Международный институт генеалогических исследований
Карта сайта Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Родная армия в архивных документах

10.03.2008

Человек и человечество воюют, наверное, со дня сотворения мира. Конфликты и столкновения народов, сражения и порабощения. Россия на протяжении веков тоже и сама наступала, и себя защищала от чудовищных нашествий. Только в ХХ веке две кровавые мировые войны и Гражданская унесли десятки миллионов жизней. Ратная история всех времен собрана, как правило, в военных архивах. Кроме Архива древних актов, где хранится русская история с Х по ХVIII век, в России три государственных военных архива: Военно-морского флота в Петербурге, Военно-исторический в Москве – история русской армии с ХVIII века до 1917–1918 годов, а еще один из крупнейших в Европе Российский государственный военный архив. В нем 7 миллионов дел начиная с 1918 года, а документов сотни миллионов. С его директором Владимиром Николаевичем КУЗЕЛЕНКОВЫМ встретилась обозреватель «Родной газеты» Александра ЛУГОВСКАЯ.

Не генерал, как можно было бы предположить, и даже не военный – до мозга костей историк-архивист. Достаточно одной кадровой справки. С 1991 года работал в Центральном государственном особом архиве, секретном и закрытом, проходившем по всем справочникам СССР как Центральный государственный архив. С 1997 года его директор, а после объединения в 1999 году особого архива с военным – директор Российского государственного военного архива.

О боях, пожарищах и друзьях-товарищах

– Насколько была искажена отечественная история в советское время и как вы, военные архивисты, сегодня сохраняете историю нашей Родины и защищаете ее?

– В целом и в основных чертах мы правильно знали нашу историю. Все ее периоды. Действительно, огромное количество публикаций нового времени вносят уточнения и разъяснения в какие-то моменты, зачастую неприятные и даже трагические, но не могу сказать, что мы о них не знали совсем, не говорили и не писали. В целом история была объективной и отражала весь исторический процесс. О том, как сегодня мы сохраняем историю нашей Родины, я расскажу. А защищать ее архивистам в последнее время приходится в прямом смысле. В 1990-е обнаружились кражи документов, мы стали участвовать в судебных процессах по обвинению причастных к ним людей. Прямая защита нашего национального достояния, которым являются архивы.

В нашем архиве хранятся документы Гражданской войны, становления Красной и Советской армий, конфликтов на КВЖД, Хасане и Халхин-Голе, советско-финляндской войны 1939–1940 гг., часть материалов Великой Отечественной войны, например, Главного управления по делам военнопленных и интернированных. Ведь в СССР было 3 миллиона иностранных военнопленных и интернированных лиц, судьба которых была неизвестна. И, конечно, интереснейший трофейный комплекс, перемещенный Советской армией из стран Европы. Наши основные источники – силовые структуры: ведомственные архивы Минобороны, МВД, ФСБ.

Пласты военной истории

Если посмотреть судьбу нашего Российского государственного военного архива, то она так же извилиста, как и судьба самой России в ХХ веке. Он родился в 1920-м, в годы Гражданской войны и военной интервенции, как Архив Красной Армии Всероссийского Главного штаба РККА. В 1925-м стал самостоятельным государственным архивом. В годы Великой Отечественной войны большая часть Центрального государственного архива Красной Армии была эвакуирована из Москвы в Саратов, Молотов, Чкалов и Барнаул. С 1958 года это Центральный государственный архив Советской Армии, а с 1992-го у него более точное название – Российский государственный военный архив. В апреле 1999 года к нему присоединили Центр хранения историко-документальных коллекций, более известный как Особый государственный архив.

– При таком объеме дел можно выделить выдающиеся документы? Есть у вас свой золотой фонд? Что лично вам интересно и что остается секретным?

