Международный институт генеалогических исследований
Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Масоны в России

Пожалуй, ни одна тайная организация не приобрела такого стойкого ореола мирового заговора, как масоны более чем за три века своего существования. Вокруг этого тайного общества, которое в действительности представляет собой конгломерат посвятительных организаций, во все времена было много легенд и слухов. Чтобы развеять наиболее популярные мифы о масонах, необходимо обратиться к достоверным источникам, которых и по сей день немного. Зато растет количество спекуляций и мистификаций на эту тему, что неудивительно: ведь порой исследования о масонах писали на заказ с целью разоблачения или, напротив, пропаганды.

Как пишет Нина Берберова в своей книге «Люди и ложи», в крайне-правых кругах русской эмиграции до сих пор бытует миф о «жидо-масонах», во главе которых стояли Троцкий и Ленин и которые погубили Россию и убили царя. Другое зловещее и бредовое представление о масонах сформировалось в Советском Союзе и сводилось к тому, что масоны – это нацисты, кайзер Вильгельм и Гитлер, которые хотели погубить советский пролетариат. И то, и другое заблуждение, порой весьма стойкое, не имеет никакого отношения к правде. Однако зерна истинной информации о роли и деятельности этого сообщества искать крайне затруднительно.

Одно можно сказать более-менее уверенно: и на Западе, и в России в масонские ложи вступали известные и уважаемые люди. Многих из них без преувеличения можно назвать цветом нации: Пушкин, Суворов, Кутузов, Радищев, Карамзин, Фонвизин, Бестужев, Рылеев, С. Муравьев-Апостол, Брюллов, Римский-Корсаков; в Европе – Моцарт, Конан-Дойль, Гете… и многие другие. Масонами были известные государственные деятели, в том числе некоторые русские цари и ряд президентов США.

Известно, что порой масонами становились из чисто карьерных интересов, – это касается в основном американских политиков. Но, кроме этого, что привлекало выдающихся творцов и государственных мужей вступать в сообщество, о деятельности и задачах которого порой не имели четкого представления даже те, кто в него входил? И почему репутация масонов столь противоречива? В этом не в последнюю очередь «повинны» сами члены лож, если можно так выразиться, «первых созывов». По свидетельству известного историка масонства А.Н. Пыпина, старинные масоны вели историю своего братства с момента строения Соломонова храма, откуда, собственно, и все причудливые масонские ритуалы и символы, а также и название «Свободные каменщики», которое толковалось как дружеское братство, искусство которого воплощало высокое нравственное учение. На самом же деле история масонства восходит к началу XVIII века и связано со средневековыми цехами. Эти строительные гильдии, возводившие архитектурные шедевры – знаменитые соборы Европы, имели свои корпоративные привилегии, в частности, собственный суд, что и породило эпитет «свободные».

Прежде всего, масонство распространилось в Англии и Германии. Нравственный посыл к самосовершенствованию тех, кто вступал в первые ложи, был обусловлен не только личностно, но и исторически. Народы Европы устали от кровавых религиозных войн. На фоне господствующего в сознании стихийного мистицизма родилась естественная тяга к поиску новой, чистой, незамутненной догмами и запретами «всеобщей» религии. Европейцы остро нуждались в возрождении основополагающих принципов христианства – любви к ближнему и терпимости. «Свободные каменщики» исповедовали именно эти принципы, причем  в соответствии с духом времени, они объединялись на внеконфессиональной и внесословной почве. Идейные вдохновители масонства предполагали создать союз, «в котором братски встречались бы люди всяких вероисповеданий, сословий и климата… чтобы этот чистый и свободный человек для своих новых воззрений имел… новый культ и обряд, где бы те вещи, которые могли бы казаться делом головы и пытливой мысли, стали также и делом фантазии и сердца… <…> Теперь надо было строить уже не внешний видимый храм, а храм внутренний и невидимый. Материалом для «королевского ремесла» должны были служить с этих пор не дерево, не камень, а жизнь и душа человека», – как писал немецкий историк литературы А. Геттнер.

Вот, пожалуй, если можно так выразиться, идеологическая платформа масонства. В восемнадцатом столетии, как известно, ветер перемен подул и в Россию – в то самое метафизическое окно, которое Петр I прорубил в Европу и воплощением которого стал великий град Петров. По легенде, которая едва ли имеет историческую ценность, именно царь Петр открыл дорогу масонству в российское государство и основал здесь первую ложу, якобы, еще в конце XVII в. Согласно этой версии, ключевыми фигурами в ней были Патрик Гордон и Франц Лефорт, ближайшие сподвижники молодого царя. Согласно другому преданию, Петр, получив масонский статус во время своего второго путешествия в Европу в 1717 г., приказал открыть или даже сам открыл ложу в Кронштадте.

Однако эта версия документально не подтверждается. Официальные сведения датируют открытие этой ложи 12 января 1781 г.

