Международный институт генеалогических исследований
Карта сайта Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Интервью с правнучкой Н. С. Хрущёва

03.07.2020

Портал «Радио Свобода» поместил текст беседы журналиста Леонида Велехова с Ниной Львовной Хрущёвой – профессором университета New School (Нью-Йорк, США), правнучкой Никиты Сергеевича Хрущёва.

У Н. С. Хрущёва от двух браков было пятеро детей.

Леонид, сын от первой жены, умершей в 1920 году, официально был женат дважды (с первой женой Розой Трейвас отец его развёл, разорвав свидетельство о браке). Юлия, мать Нины Львовны – дочь Леонида от второй жены,  Любови Ивановны Сизых. Когда в 1943 году Леонид погиб в воздушном бою, Любовь Ивановну арестовали. Пять лет она провела в лагерях, с 1948 года находилась в ссылке в Казахстане, и освободили её не в 1953 году, когда Хрущёв пришёл к власти, а только в 1956-м. Любовь Ивановна прожила долгую жизнь и умерла в 2014 году в Киеве в возрасте 102 лет.

Двухлетнюю Юлю после ареста матери удочерил Никита Сергеевич, которому тогда было 49 лет, и его третья жена Нина Петровна, в девичестве Кухарчук. О том, что они ей не родители, а дедушка с бабушкой, Юлии рассказали, когда она повзрослела. Свою дочь Нину она назвала в честь Нины Петровны.

Вот наиболее интересные места из интервью.

ПРО СЕМЬЮ Н. С. ХРУЩЁВА

Никита Сергеевич умер, когда Нине было семь лет, и помнит она его по-детски: «В суровом доме Нины Петровны он был ярким окном, потому что разрешал нам, детям, делать всё что угодно» – даже скакать на диване с торчащими пружинами.

О семье, в которой росла, Нина Львовна говорит: «Думаю, что сделало нашу семью особенной, так это то, что мы жили жизнью обычных людей. До сих пор даже семья Горбачева или семья Ельцина всё равно не живут, насколько я знаю, в полном смысле жизнью обычных людей. Я думаю, что в этом наша семья необычна».

ПРО СВОЮ МАТЬ

Леонид Велехов: «Я был шапочно знаком с вашей замечательной мамой, и на её лице, в её глазах была печаль. Так что вс-таки не так всё просто».

Нина Львовна: «Когда мама осталась одна, без родителей, ей было два года, я думаю, что на нее это произвело очень сильное впечатление. У неё был какой-то испуг до конца жизни, такой странный и непонятный. Я даже ее дразнила, когда стала самостоятельным человеком, я говорила: "Что же ты так всего боишься?" Думаю, она всю жизнь, как, возможно, и Бурдонский (сын Василия Сталина) тоже, ожидала от этой страны какого-то подвоха. Они все время ждали, что что-нибудь произойдет, что что-нибудь будет…».

ПРО НЬЮ-ЙОРК

«Он (Н. С. Хрущёв) говорил: "Должен вам сказать, товарищи, Нью-Йорк – это ужасный город!" А я Нью-Йорк люблю больше жизни: если у меня спрашивают – кто я? – я говорю, что я нью-йоркец, я не американка».

«СЫН ЗА ОТЦА»

«С одной стороны, сын за отца не отвечает, а с другой стороны, скажи это тем, которые требуют ответа без конца. Я это на себе испытываю. Уже два поколения после Хрущёва! Каждый раз, когда я что-нибудь напишу, мне обязательно начинают говорить: "А вот Никита Сергеевич как бы к этому отнесся?" Я говорю: "Я не медиум, он через меня из могилы не разговаривает!" Но это совершенно невозможно никому объяснить. И я думаю, что это проблема именно русского человека, от которого власть далеко, высоко, ему совершенно непонятно, что они там за кремлевскими стенами делают. Поэтому когда появляется возможность к ней прикоснуться через какого-то вот такого посредника…».

Никита, сын Сергея Никитича Хрущёва, был журналистом, архивистом, работал в «Московских новостях». «Я помню, – говорит Велехов, – как Никиту дразнили "Хрущём", как иногда обижали, тем более что это были 60-е годы, сам Никита был абсолютно добродушное и безобидное существо, был похож на деда – такой же кругломордый и толстый. Его задевали, его дразнили».

 «У НЕГО РУКИ ПО ЛОКОТЬ В КРОВИ»

Леонид Велехов: «Часто слышишь от людей сталинских ли убеждений или, может быть, даже каких-то более нейтральных, что у самого Хрущёва были руки по локоть в крови. И вот у вас в книжке я читаю, что, оказывается, он сам про себя так говорил!».