– У нас около ста тысяч особо ценных документов. Но они разные. Начиная с создания Реввоенсовета, с таких приказов, как «Ни шагу назад!» И все, конечно, очень ценные. А еще очень много уникальных личных и служебных документов: советских военачальников Жукова, Рокоссовского, белогвардейских Деникина, Каппеля, Сахарова. Мне интересно осмысление роли личности в истории. А интереснее всего, что же все-таки произошло с Россией в 1917-м. Когда смотришь по дням, видно, к чему привели амбиции отдельных личностей, куда сейчас идет Россия и в чем себя повторяет. Что-то смотрел о Ленине и Сталине. Говорят: «Человек звучит гордо», но выглядит, бывает, совсем иначе. Такие люди честолюбивы, у подавляющего большинства доминируют личные мотивы: удержаться у власти, унизить других. А стремление удержаться у власти любой ценой – катастрофа для страны. Если о секретных документах, то их тоже достаточно. Прежде всего агентура, данные о службе в органах и помощи, в том числе НКВД, о здоровье, личных взаимоотношениях. Секретом остается тайна личной жизни, охраняемая законом. Посторонним такие документы мы не выдаем. Должны сохраняться и определенные тайны государства. Например, разработки техники до сих пор на секретном хранении. Или топографические карты определенного масштаба, которые всегда были секретными.

– Архивы, конечно, это прошлая жизнь, в том числе и очень далекая. Насколько она востребована? Кто к вам обращается, с чем, сколько таких людей и в чем ваша задача?

– Как и прежде, наша главная задача – обеспечить информацией пользователей. Ответы на запросы граждан, работа читальных залов, обслуживание исследователей. А запросов мы получаем огромное количество. До десяти тысяч в год. Подтверждение получения награды, увечья или того, что человек служил в армии там-то и там-то. Отвечаем бесплатно. В наших читальных залах постоянно работают 500–600 исследователей. Еще есть зарубежные обращения, до 50 в месяц. Подавляющее большинство – о военнопленных. Люди разыскивают места захоронений, хотят получить документы о нахождении своих близких в плену. В этих делах есть фотографии и личные документы. Мы предоставляем копии, уточняем, когда человек умер и где захоронен. Часть запросов связана с реабилитацией военнопленных, осужденных в Советском Союзе. Немцев, австрийцев, итальянцев, голландцев. Всех, кто воевал в вермахте. Они и сами обращаются, и родственники тоже. Такую работу мы ведем через посольства. Находим и предоставляем документы, а наша военная прокуратура определяет, действительно ли человек был виноват. Например, с консулом Франции госпожой Новак обсуждали недавно пролонгацию договора на новых условиях, заключенного с бывшим Особым архивом. Французских военнопленных, воевавших в частях вермахта, тоже было немало. Особенно из провинции Эльзас-Лотарингия.

Мы активно взялись за перевод документов в электронный вид. У нас, например, в очень плохом физическом состоянии документы так называемой белой армии. Берешь в руки, а они рассыпаются. Поэтому мы полностью отсканировали описи, начали сканировать документы, а сейчас занялись автографами крупных военачальников и государственных деятелей – к сожалению, были кражи. Но из 7 миллионов дел это пока тысячи листов. Перевод баз данных – огромная проблема.

Непобедимая и легендарная

– Тогда к истории Гражданской войны и Красной армии. Есть еще белые пятна, в том числе неприглядные? И насколько тщательно СССР выстраивал свою военную историю?