Итак, неистовый император вряд ли был причастен к распространению масонства на своей Родине. Но, тем не менее, российские «братья» чтут его имя и, конечно, не случайно связывают с ним свою историю. Реформаторская и преобразовательная деятельность Петра, таким образом, становится созвучна новаторству самих масонов, которые тоже сыграли определенную роль в культурной и духовной жизни России XVIII-XIX вв. Ведь само проникновение «свободных каменщиков» на российскую почву стало возможным, благодаря тому, что пытливым и ищущим умам открылись западные тенденции просвещения. Которые, в свою очередь, послужили мощным толчком для развития русской культуры. Расширились границы для поиска духовного и нравственного идеала, общественной инициативы, индивидуального развития личности, для которого в предыдущем столетии не было практической возможности. Появилась литература, которой еще в петровскую эпоху не существовало: книги тогда носили сугубо прикладной характер. Кантемир, Ломоносов, Сумароков выразили прогрессивные движения мысли. Эта литература служила уже не узко государственным нуждам, а нравственным запросам человека и его жажде рационального знания. И в общественном сознании наметились две тенденции, которые условно можно было бы назвать «научной» и «мистической». То есть, с одной стороны, – успехи естественных и точных наук, «живой интерес к французскому просвещению и энциклопедистам», который инициировала Екатерина II. С другой стороны – «наклонность к отвлеченной религиозности и мистицизму». Деятельность и направленность масонских лож принято относить ко второй тенденции.

И в то же время нельзя отрицать, что загадочное братство в момент своего расцвета, объединяя здоровые передовые силы общества, способствовало прогрессу. Ореол тайного знания, дух братской поддержки и взаимовыручки подпитывали творческие силы выдающихся людей. Хотя участие в тайных обществах могло выйти им боком. Екатерина II, воцарившаяся в 1762 году, не симпатизировала «свободным каменщикам», но и не преследовала открыто. Именно в ее эпоху, благодаря зарождению либеральных начал, масонство развило активную деятельность. «Шальная» императрица гордилась тем, что способствовала свободе слова и мысли, и в начале своего правления смотрела сквозь пальцы на то, что многие из ее приближенных участвовали в масонских затеях. Достаточно назвать Никиту и Петра Паниных, Н.В. и П.И. Репниных, Строганова, Воронцова, Мусина-Пушкина, Брюса, Куракина, Гагарина… – все сплошь господа с княжескими и графскими титулами и не последние люди в российском государстве. Более того, даже наследник престола, будущий император Павел I, был посвящен в масонскую степень с согласия матери. Но расположение монарших особ изменчиво и прихотливо. Особенно к тем организациям и подданным, которые имеют неосторожность обрести глубокое влияние на умы.

 В этом смысле показателен пример одного из самых известных и значимых деятелей эпохи просвещения, писателя и издателя Н.И. Новикова (1744-1818). Фактически этот человек создал и развил российское издательское дело. Его сатирические журналы «Трутень» и «Живописец», научный «Санкт-Петербургские ученые ведомости», первый в России философский журнал «Утренний свет», а также «Московские ведомости», стали классикой и образцами периодических изданий. Новиков выпустил ряд исторических изданий, аналогов которым до той поры не было. А получив в аренду типографию Московского университета, он за три года издал в ней больше книг, чем было выпущено в предшествующую четверть века ее существования. В течение московского, самого плодотворного периода своей жизни (1779-1792 гг.), Новиков, вдохновленный своими друзьями-масонами князем Трубецким и Херасковым, занимавшим пост куратора университета, вступает в ложу. Дальнейшая издательская и филантропическая деятельность талантливого литератора, – он основал, в частности, два училища для бедных детей и сирот, – проникнута его давними стремлениями к любви и помощи ближнему, к совершенствованию и освобождению от мелочей и грязи жизни. Это вполне совпадает с идеями, декларируемыми братством. Новиков, помимо прочих, выпускает и специальные масонские издания. И… над ним начинают сгущаться тучи. Потому что в 1780-е годы власть стала куда более подозрительна. Хотя долгое время, как известно, Екатерина благоволила прогрессивному издателю, открыто полемизировавшему с ее журналом «Всякая всячина». Но в 1792 г. императрица повелела заключить Новикова в Шлиссельбургскую крепость. В качестве одного из формальных обвинений фигурировала масонская деятельность, хотя по закону она не была запрещена.

В первый же день своего восшествия на престол в 1796 г. император Павел I освободил издателя, но здоровье его было основательно и безвозвратно подорвано. Он удалился в свое родовое имение Тихвинское-Авдотьино близ села, а ныне города Бронницы Московской губернии и прожил там до самой смерти в 1818 г., заботясь лишь о просвещении и благополучии своих крестьян.

После восстания Декабристов все тайные общества в России были запрещены. И следующий расцвет масонства в нашей стране последовал лишь через 80 лет. Тому были веские причины: поражение в Японской войне, революция 1905 года и рост влияния интеллигенции в обществе. Росло недовольство социально-политическими аспектами жизни, однако подавляющее большинство просвещенных граждан хотело мирных демократических перемен, а вовсе не революции. И вот тогда масонство, которое вновь проникло в Россию из Франции с помощью некоего профессора Максима Максимовича Ковалевского, стало, как когда-то в прошлом, проникать в самые высокие правительственные круги. Вплоть до того, что все члены Временного правительства принадлежали к масонам. Однако, имея отношение к Февральской революции, это тайное общество вряд ли имело отношение к тем переменам, которые произошли в России позже. После 1917 года на территории страны если и действовали тайные организации, то их участники рано или поздно подвергались жесточайшим репрессиям. Русское масонство оказалось в изгнании, как и большая часть представителей русского культурного ренессанса.