Международный институт генеалогических исследований
Карта сайта Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Семейные хроники

20.12.2007

Это наша с тобою история

Метрическая книга Свято–Николаевской церкви деревни Кожан–Городок Лунинецкого повета. 1930 год. Страница 51, запись о крещении № 72. «Имя рожденного: Илия. Родители: деревни Цна житель Григорий Емельянов Корчинский (1908 г.22.ХI) и законная жена его Юлиания Иванова (1903 г.17.IХ), оба православные. Восприемники крестные: той же деревни жители Константин Емельянов Корчинский и дочь священника Елена Николаева Рудько, девица. Крестивший: священник Николай Рудько».

Илья — мой дед по материнской линии. Он жив и здоров, мог бы многое о себе рассказать. Но так скрупулезно, документально до последней цифры и буквы — едва ли. Память с годами имеет свойство терять детали и подробности. Интересно, помнит ли Илья Григорьевич, какую пошлину в 1953 году ему пришлось заплатить за регистрацию брака с моей бабушкой Елизаветой Степановной? А я знаю достоверно — 3 рубля. Рождение детей, их свадьбы, появление внуков и первых правнуков... Каждому знаменательному событию нашлось документальное подтверждение, открывшее передо мной развернутую хронику жизни родного человека.

У каждого из нас есть своя история жизни. Рискну предположить, что не всякая семья будет так же бережно хранить ее, как это делают, по сути, посторонние люди. Косвенные свидетели, фиксирующие частные, а порой и глубоко личные факты нашей биографии, — сотрудники органов, регистрирующих акты гражданского состояния, — ЗАГСов. Хотя им всего 90, в архивах ЗАГСов хранится куда более древняя история, где каждый из нас — ее главный герой. Об этом мы и вели разговор с заведующей архивом органов, регистрирующих акты гражданского состояния, главного управления юстиции Брестского облисполкома Натальей КРАЛЬКО.

— Лично мне архив ЗАГСа представляется неким огромным семейным сундуком, в котором хранятся копии свидетельств о рождении, браке, смерти... Или что–нибудь еще?

— «Архив органов ЗАГСа» — устаревшее название. Теперь правильно говорить: — «Архив органов, регистрирующих акты гражданского состояния». В чем разница? Непосредственно ЗАГСы — это отделы ЗАГС гор– и райисполкомов, Дома и Дворцы гражданских обрядов. А органы, регистрирующие акты гражданского состояния, — понятие более широкое. Регистрацией браков, рождения, смерти занимаются еще поселковые и сельские исполкомы. В то же время у ЗАГСов шире компетенция — они фиксируют перемену имени, фамилии, отчества, установление отцовства, усыновление... Мы работаем с документами и тех и других: ЗАГСов и сельских исполкомов.

— Наталья Михайловна, 100 лет назад, когда ЗАГСов еще не было, люди также рождались, женились, умирали... И все это тоже где–то фиксировалось?

— До появления органов государственной регистрации браки, рождения, смерть регистрировались в церквах, костелах, кирхах, синагогах, то есть во всех религиозных учреждениях, которые действовали на территории Белоруссии. Между прочим, по метрическим книгам можно проследить, какую религию исповедовали жители того или иного района. Например, около Бреста было поселение немцев, действовали две кирхи. А основными центрами оседлости евреев на Брестчине до определенного времени были Брест, Пинск, Столин, Давид–Городок... 14 апреля 1940 года был издан указ Президиума Верховного Совета БССР «О регистрации актов гражданского состояния в Барановичской, Белостокской, Вилейской и Пинской областях БССР». Совсем скоро территория Белостокской области отошла к Польше, поэтому и архивов у нас соответствующих нет. По идее, мы должны были начать формировать архив в апреле 1940–го. Но пока утрясались организационные вопросы, началась война. Соответственно стали собирать метрические книги по мере освобождения территорий теперешней Брестской области — в ноябре — декабре 1944 года. Именно благодаря тому, что метрические книги хранились не в сельсоветах, не в ЗАГСах, а в церквах и костелах, они сохранились во время войны. А вот из синагог, наоборот, удалось собрать очень мало информации. Полагаю, что священнослужители сознательно уничтожали метрические книги, чтобы уберечь людей, помочь им избежать репрессий.

— Между ведением метрических книг и современной регистрацией актов гражданского состояния сохранилось что–нибудь общее?

— Если не считать повсеместной компьютеризации, то сохранилось дублирование документов. Метрические книги велись в двух экземплярах. Копия передавалась в архив (костелами — в деканат, церквами — в консисторию). Сейчас то же самое. Допустим, молодая пара регистрирует брак. Копия свидетельства о заключенном браке остается в ЗАГСе, другая копия по цепочке передается сначала в районный отдел статистики, потом — в областное управление статистики и анализа. И только потом — к нам на постоянное хранение. Как правило, до этого момента проходит около полугода. Молодожены уже о свадьбе забыли, а мы ее только «отмечаем».

— Я не предполагала, что архив — такое оживленное и востребованное учреждение, — за все то время, что мы беседовали с Натальей Кралько, колокольчик над входной дверью в архив практически не смолкал.

— Срок хранения документов в нашем архиве — 75 лет. Другими словами, мы работаем для людей, которые живут сейчас и нуждаются в информации о себе и своих умерших близких родственниках. То есть информация достаточно закрытая. Спустя 75 лет мы передаем ее в государственные исторические архивы, в которых она доступна более широкому кругу людей. Например, в национальные архивы в Минске и Гродно мы передали около 3.000 метрических книг, составленных по 1925 год включительно. Кроме того, по требованию мы предоставляем сведения о человеке в суд, прокуратуру, органы уголовного преследования, нотариальные конторы, консульства, диппредставительства Республики Беларусь, Министерство юстиции, военкоматы. Чтобы не получилось так, что Вася Петров, например, изменил фамилию (сведения об этом у нас хранятся), «закосил» от армии, украл миллион и уехал в теплые края. Во всем остальном частная жизнь у нас под надежной защитой.

— Знать и хранить чужие тайны очень непросто...

— Непросто, если придавать значение только тому, кто и сколько раз женился–разводился, менял имя и фамилию. Для настоящего архивариуса это даже неинтересно. Интересно другое. Например, 20 лет назад самыми популярными именами были Наташа и Саша, Таня и Вова. Сегодня же родители называют своих детей Глафирами, Лаурами, Анастасами и Домирами. В Бресте живет Иван–Пересвет. Интересно, что в деревне Ольшаны Столинского района рождаемость всегда превышала смертность в полтора–два раза. Даже в смутные перестроечные времена. И это не тайна. Это — наша с вами история.

Кстати

В Беларуси 156 отделов ЗАГС и дворцов гражданских обрядов, 7 архивов органов, регистрирующих акты гражданского состояния.

В архиве органов, регистрирующих акты гражданского состояния, главного управления Брестского облисполкома хранится более 14 тысяч книг, ежегодно обрабатывается более 9 тысяч документов.

«20 декабря в Могилеве пройдут торжественные мероприятия, посвященные юбилейной дате. Лучшим работникам органов ЗАГСа будут вручены награды Правительства Республики Беларусь и Министерства юстиции».

Фото Александра РУЖЕЧКА, «СБ».

Источник: http://www.sb.by/article.php?articleID=62830