Международный институт генеалогических исследований
Карта сайта Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Ищу свою семью. До пятого колена

13.01.2008

В Год семьи "Известия" объявляют конкурс фамильных легенд

У кого поднимется рука выбросить в мусор фотоснимок, запечатлевший знакомого только по имени предка? Вот чей нос проступил сквозь пять поколений у юного племянника! Вот она, злодейка, первая жена прадедушки, из-за которой он в восемнадцатом году так и не уехал в Америку. И слава богу - иначе бы дедушка никогда не повстречал бабушку на стройках первой пятилетки. Наверняка в архивах наших читателей хранятся фотографии, с которыми связаны семейные предания. В наступившем Году семьи "Известия" объявляют конкурс на лучшую историю об одной, самой дорогой вам фотокарточке - может быть, на ней изображен прадед, воевавший с Чапаем. Или прапрабабушка - выпускница Смольного института. Или дед на стройке сталинской высотки. Лучшие истории будут опубликованы на страницах и на сайте "Известий". А в конце года авторы трех самых удивительных историй будут награждены призами "Известий", которые также можно будет приобщить к семейным архивам.

"В наших фондах история оживает, приобретая черты конкретного человека" - так говорят о своей коллекции сотрудники Центрального московского архива-музея личных собраний (ЦМАМЛС), активно начавшего действовать в столице в 1998 году. В том, что историю - и отдельных семей, и российской столицы - следовало бы изучать не по учебникам, а по личным архивам, живым и подлинным, убедился и корреспондент "Известий", побывав в этом уникальном хранилище.

Например, в фонде Анны Александровны Адлер, любившей писать письма своему племяннику Александру Керенскому, председателю свергнутого большевиками в октябре 1917 года Временного правительства, можно обнаружить и сочинения гимназистки 1870-х годов, и записки о погроме немецких фирм в Москве в мае 1915-го, и письма Керенскому о положении в стране в июле 1917-го, и его ответы на них, и многое другое, что хочется прочесть залпом, в один присест.

А один из самых востребованных - фонд Стефаниды Рудневой, создательницы студии музыкального движения "Гептахор", хотя это имя никому, кроме специалистов, ничего не говорит. Но она прожила 90 лет, у нее потрясающая биография, ей удалось сохранить интереснейший семейный архив, собрать уникальную коллекцию документов - 1290 архивных дел, часть которых посвящена Айседоре Дункан, с которой она познакомилась в 1913 году и последовательницей которой была.

- За 10 лет количество фондов личного происхождения, хранящихся в нашем архиве, удвоилось, - с явным удовольствием сообщает его директор Людмила Смирнова. - Причем самые интересные поступления - последние: личные архивы Анастасии Цветаевой, семьи московских предпринимателей и коллекционеров Морозовых, автора знаменитого Толкового словаря русского языка Дмитрия Ушакова, Бориса Александрова - композитора и художественного руководителя ансамбля песни и пляски Красной Армии, который он возглавил после смерти отца. Многие из этих фондов еще в работе.

"В работе" означает, что их еще не закончили разбирать и описывать. Делают это женщины - мужчины такого кропотливого занятия не выдерживают. Архивисты Елена Шевченко, Екатерина Басенко и Елена Цапова делятся последними рабочими впечатлениями:

- У меня был фонд из 46 коробок, набитых битком. Разбирала их целый год. Теперь стала относиться к этим людям как к своим родным...

- У Ушакова сохранилась семейная переписка с 1820 года, в том числе бабушки, когда она была невестой, с дедушкой. Тогда в письмах еще писали "мой голубок". Разбираешь такие архивы и думаешь: боже мой, что же с нами случилось? Или чувства тогда умели выражать лучше? Или отношения были лучше, теплее?

Среди здешних "фондообразователей" (так называют частных лиц, чьи документы переданы в архив для хранения и использования) много известных людей. К примеру, здесь хранится архив Виктора Гришина, хозяина Москвы брежневской эпохи, с 1967 по 1985 год возглавлявшего Московский горком партии, в начале перестройки отправленного на пенсию (горком КПСС возглавил тогда Борис Ельцин) и умершего в начале лихих 1990 х от сердечного приступа в районном собесе, где вместе с женой он оформлял надбавку к пенсии.

Или врача-микробиолога, академика Бориса Збарского, который первым предложил сумасшедшую идею забальзамировать умершего Ленина, собрал команду и осуществил рискованный проект, хотя поначалу соратники вождя собирались сохранить его тело посредством глубокой заморозки, для чего даже закупили за границей оборудование. Или легендарного директора автозавода им. Сталина Лихачева. В московском архиве личных собраний хранится его депутатская переписка за 1947-1956 годы. Судя по ней, на депутата Верховного Совета СССР 2-4-го созывов Ивана Лихачева навалилась целая гора бытовых и личных проблем столичных обывателей.

