Международный институт генеалогических исследований
Карта сайта Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Савичевы умерли не все!

13.02.2007

Одним из доказательств злодеяний фашистов на печально известном Нюрнбергском процессе стал дневник 11-летней девочки из блокадного Ленинграда Тани Савичевой. 41 строчка текста, написанного крупным детским почерком, пропитана трагедией осажденного города. «Савичевы умерли. Умерли все. Осталась одна Таня» - кто не помнит эти слова? Между тем в блокадном аду погибла не вся семья Савичевых. До сих пор в Петербурге проживает Нина, родная сестра Тани! А внучка Нины Николаевны и маленькая Таня Савичева похожи как две капли воды!

История одной семьи

Сейчас Нине Николаевне 88 лет. Несмотря на преклонный возраст, она прекрасно помнит братьев, навсегда оставшихся в блокадном городе, младшую сестру Таню и... свою записную книжку. Ведь именно на ее листках вела свой дневник Таня Савичева!

О семье Савичевых известно немного. Историки рассказывали в основном о ее гибели. Предшествующая жизнь простых людей в довоенное время попросту опускалась. Почему? Все очень просто - семья Савичевых была далеко не пролетарской. Николай Родионович, отец Тани и Нины, занимался коммерцией и в годы нэпа нажил немалое состояние. В доме на 2-й линии Васильевского острова, где нынче в честь Тани Савичевой установлена памятная доска, располагалась его булочная. Еще Николай Савичев владел кинотеатром «Совет» на углу Суворовского и 6-й Советской. Рассказывать о таких людях во времена развитого социализма было не принято.
К тому же бурная коммерческая деятельность едва не сыграла роковую роль в судьбе Савичевых. После того как нэп свернули, глава семейства стал «лишенцем», а позже его вместе со всей семьей и вовсе выслали из Ленинграда. Некоторое время спустя Савичевы смогли вернуться в наш город, однако  в ссылке Николай Родионович серьезно заболел. В 1936 году он умер в возрасте 52 лет.

Довольно часто Савичевы ездили на Псковщину. Именно там, в деревне Дворище, жили их родственники по материнской линии. В этом доме, кстати, и родилась Таня.
- Мама заранее решила, что не будет рожать в Ленинграде и Таня появится на свет в деревне, - вспоминает Нина Николаевна. - Будучи на последнем сроке беременности, она поехала в Дворище. Тогда в их родном доме жила мамина сестра, моя тетя Капитолина. Ее муж был врачом и мог принять у мамы роды. Назад в Ленинград мама вернулась, когда Тане уже было несколько месяцев.

Дети «лишенца» и думать не могли о высшем образовании. Леонид Савичев, родной брат Тани, сумел окончить лишь фабрично-заводское училище и пошел работать на завод строгальщиком. Нина Николаевна отучилась на курсах конструкторов и попала в конструкторское бюро Невского машиностроительного завода.

Их разлучила война

Из большой семьи Савичевых - у Марии и Родиона Савичевых было восемь детей - до мирного времени дожили лишь Михаил и Нина. Оба оказались попросту отрезанными от родных войной. Выводя в дневнике жуткие строки: «Осталась одна Таня», 11-летняя девочка была абсолютно уверена, что никого из ее родственников нет в живых.

В самом начале июня 1941 года Михаил Савичев уехал в деревню к тетке. Там, в Дворище, его и застала война. Практически сразу же эта часть Псковской области оказалась под немецкой оккупацией. Родные, оставшиеся в Ленинграде, считали Михаила погибшим. Однако он попал в партизанский отряд, в котором и провел несколько лет.

А у Нины Савичевой практически вся жизнь прошла на работе.

- В блокадном городе перестал ходить транспорт, и для того чтобы попасть на завод с Васильевского острова, мне приходилось проделывать огромный путь пешком, - вспоминает Нина Николаевна. - Сил на это просто не было. Вот я и стала ночевать на рабочем месте. Эвакуировали наше предприятие в спешном порядке, вместе со всеми сотрудниками. 28 февраля 1942 года мы пересекли Ладожское озеро. В дороге я сильно заболела, меня сняли с поезда и отправили в больницу. Потом я оказалась в Калининской области, где работала в совхозе. Узнать хоть что-то о судьбе родных не было никакой возможности. Письма, которые я писала, оставались без ответа. Несколько лет я не знала о том, что случилось с мамой, братьями и сестрой.

«Это все, что осталось от моей семьи!»