Сталинград. Бои в центре города. 1943 год. Автор Л.И. Конов

– Я и сам поражаюсь, насколько тщательно. По одной только военной реформе 1923–1928 годов мы выпустили два тома минимум в тысячу листов. А сама история всегда разная. Для репрессированных семей она абсолютно неприглядна, для тех, кто остался на плаву, приглядно все. В нашем архиве – вся история Гражданской войны, которую удалось собрать и сохранить, начиная с военных действий Деникина, Колчака, Юденича, Врангеля. И на 90 процентов история Красной армии. Организации всех органов от Наркомата обороны до дивизий и армий. Доктрины, реформы, все боевые действия в военных конфликтах. История военных академий и училищ. Малоизвестная советско-польская война 1919–1920 годов. Серьезный конфликт и крупный эпизод. Польское государство, образовавшись в 1918 году, предъявляло территориальные претензии к Советской России. И когда мы работали с поляками над книгой, у нас были разные мнения даже о том, как представлять эту войну. Ее, как и Катынь, в СССР замалчивали абсолютно. Речь о взаимоотношениях со странами, а с Польшей они должны были быть только хорошими. Являлось это белым пятном? Конечно. Мы не знали массы вещей о событиях на озере Хасан в 1938 году, хотя есть ежечасные сводки вплоть до первого выстрела. То же самое советско-финляндская война. Выхватываем отдельные страшные истории, а эта война страшна вся: огромные жертвы. И о ней наш архив тоже сказал правду в отдельной книге, показав, насколько мы не готовы были к этой войне. Белые пятна всегда есть и, наверное, останутся. Иначе что искать и в чем сомневаться? Особенно исследователям.

– Перейдем на личности. Действительно Керенский был фигляром, Троцкий – полководцем, а Деникин с Колчаком – кровожадными врагами?

– О Керенском нет простого ответа. Троцкий, ясно, человек незаурядный. У нас целая коллекция его материалов, и она доступна. Есть личные документы известных полководцев: Антонова-Овсеенко, Дыбенко, Подвойского, Фрунзе, Тухачевского, Егорова, Уборевича, Блюхера, Чапаева. Чапаев в своем знаменитом экзотическом письме, написанном неграмотно, действительно требует, чтобы его отозвали из академии, и немедленно. Его дело – воевать, а не сидеть в академиях.

Из последних поступлений – личные документы маршала Жукова, переданные из Архива президента России. Процесс рассекречивания в 90-е годы шел бурно, мы тогда открыли около 3 миллионов дел, в том числе по Красной армии. А сегодня принимаем личные фонды уже не генералов и адмиралов, а всех, кто интересен для военной истории. Скажем, военачальников

ОМСБОНа – отряда особого назначения времен Великой Отечественной. Ликвидировали диверсантов, сами проводили диверсии, частично минировали Москву и Подмосковье. Приняты материалы генерала Мамсурова, первого заместителя начальника ГРУ СССР, тоже совершенно неизвестные. Даже выставку сделали. Казалось бы, служба в СВР, военной разведке, не афишируется, но это не совсем так. Преувеличение. Что-то остается закрытым, но многое показываем и рассказываем.

– Кстати, а нынешние россияне восстанавливают пробелы о предках-белогвардейцах?

– Таких запросов много, и мы, если есть, предоставляем материалы. Например, о службе в белой армии в такое-то время. С солдатами хуже, чем с офицерами, – рядовой состав в материалы штабов дивизий входил в виде списков. Но если солдат награжден, найти его легче. А о том времени мы еще многого не знаем. У нас по белой армии, кроме оставшихся в России материалов, найденных фронтовыми архивистами, есть полученные в дар от Пражского архива в 50-е годы. Их присылали видные деятели русской эмиграции: военные, писатели, историки, философы. Но только в последнее десятилетие опубликованы мемуары Краснова, Керенского, Деникина. Вышли книги о Маркове, Кутепове, Краснове, Колчаке, Деникине, написанные в том числе и на наших документах. Как личности многие привлекательны. Деникин в Великую Отечественную в эмиграции всегда пил рюмку за победу русского оружия. А вот Краснов и Шкуро, как и прежде, выступали против советских войск.

Особый архив НКВД

– Последние годы много писали о том, что якобы СССР готовился напасть на Германию. Это правда?

Советские воины. Знамя Победы над Рейхстагом. 1945 год. Автор В. Гребнев

– Одна из последних книг, мы ее готовили совместно с белорусскими архивистами, – «Накануне. Западный особый военный округ (конец 1939–1941 гг.)». Вышла она в 2007 году. И хотя идут разговоры о том, что Советский Союз сам готовился на кого-то напасть, по документам видно, не готовился. Уж на фашистскую Германию точно. Еще огромная серия по военнопленным начиная с сентября 1941-го по 1956 год, чтобы снять все вопросы по их содержанию в СССР. То есть стараемся сделать историю, которую храним, известной и доступной. А Россия имела единую историю. В советское время она была глобальной, и ее можно было знать. Сейчас каждый народ в России выпячивает свою местную, отсюда разная интерпретация событий, и мы теряем историю страны. Я это чувствую. Хотя любая страна всегда имеет единую историю. И нам пора.