- Эту уникальную переписку - кладезь сведений о жизни послевоенной Москвы - обожают штудировать иностранные исследователи, - делится наблюдениями заместитель директора ЦМАМЛС Ольга Абачиева. - У иностранцев бывают такие забавные темы. Например - история коммунальной квартиры. Такого фонда у нас, конечно, нет. Зато кроме депутатской переписки Ивана Лихачева, где можно найти буквально все, у нас есть фонды людей, которые сами жили в коммунальных квартирах. Учительница математики одной из московских школ - Вера Гусева сохранила в личном архиве акты обследования бытовых и материальных условий проживания своих учеников - жильцов коммунальных квартир. Очень поучительные документы.

- Однажды я услышала, что к нам в архив поступил фонд семьи Гунст, в котором масса фотографий и огромная семейная переписка, - рассказывает мне свою то ли рабочую, то ли сугубо личную историю архивист Екатерина Басенко. - Это редкая для Москвы немецкая фамилия, и я сразу же спросила - а случайно не на Староконюшенном, 4 они жили? Оказалось, именно там. Так это же та самая семья, с которой мы жили в одном доме. Дед человека, сдавшего документы, был архитектором, он построил несколько аптек на Арбате. А когда моего деда, торгпреда в Польше, в 1937-м арестовали, семья Гунст помогла моей бабушке и маме выжить. И мою прабабушку они похоронили - когда дед вышел из лагеря, в живых он ее уже не застал. Я мечтала, что мне достанется разбирать этот архив. И моя мама, которой 71 год, тоже этого ждала. Помню, когда взяла в руки одну из "неопознанных" фотографий, чуть не закричала от радости - это же моя прабабушка! Там их столько оказалось, ее фотографий. А у нас в семье их не было, конфисковали все, кроме одной.

* * *

АКЦИЯ "ИЗВЕСТИЙ"

В продолжение объявленной на 1-й странице акции "Известий" добавляем одно условие - карточки должны быть не моложе 1957 года. Редакция обязуется обязательно возвращать оригиналы (конечно, лучше присылать сканированные копии) владельцам по указанному ими почтовому адресу. В истории к фотографии желательно пояснить, какого года фото, кто на нем изображен и какая семейная легенда с героями этой фотографии связана.

Ждем ваших историй по адресу: ул. Тверская, дом 18, корп. 1, Москва, 127994, газета "Известия", отдел "Московские новости" с пометкой "Семейное фото". Или по электронной почте: voloshina@izvestia.ru

* * *

Самые старые фамильные фото - у москвичей

Социологи Фонда "Общественное мнение" накануне нового года, объявленного в России Годом семьи, изучили отношение россиян к семейным фотоархивам. Выяснилось, что отношение в целом уважительно-трепетное. Причем чем крупнее и столичнее город, тем уважения больше.

Юлия Игнатьева

И все же есть в стране люди, обладающие разве что собственными карточками в паспорте. В среднем по России их 8%, меньше всего в Москве - 5%, больше всего в селах - 11%. Среди граждан с высшим образованием не имеют семейных фотографий 3% (в зоне статистической погрешности). Среди недоучившихся и до среднего таковых аж 17%.

Москвичи лидируют и по многим другим позициям. Так, только 1% жителей столицы не знает, кто изображен на семейных фото, - в среднем по России такой ответ дали 14%. При этом москвичи являются обладателями самых старых фотографий: 15% опрошенных (вдвое больше, чем в среднем по России) хранят фото позапрошлого века. Максимальная доля россиян (13%) самыми старыми в своих семейных архивах называют снимки 1940-х годов. Среди москвичей этим же временем свои самые старые фото датирует как раз меньшинство - всего 8%. А большинство - XIX веком. Впечатляет.

Жители столицы выгодно отличаются и своим отношением к семейным фотоархивам. Они любовно раскладывают карточки в альбомы (90%, по России - 82%), украшают ими стены, книжные полки и письменные столы (55%, по России - 32%). Правда, фотографий в московских семьях так много, что подобающих мест им не хватает. 32% жителей Первопрестольной признались, что натыкаются на фотографии в коробках, в книжках и, вообще, где попало. Среди россиян таковых всего 24%.

Примечательно, что особый почет к семейным фотографиям выказывают отнюдь не ностальгирующие по прошлому бабушки, а юные девушки. Среди тех, кто оформляет фотоснимками интерьеры, преобладают женщины в возрасте от 18 до 35 лет. С высшим образованием.

Данными исследования мы поделились с психологом Ириной Дерябиной. Ее резюме оказалось неожиданным.