- Вырваться из блокадного города было сложно, а вернуться после снятия блокады оказалось еще сложнее, - продолжает Нина Николаевна. - Сделать это мне удалось только после войны. Из совхоза, где я работала, меня как коренную ленинградку послали туда в командировку. Дом на Васильевском острове, где мы когда-то жили, пребывал в разрухе. Из письма друга семьи  Василия Крылова я узнала, что Таня пошла жить к нашим дальним родственникам. Они и передали мне семейную реликвию - большую палехскую шкатулку с изображением несущейся тройки на крышке. Мама хранила в ней свои венчальные свечи и фату. Там же я нашла свою записную книжку - подарок брата Леонида. С собой взяла ее просто так, там был самодельный справочник по котловой арматуре. На синие карандашные строчки, выведенные Таниной рукой, я наткнулась только поздно вечером.

Нина Николаевна не знала, где провести ночь, и обратилась за помощью к знакомой. Вместе девушки пошли переночевать в Дом офицеров на Литейном проспекте. Там-то они и встретили майора Льва Ракова, собиравшего экспонаты для музея, посвященного обороне и блокаде Ленинграда.

- Когда я показала майору находку - строки, написанные сестрой в моей записной книжке, он был потрясен до глубины души, - вспоминает Нина Николаевна. - Раков сразу же сказал, что Таниному дневнику место в музее, так как его должны увидеть все. Он буквально умолял меня отдать записную книжку для музея в Соляном переулке. Согласилась я не сразу, если честно, было очень жалко. Ведь эти листочки - все, что осталось от моей семьи. Потом, подумав еще раз, я переписала даты смерти родных и все же отдала книжечку Ракову.

В поисках Тани

Окончательно вернуться в Ленинград Нина Савичева смогла лишь в августе 1945 года. Добираться до родного города пришлось нелегально - спрятавшись в кузове грузовика с картошкой. Водитель, укрывший Нину в своей машине, кстати, вскоре стал ее мужем. Нина Николаевна смогла поселиться в шестиметровой комнатке в общежитии. Прежнюю квартиру на 2-й линии Васильевского острова заняли совершенно чужие люди. Три десятилетия Нина Савичева проработала инженером-проектировщиком. Ее брат Михаил, перенесший тяжелейшее ранение в годы войны, перебрался жить в Сланцы. О судьбе же Тани ее выжившие родственники не знали вплоть до 1971 года. Побывать на могиле сестры Михаил и Нина Савичевы смогли благодаря поисковикам из Горьковской области.

По словам Нины Николаевны, в 1964 году учителя и ученики школы, расположенной в поселке Шатки Арзамасского района Горьковской области, увидели в журнале фотографии Таниного дневника. Там же говорилось о том, что из Ленинграда умирающая девочка попала в Понетаевский детский дом инвалидов. Юные поисковики разыскали архив детского дома. Среди кучи бумаг в сыром подвале они наткнулись на личное дело Тани Савичевой.

Надпись на титульном листе гласила, что девочка выбыла из детского дома в 1945 году. Однако это оказалось не так. В книге учета детей-инвалидов записано, что ленинградка Таня Савичева 23 мая 1944 года выбыла в Шатковскую районную больницу. Поиски завершились в больничном архиве. В журнале зафиксирован следующий факт: «Савичева Татьяна Николаевна скончалась 1 июля 1944 года. Диагноз - туберкулез кишок». Найти могилу ленинградской девочки поисковики смогли благодаря местным жителям. На маленьком кладбище в Шатках Таню похоронили санитарка Анна Журкина и больничный конюх. Ровно через год - в 1972-м - на могиле открылся памятник, а вскоре рядом появился роскошный монумент.

«Внучка похожа на Таню»

- Несколько раз ко мне обращались представители властей с предложением о перезахоронении Тани, - поведала корреспонденту «Смены» Нина Николаевна. - Ведь именно я как ближайшая родственница должна дать на это согласие. Сказать «нет» оказалось невероятно сложно, но я приняла именно такое решение. Для того чтобы найти Танину могилу, местные жители предприняли невероятные усилия. Сколько труда пошло на поиски в архивах, да и позже - на возведение мемориального комплекса. Строили его, кстати, на деньги, пожертвованные комсомольцами со всей страны. Для местных жителей память о Тане свята. В честь нее в Шатках названа улица, а памятник с мылом моют даже в зимние холода! Просто нечестно отнимать у людей все это! Поэтому я и выступила против перезахоронения сестры.

В прежние времена Нина Николаевна ездила в Шатки регулярно. Там же постоянно бывал и ее брат. С особой гордостью Нина и Михаил Савичевы привозили в Нижегородскую глубинку внучку - Свету.

- По странному совпадению Светочка оказалась невероятно похожей на Таню, - рассказывает Нина Николаевна. - По крайней мере, в раннем детстве Танюша выглядела именно так. Если поставить рядом ранние фотографии Светланы и Татьяны - их запросто можно перепутать. Сейчас у Светланы есть своя дочь Настенька, моя правнучка. Если бы не война, Таня наверняка так же замечательно смотрелась бы с ребенком на руках.

Сергей Андреев

Фото автора и из архива семьи Савичевых

Источник: http://smena.ru/news/2007/02/12/10126/