Международный институт генеалогических исследований
Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Благотворительность в России

                По отчасти объяснимому, отчасти мистическому совпадению благотворительность в России связана с тремя Мариями – чем и объясняется присутствие слова «мариинский» в названии того или учреждения. Все три Марии были женами российских императоров и по рождению иностранками, но каждая оставила свой неповторимый след в русской истории.

                Строго говоря, первые благотворительные учреждения появились при Екатерине II – в частности, Екатерининская больница, открытая в 1776 году, где могли получить помощь люди всех сословий. Возникла она, правда, на базе мрачного места – противочумного карантина на безлюдной в те времена 3-й Мещанской улице. В начале 1770-х годов в Москве вспыхнула страшная эпидемия чумы, которая была занесена вследствие русско-турецкой войны и антисанитарии, царящей в древней столице. Изначально Екатерининская больница размещалась в нескольких деревянных корпусах. При лечебном заведении была открыта богадельня и дом для инвалидов войны. Позже Екатерининская больница прославилась тем, что в ней впервые в Москве – в 1890 году – было сделано кесарево сечение. Разрастаясь, она создала много филиалов, которые впоследствии стали самостоятельными лечебницами. А основная больница в 1940-е годы была преобразована в знаменитый институт МОНИКИ.

              Мария Федоровна (1759-1828), супруга императора Павла I, после восшествия его на престол, встала во главе Императорского воспитательного общества благородных девиц – Смольного института, первого женского учебного заведения, основанного ее царственной свекровью. Воплощая этот замысел, Екатерина II надеялась содействовать «смягчению нравов»: согласно учрежденным ею правилам, девочки попадали в заведение не позже шестилетнего возраста и на целых 12 лет – при этом родители не имели право забрать их раньше, чем они окончат институт. Так, недрогнувшей рукой отрывая девочку от семьи – то есть от обывательской невежественной среды – императрица надеялась воспитать прогрессивную личность, тем самым сформировав принципиально новое просвещенное поколение. В эпоху Марии Федоровны, которая взялась за дело с благородным рвением и привлекла большие пожертвования, высокий общественный посыл несколько поутих: она была против такого раннего начала обучения, а также захотела отделить девушек дворянского происхождения от мещанок. И в перспективе сильно уменьшить их число среди обучаемых. Павел, впрочем, не позволил этого сделать.

                    Благодаря активному содействию Марии Федоровны было основано несколько женских учебных заведений в обеих столицах, в Симбирске, Харькове и других городах. Не менее значимым было ее преобразование воспитательных домов, иначе говоря, детских приютов. Чтобы уменьшить колоссальную детскую смертность в этих переполненных заведениях, императрица постановила оставлять в приюте только самых слабых и больных детей, а здоровых младенцев передавать в семьи добропорядочных и благонадежных государственных крестьян. С участием Марии Федоровны была образована крупнейшая российская благотворительная организация – Императорское человеколюбивое общество, а ее сын, император Николай I после смерти матери учредил «Ведомство учреждений императрицы Марии» для управления благотворительной деятельностью в России.

                 Во время коронации следующего монарха Александра II с головы его супруги Марии Александровны (1824-1880) упала корона, и обыватели сочли это дурным предзнаменованием. Однако символизм этого эпизода оказался иного свойства: императрица действительно не стремилась пользоваться привилегиями своего положения, не вмешивалась в политику, зато стала покровительницей Красного Креста, учрежденного при ней в России. Она же учредила всесословные женские гимназии, в которых обучали по новой углубленной программе и царил демократический дух просвещения. Мария Александровна также способствовала содержанию – в том числе благодаря и собственным средствам – многих больниц, богаделен, приютов и учебных заведений по всей России, а также повлияла на процесс освобождения крестьян. Во время очередной русско-турецкой войны она, вопреки придворному этикету, прекратила шить себе новые наряды в пользу пожертвований вдовам, сиротам и раненым. Кроме того, Мария Александровна одна из первых почувствовала масштаб личности педагога К.Д. Ушинского, которому ее покровительство помогло избежать того давления и гонений, которые во все времена обрушивались на талантливого человека со стороны государственной машины. Можно сказать, что Мария Александровна стала символом не только благотворительности, но и милосердия и христианского смирения. Пережив огромную трагедию – смерть сына цесаревича Николая (всего у нее было восемь детей, в том числе будущий император Александр III), а также предательство своего мужа, который при живой жене поселил в Зимнем дворце фаворитку Екатерину Долгорукую, с которой впоследствии вступил в морганатический брак, – Мария Александровна никому не жаловалась и никого не обвиняла. Она несла свой крест с достоинством и оставила после себя светлую память, чего не скажешь о большинстве венценосных особ.

                   И, наконец, третья Мария – Мария Федоровна (Дагмара) (1847-1828), супруга Александра III, стала достойной продолжательницей начинаний своих предшественниц. Она значительно увеличила бюджет Российского Красного Креста, мудро перенаправив финансовые потоки от пошлин и сборов, была попечителем Общества спасения на водах и возглавляла «Ведомство учреждений императрицы Марии». На ее плечи легли тяготы Первой мировой войны – и в 1916 году она покинула столицу и переехала в Киев. Здесь она погружается в организацию госпиталей и отправку санитарных поездов с ранеными. Здесь же узнает об отречении от престола своего сына Николая II...

                  Нельзя не отметить, что пример русских императриц задал тон в отношении к благотворительности правящего класса. Это формировало общественное мнение, и подобная деятельность стала, в конце концов, престижной. Несмотря на то, что Ведомство учреждений Императрицы Марии и Императорское Человеколюбивое общество находились в системе государственных органов, подведомственные им благотворительные заведения создавались и финансировались за счет пожертвований граждан. Поэтому приток частного капитала приветствовался и поощрялся, так же как и участие в пожертвованиях именитых титулованных особ, отмеченных орденами и другими статусными наградами. Благотворительность в то время – наиболее реальный способ добиться высочайшего признания. Заказать в то время строительство дома дешевых квартир для неимущих у лучших архитекторов – примерно то же самое, что приобрести ныне особняк на Рублевке. Остается только мечтать, чтобы нынешняя элита возродила этот принцип, ведь с тех пор число нуждающихся в жилье и малообеспеченных граждан многократно возросло…