– В биографии вашего архива есть момент, когда он стал вдруг Особым архивом НКВД. С чего он начинался в жизни? С мелких доносов?

– Да ну что вы! В СССР до 1960 года все государственные архивы подчинялись непосредственно НКВД (независимо от названия этого ведомства). А «особость» – от поступления в страну после Великой Отечественной огромного массива трофейных архивов, охватывавших историю более 25 стран. Власть понимала, это особые бумаги. Поэтому в марте 1946 года и было решено создать Особый государственный архив, чтобы сконцентрировать документы, разобрать их, описать и понять, что это такое, чтобы со временем передать в страны происхождения. Чем мы сейчас и занимаемся. Но желания сразу включить их в архивный фонд СССР не было изначально. В 1950 году для Особого архива было построено пятиэтажное здание – оно теперь внутри нашего двора. Его начали строить до войны как архив ГУЛАГа, а достроили после войны немецкие военнопленные. Сам архив был более или менее разобран к концу 50-х. Вот такая родословная.

– Неужели при всех ужасах ничего особого по НКВД?

– Если непосредственно об архивах НКВД, то они нам переданы. Большинство открыты начиная с истории ВЧК, ОГПУ, НКВД, и их можно смотреть. Более того, нами издано много сборников. Например, по Гражданской войне. Или два огромных тома «Советская деревня глазами ВЧК, ОГПУ и НКВД. Документы и материалы» – правда о коллективизации с 1918 по 1939 год. Читаю: «Кулацкий террор. 1 сентября 1927 в селе Кунавка Ярошевского района кулак избил активного работника, члена Комнацзема. А после заявил: «Мы вас всех перебьем, так как подходит время, когда мы будем иметь возможность отомстить вам за лишение кулаков избирательных прав». Здесь все, вплоть до оперативных сводок органов НКВД на местах. Конечно, ужасы и большая человеческая трагедия. Но большинство таких белых пятен закрыто, в чем заслуга и руководства страны, и историков-архивистов, открывших эти архивы.

– Тогда в чем особость Особого архива НКВД?

– Она в нескольких аспектах. Первое, сразу стало ясно, эти документы не войдут в состав Государственного архивного фонда СССР. Их обнаружили и доставили сразу после войны, в основном из немецкой Верхней и Нижней Силезии, но из других стран тоже. Второе, документы были в очень плохом физическом состоянии, большинство требовало описания и перевода, и архивисты разбирались с ними до середины 1960-х годов. В этом тоже особость. Все они на то время считались секретными. Было ясно, если при неописанных документах пустить исследователей, можно получить непредсказуемый эффект. Поэтому до 1990 года этот секретный архив могли посещать только те, кто имел определенную форму допуска. Но и само Главное архивное управление с 1938 по 1960 год было при НКВД. Что было очень правильным решением, полностью себя оправдавшим в период войны и эвакуации. Именно войска НКВД вместе с архивистами и спасли советские архивы.

– Кто больше всех интересуется этой трофейной сокровищницей?