- Я бы не стала только на основании этого опроса приписывать москвичам и молодым образованным женщинам качества, которыми они, возможно, не обладают, - сказала Ирина. - Скорее всего, молодые женщины развешивают на стенах собственные фотографии или снимки своих детей. А семейное фото в рамке на столе или на пианино - это к тому же модно. Как и "иконостасы" действительно раритетных фотоснимков в домах стариков, особенно в деревнях. Не так важно, где люди хранят фотографии, важно, какие чувства они к ним испытывают. Обратите внимание: только 10% отвечают, что смотрят снимки от скуки, когда под руку попадаются, или не смотрят вообще. Это означает, что большинство людей тянет полюбоваться родными лицами хотя бы на фото, если в жизни это редко удается. И, действительно, особенно тянет москвичей и состоятельных людей с высшим образованием.

- Может, потому, что это созерцание - неплохой способ психологической разрядки в условиях безумного мегаполиса?

- Если иметь в виду фото родного дитяти или другого горячо любимого существа вплоть до собачки - то да. Если предков - то вряд ли. В этом случае уместнее говорить об уважении, о гордости - именно эти чувства, причем направленные на себя любимого, вызывают в нас запечатленные образы предков. Отсюда и массовое увлечение фамильной генеалогией. А москвичи лидируют по числу раритетных снимков по понятным причинам. В XIX веке имели возможность часто сниматься лишь люди состоятельные, которых в начале XX века сильно "сократили". "Удельный вес" их потомков в больших городах выше. Потомки эти по семейной традиции тянутся к культуре и образованию. Поэтому и семейные фотоархивы в Москве побогаче.

* * *

Дедушку-большевика можно найти по номеру партбилета

Самый надежный способ поиска своих предков - личное историческое исследование. Как утверждают историки, любое генеалогическое исследование покоится на трех китах: именах людей, датах, названиях населенных пунктов или учреждений. Начинать надо с опроса родственников, затем снять копии со старых фотографий и документов. Особое внимание стоит обратить на старые письма и трудовые книжки - там можно найти массу зацепок.

Богдан Степовой

Следующий шаг - запрос в архивы тех учреждений, где трудились предки. Отделы кадров в обязательном порядке хранят личные дела уволенных или умерших сотрудников, которые подшивают по алфавиту и годам снятия людей с учета. Заполненные анкеты и написанные от руки автобиографии - хороший источник данных, на которых можно строить дальнейшее расследование. В делах, кстати, можно обнаружить служебные фотографии ваших предков формата 3х4. Дела исчезнувших советских предприятий и учреждений хранятся либо в Госархиве РФ, либо в Архиве экономики РФ (оба - в Москве). Боевой путь военнослужащих можно проследить в Военно-историческом архиве в Москве или в Историческом архиве Военно-морского флота в Петербурге (до 1917 года). Дела солдат и офицеров советской эпохи хранятся в архиве Минобороны в Подольске.

Метрическая информация примерно с 1790 по 1919 год хранится в госархивах областей, краев, республик и округов. Там поиск ведется на коммерческой основе. Главные источники данных - книги церковных приходов ( в них до революции регистрировали рождения детей, браки) и ревизские сказки (ведомости подушного налогообложения). Там же хранятся и губернские родословные дворянские книги. Стоит отметить, что архивные фонды хуже всего сохранились на западе и юге России - их серьезно "потрепали" войны и революция. Метрические данные о рождениях, смертях и браках после 1919 года хранятся в архивах загсов, которые выдают справки бесплатно.

Существует ряд спецархивов. Найти личные дела покойных коммунистов можно в Центре хранения документов новейшей истории (бывший Партархив). Его отделения есть в каждой области. В бывшем Партархиве, правда, часто просят назвать номер партбилета вашего родственника.

Свои корни - и не обязательно белоэмигрантские - стоит поискать и за границей. В американском Солт-Лейк-Сити есть "Библиотека семейной истории", в которой собрано более 1,5 миллиона роликов микрофильмов и 235 000 томов с метрической информацией. В 1992-1995 годах сотрудники библиотеки микрофильмировали около 20% всех выявленных ими церковных метрических книг (22 283 тома из 115 529 обнаруженных в России, на Украине, в Белоруссии, Грузии, Армении и Молдавии). Доступ и обслуживание - бесплатные для всех посетителей.

В интернете работают различные сайты и форумы (например, проект "Всероссийское генеалогическое древо", расположенный по адресу www.vgd.ru), на которых можно узнать историю возникновения своей фамилии и попытаться найти своих родственников и предков. В основном - это народные проекты, авторами которых являются посетители, вывешивающие свои генеалогические древа, объявления о поиске предков, родственников и т.д. Посетить такие сайты стоит. Кто знает, может, неожиданно объявившийся троюродный дядюшка из Урюпинска, уже составил генеалогическое древо вашего рода?

Источник: http://www.izvestia.ru/obshestvo/article3111851/