за 50-летнее служение науке и человечеству".

В избранную дюжину также попали три иностранца: американец, англичанин и француз, возглавлявшие особые депутации, прибывшие в Россию после неудачного покушения Дмитрия Каракозова на жизнь императора Александра II, чтобы поздравить его с избавлением от опасности. И один крестьянин - Осип Комиссаров, житель Костромской губернии, оказавшийся в Летнем саду, когда там прогуливался император, и помешавший студенту Каракозову его убить. Царский спаситель удостоился не только звания почетного гражданина Москвы - он был пожалован потомственным дворянством, получил в дар дом в Петербурге и тысячу десятин земли в Петербургской губернии.

Источник: http://www.izvestia.ru/moscow/article3117246/