Нина Львовна: «Это его фраза. Даже фотография есть, когда он это говорит Шатрову».

«ОН ВЫШЕЛ ИЗ СТАЛИНА»

«Он был человеком своего времени. Он вышел из Сталина, говорю не для его оправдания. Потом, когда тебе двадцать четыре часа в сутки поют, что ты самый великий и замечательный, уже у тебя, естественно, говоря современным жаргоном, едет крыша. Бабушка говорила, очень была умная женщина: "Хрущёв 58-го года – это не Хрущёв 62-го", давая мне понять, что абсолютная власть коррумпирует абсолютно».

БОТИНКОМ ПО ТРИБУНЕ

Нина считает, что ботинком на трибуне ООН Н. С. Хрущёв не стучал: «Нигде не доказано, никаких нет фотографий, ничего. Если бы он стучал чем-нибудь, то не может этих фотографий не быть! А их нет. Есть одна фотография, где, действительно, ботинок стоит у него на пюпитре. Сергей (сын Никиты Сергеевича) говорит, что он у него свалился с ноги, когда он шёл к своему месту, и вот он что-то там поправлял, когда уже сел. И только через какое-то время, по-моему, через две недели появляется статья, сейчас уже не помню, кажется, в Wall Street Journal, о том, что он этим ботинком стучал с подиума! А он на подиум точно тогда не ходил. Но это была такая скандальная сессия, потому что две недели он их "доставал" после того, как Эйзенхауэр ему наврал, что не было никакого шпионского самолета. И Хрущёв сказал: "Если вы меня будете держать за идиота, я вам сейчас покажу кузькину мать". И вот он им две недели ее показывал, но без ботинка».

ОБРАЗОВАНИЕ Н. С. ХРУЩЁВА

«Он был человеком не высокообразованным, он всегда сам говорил с большой тоской, что у него нет хорошего образования. Бабушка Нина была его учительницей. Но он не был дураком… Он не был образован в том смысле, как мы понимаем сегодня, то есть он был рабочим, у него было школьное образование, потом он ушел в революцию, потом бабушка Нина была его преподавателем по политической экономии, истории партии и так далее. У него такое образование было. Но он был очень любопытным человеком: он читал книги, очень интересовался всем».

ПРО ВСТРЕЧИ Н. С. ХРУЩЁВА С ТВОРЧЕСКОЙ  ИНТЕЛЛИГЕНЦИЕЙ

Нина Львовна: «Это, кстати, было организовано КГБ, это было организовано Семичастным специально, зная, что Хрущёв человек пассионарный, взрывчатый, и вот они сейчас таким образом эту авангардную шушеру сметут. И никого не смели!».

Леонид Велехов:  «Но другое дело – опять же, какая личность! – как он потом это все переосмыслил, как он понял, что он был неправ, и не постеснялся в этом признаться! Того же Бориса Жутовского Никита Сергеевич стал приглашать к себе в Петрово-Дальнее. Однажды, Жутовского цитирую, сказал: "Ты же понимаешь, что я, конечно, роман-то Пастернака не прочитал, но вот мне наговорили, и я все это сморозил сгоряча". Это, конечно, тоже была потрясающая черта какая-то его».

Нина Львовна: «Жутовского пригласили, потому что Жутовского привезла моя мама: его жена тогда дружила с моей мамой. Так что – да, они действительно приезжали… И после того как его сняли в 1964 году, они к нему приезжали, начиная с Евтушенко и заканчивая Владимиром Высоцким. И Высоцкий со свойственной ему непосредственностью сказал: "А нельзя ли вам обратно?»

ПРО ЗАМКИ В УСОВЕ

Нина Львовна: «Для книги я ездила в Усово, где сейчас живет Владимир Владимирович, туда, где раньше была резиденция Хрущёва...

Леонид Велехов: Прямо на этом месте?

Нина Львовна: Да, прямо на этом месте. Путин живет в двух замках, а там раньше был один замок, который назывался "шотландский". Я нашла одну крестьянку, которая рассказала: "Я помню, Никита Сергеевич приходил к нам, у нас коза была очень упрямая, а он ее за рога схватил и в загон отвел..." Если он считал, что он может что-то сделать, он это делал. Конечно, без перегибов не обходилось, он был человек очень пассионарный, очень страстный. Если им овладевала какая-то идея».

См.: https://www.svoboda.org/a/30085233.html

Источник: http://geno.ru/news/tags/46/