Международный институт генеалогических исследований
Карта сайта Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Купцы

Торговля как профессия существовала на Руси издавна, однако купеческое сословие сложилось только к началу XVIII столетия. Так называемые «торгующие крестьяне» существовали и до этого времени, их товаром были продукты, которые они произвели сами или добыли промыслом. У таких крестьян было нечто вроде прописки в посадах – так называлась часть города вне крепостных стен, где располагались ремесленные слободы и, собственно, шла торговля. Торгующие крестьяне были обязаны платить в государственную казну специальный сбор. Именно из этой категории граждан и сформировалось впоследствии «третье сословие» - купечество, сыгравшее значительную роль в промышленном подъеме и культурной жизни России в XIX – начале ХХ вв.

В 1712-1742 годах происходило много законодательных преобразований, в результате которых произошло разделение торговых людей на гильдии, т.е. по сути, на купеческие профсоюзы. Сначала гильдий было две, позже в качестве третьей присоединили людей наемного труда, которых ранее заклеймили неблагозвучной категорией «подлые люди». И, наконец, в ходе реформы 1775 года это деление оформилось окончательно. Для каждой гильдии был установлен минимум объявленного капитала, позволяющего в нее войти: для первой гильдии – 10 тысяч рублей, для второй – одна тысяча рублей, для третьей – пятьсот рублей. Каждый вступающий в гильдию был обязан уплатить гильдейский сбор в размере одного процента от капитала, хотя следует учитывать, что размер капитала и сбора с годами менялись. После этой реформы численность купцов резко сократилась – ведь ранее они платили единый 40-алтынный подушный оклад и не были обязаны платить дифференцированный сбор, зависящий от принадлежности к той или иной гильдии. Однако «Жалованная грамота городам» Екатерины II в 1785 году, предоставившая купечеству монопольное право на торговлю, обеспечила этому сословию приток «новой крови».

Итак, грамота определяла права и сферу деятельности каждой гильдии. Купцы первой гильдии имели право международной торговли и владения морскими судами, а также пользовались паспортной льготой – правом свободно перемещаться по стране. Причисленным ко второй купеческой гильдии разрешалось иметь речные суда. И, соответственно, и те, и другие могли владеть производством – фабриками и заводами, при этом освобождались от воинской повинности и телесных наказаний. У тех, кто состоял в третьей гильдии, не было этих льгот, но они имели возможность вести розничную торговлю, держать лавки, заниматься ремеслом. Трактиры и постоялые дворы тоже были их епархией.

Несмотря на то, что купцы, даже первой гильдии, по своим привилегиям не дотягивали до дворянства, со временем это динамично развивающееся сословие по своей роли в обществе стало не менее значимо. Недаром специально для поощрения купцов было учреждено звание почетного гражданина, которое могло быть личным и потомственным. Купечество не только способствовало развитию промышленности, но и сделало огромный вклад в социальную сферу и культурную жизнь страны. Достаточно вспомнить такие имена, как Павел Третьяков, построивший Третьяковскую галерею, или Савва Морозов, без поддержки и финансирования которого вряд ли появился бы легендарный Московский художественный театр. Широко известно, что купечество было флагманом благотворительности, благодаря его лучшим представителям строились доступные для малоимущих медицинские учреждения, школы, училища, а также церкви, музеи и библиотеки. Были и династии благотворителей, как, например, московский купец I гильдии Христофор Дмитриевич Спиридонов и его сын Владимир Христофорович Спиридонов, предоставлявшие приют бедным и малообеспеченным гражданам в принадлежавших им домах, которые так и назывались – Спиридоновские. Также они были попечителями Александро-Мариинского приюта, находившегося в Протопоповском переулке.

Уникальность купеческого сословия и в том, что оно во многом изменило и определило архитектурный облик русских городов, и здания, построенные на средства купцов, не просто до сих пор служат горожанам, а многие из них являются истинными архитектурными шедеврами. Патриархальные купеческие семьи были большими и многодетными, кроме этого, в этой среде было принято брать на воспитание сирот. Поэтому их дома были просторными, добротными, строились для потомков, на века. Немаловажную роль в этом также играло и то, что купцы, пусть и за свой счет, имели возможность получать и, соответственно, давать своим детям хорошее образование. Поэтому построенные ими дома не были безвкусными новоделами тех, кто желает продемонстрировать свое богатство – напротив, купцы нанимали талантливых архитекторов, которые имели возможность воплотить в своем творении самые смелые замыслы и прогрессивные архитектурные стили. Впрочем, и здесь не обошлось без драм, одна из которых – история с особняком купца Игумнова на Якиманке. Шикарное здание в псевдорусском стиле, где с 1970-х гг. размещается французское посольство, давно признано жемчужиной русского зодчества. Однако, будучи построенным в конце XIX века, оно было раскритиковано архитектурным сообществом за «лубочность» и стилевую чрезмерность. И выдающийся архитектор Николай Поздеев впал в немилость к вероломному заказчику, который даже не возместил архитектору убытки – ведь проект оказался очень дорогим, и сам мастер был вынужден докупать стройматериалы за свой счет.

Однако необходимо упомянуть и пример счастливого сотрудничества заказчика и творца, плодом которого стали великолепный особняк Зинаиды Морозовой, жены Саввы Морозова, построенный по проекту архитектора Федора Шехтеля, в оформлении которого принимал участие Михаил Врубель. Здесь возникло созвучие вкусов купца и архитектора: Савва Морозов, во время своей учебы в Англии, был покорен ее неоготикой, а Шехтель, не чуждый средневековых мотивов, гармонично воплотил его смелый замысел. Еще два памятника русского модерна тоже возникли с «легкой купеческой руки» в начале ХХ века - это знаменитый особняк Рябушинского, построенный тем же талантливым Шехтелем, и особняк купца В.Д. Носова, построенный по проекту архитектора Льва Кекушева, виртуозно использовавшего резной деревянный декор. Словом, надо отдать должное лучшим представителям купеческого сословия: они давали возможность реализоваться талантам, воплотившим русский культурный ренессанс начала двадцатого столетия.