Главной забавой москвичей XVIII века была карточная игра

Для московского дворянства XVIII века, азарт был проверенным способом «разогреть кровь»

Для московского дворянства, пресыщенного разными забавами, азарт был проверенным способом «разогреть кровь». Именно поэтому в конце XVIII века так популярны в Москве были скачки, медвежья травля, петушиные и гусиные бои…
   Но главной забавой была карточная игра. Играли в основном в банк или штос, посвящая игре ночи напролет. Все попытки властей противостоять игре кончались неудачами, поскольку играли и те, кто должен был бороться с азартом.
   Но по-настоящему начальство беспокоили лишь шайки профессиональных «игроков», которые весьма основательно опустошали карманы московских кутил. Обнаружить их помог случай, произошедший в 1795 году в Сокольниках, во время традиционного «большого майского гулянья». Тогда подрались два с виду приличных господина: один обозвал другого мошенником, а тот бросился на него с кулаками. Буянов отвели к полицмейстеру, где один из них, представившийся дворянином Иевлевым, заявил, что бил подпоручика Волжина за то, что тот, заманив его к себе домой и напоив пьяным, вовлек в игру, в которой с помощью шулерских приемов обыграл его на 10 с лишком тысяч рублей! После такого заявления полицмейстер распорядился произвести на квартире Волжина обыск, в ходе которого отыскали несколько колод карт, ящик с золотыми часами, бриллиантовыми вещичками, а также множество векселей, закладных и ломбардных билетов, составлявших вместе с ассигнациями изрядную сумму в 159 тысяч рублей. Объяснить источник их происхождения подпоручик не сумел, а потому все ценности опечатали и отправили в Управу благочиния (полицейское управление), а самого Волжина по распоряжению московского главнокомандующего (так тогда назывался генерал-губернатор) Измайлова взяли под арест.
   Из показаний драчунов полиции стали известны адреса тайных игорных притонов Москвы. При этом арестованный Волжин показал, что в игорном доме господина Молимонова он видел чиновника Шатиновича, служившего прежде на московском почтамте, которого обвинили в краже 24 300 рублей, пересылавшихся через почтамт. Вора арестовали, но, не дождавшись допроса, Шатинович скоропостижно скончался, унеся с собой в могилу тайну пропавших денег – их так и не нашли. Между тем Измайлов пригласил к себе игроков, замеченных в посещении игорного дома Молимонова. Он расспросил их о Шатиновиче, и игроки сказали, что видели его, но в игре он участия не принимал, а потому ворованных денег они у него не выигрывали. Тогда Измайлов распорядился посадить всех под домашний арест! Оказавшись в западне, игроки посовещались (как они это делали, история умалчивает), скинулись и собрали те самые 24 300 рублей, тайну которых унес с собой в могилу Шатинович. А потом поднесли их московскому главнокомандующему, который немедленно распорядился снять караулы от их домов. Об одержанной победе Измайлов рапортовал в Санкт-Петербург, на что получил распоряжение передать деньги на почтамт, а заодно предоставить на высочайшее имя список содержателей московских игорных домов и их посетителей!
   Таким образом, московский главнокомандующий попал в неловкое положение: среди игроков было множество его добрых знакомых, подводить которых он не мог. Но и указание императора исполнять было нужно! Приходилось жертвовать малым. Измайлов явился ко двору с реестром игроков, в приложении к которому дал пояснение, что далеко не все люди, в нем упомянутые, отпетые преступники.
   По сведениям полиции, в Москве было 32 дома, где шла крупная игра, и в список игроков попали 72 человека, среди которых были и носители генеральских чинов, и крупные чиновники, и представители самых знатных фамилий... Но «виноватыми» Измайлов считал лишь тех, кто из игры сделал профессию, добывая картами средства к существованию.
   Их было всего пятеро: коллежский асессор Молимонов, «отрешенный от должности в почтамте, никакого имения не имеет, и единственное его занятие, приносящее доход, содержание квартиры, в которой собираются игроки»; секунд-майор Роштейн, «главнейший академик карточной игры»; наш знакомый подпоручик Афанасий Волжин, который «ни дому, ни какого имения в Москве ни в Московской губернии не имея, единственно упражняется в игре, от чего знатный капитал получил…» Еще два человека из списка: секретарь Лука Попов, о котором известно, что он «пропитание добывает карточной игрой», и второй драчун из Сокольников – Павел Иевлев. О нем было сказано: «Развратного поведения и игрок, за что из Санкт-Петербурга выслан, а ныне в московской палате уголовного суда за драку с подпоручиком Волжиным на полгода лишен чина и приговоренк заплате Волжину за бесчестье и увечье…»
   Всю пятерку, сделанную козлами отпущения, высочайшим рескриптом приказано было выслать в Вологодскую и Вятскую губернии, установив «наблюдение за их поведением». Кроме того, имена их были опубликованы в газетах, чтобы «добрые люди остерегались обмана с их стороны». Читали ли добрые люди газеты – неведомо, но игра в Москве и после этого случая продолжалась по-крупному…
   
Источник: http://www.vmdaily.ru/article.php?aid=55259
Дата: 31.03.2008
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ
НОВОЕ НА ФОРУМЕ