– Первыми в 1992 году, когда многие материалы Особого архива были открыты, ринулись иностранные исследователи. Их нетрудно понять. Если мы храним официальные документы Третьего рейха от начала нацистского правления до конца Второй мировой войны, фрагментарные фонды имперской канцелярии, министерств иностранных и внутренних дел, гестапо, имперского и военного архивов, учреждений фашистской Германии, действовавших на оккупированных территориях, материалы всех концлагерей, личные фонды Геринга, дневники Гесса, Геббельса, ежедневники Гиммлера, то представьте, какой к этому интерес. Или документы европейских государств, захваченные фашистами. Кто-то ехал смотреть личный фонд и труды великого Мизеса, на экономических учениях которого построена вся капиталистическая система. Здесь была вся правда о концлагерях. Масса западных экспертов смотрела устройство печей: сжигали людей или не сжигали? А вдруг всего лишь проводили дезинфекцию вещей заключенных? Особый архив закрыт был всегда, военный – для иностранцев. Поэтому паломничество было из всех стран. Из Германии, Италии, Греции, Испании – мы храним огромный комплекс документов по гражданской войне в Испании. Очень много материалов военной истории Франции, в том числе времен Наполеона. Мы их уже передали французам – у нас копии. Это все-таки французская военная история, а мы люди приличные.

НЛО, «Аненербе» и масоны

– Слухи и толки о том, что военные копят и скрывают информацию об НЛО и инопланетянах, не утихают десятилетиями. А вам, военному архиву, и карты в руки. Есть у вас такие «карты»?

Подбитая немецкая техника во время боев на Курской дуге. 1943 год. Автор съемки не установлен

– Тема интересная, но никаких «карт», да и запросов о них к нам никогда не поступало. Сведения об НЛО появились, конечно, не сейчас, и что-то должно быть в архивах, но, думаю, этим занимаются спецслужбы. Потому что часть материалов остается на секретном хранении в ведомственных архивах. Когда я писал в 1973 году диплом о Плеве, министре внутренних дел России 1902–1904 годов, пытавшемся предотвратить кровавое развитие событий в России, то искал его личное дело во всех московских и ленинградских архивах. Нашел, наконец, с трепетом получил, написано «Плеве», открыл папку, а там один портрет. А у нас даже папок нет.

– Многим не дает покоя, и не только исследователям, архив фашистской Германии «Аненербе» о паранормальных явлениях, о Шамбале. А он, как говорят, находится у вас. Это так?

– Я потусторонними вещами не интересуюсь. У меня много конкретных дел. Его давно пытаются найти. Доходили сведения, что он был. Многие лидеры государств верят в такие явления и пользуются услугами неординарных людей. Гитлер этим интересовался, собирались данные, снаряжались экспедиции на Тибет. Но у нас таких материалов, говорю вам правду, практически нет. Есть отдельные упоминания на немецком языке. Мы тоже их искали. Думаю, подавляющую часть материалов накануне поражения уничтожила сама гитлеровская Германия.

– Тогда, может, и документов еврейских организаций и масонских лож, захваченных гитлеровской Германией, у вас тоже нет?

– А вот из этого, мы не скрываем, многое у нас. Недавно вышла наша совместная с Центром библеистики и иудаики Российского государственного гуманитарного университета и с Институтом еврейских исследований в Нью-Йорке книга «Документы по истории культуры евреев в трофейных коллекциях Российского государственного военного архива». Интересная и сложная. Подробный путеводитель по документам еврейских организаций Германии, Австрии, Греции, о деятельности еврейских лидеров, общин, газет. О Еврейском национальном фонде в Париже, учрежденном в 1901 году. О Центральном комитете всемирного еврейского объединения, созданном в 1860 году и тоже в Париже для оказания помощи евреям во всем мире. Есть отметка, данный фонд передан во Францию во Всемирный еврейский союз в 2000 году. Как и документы еврейского происхождения, материалы по французским масонам и бельгийским мы вернули в эти страны. В двух словах о масонских организациях рассказать невозможно. Наша главная задача – сохранить документы, а изучать или нет, личный вопрос. Масоны не обязательно евреи, но эта тайная организация использует некую символику для общения или сокрытия своих целей. Ведь, говорят, это всемирное правительство.

ФАКТ

С 1938 по 1960 год все советские архивы были «приписаны» к НКВД СССР.

ФАКТ

В Российском государственном военном архиве собрана вся история Гражданской войны и на 90 процентов Красной армии.

Источник: http://www.rodgaz.ru/index.php?action=Articles&dirid=16&tek=25026&issue=362