Щипин В.И. «Семейная хроника»

Два чувства дивно близки нам,
В них обретает сердце пищу:
Любовь к родному пепелищу,
Любовь к отеческим гробам.
А.С.Пушкин

Попытка составить семейную хронику рода Щипиных превратилась в интересную и увлекательную работу, потребовавшую много времени, усилий, настойчивости и даже изобретательности. С удивлением пришлось увидеть, как раздвигаются рамки существования одной семьи, в повествование врываются вихри времени: первая русская революция, Октябрьский переворот, гражданская война, чистки и репрессии 30-х, Великая Отечественная война. Знаками вечной памяти и скорби о погибших стали скромные обелиски на могилах Сергея Павловича Щипина на берегу Невы под Петербургом, Павла Ивановича Щипина на кладбище военнопленных под городом Зиген в Германии. Старательно замалчивалась принадлежность Александра Дмитриевича и его родного брата Николая к русскому офицерскому корпусу. Неизвестна судьба Любови Щипиной и ее сыновей, пропавших в годы репрессий Иосипа Броз Тито в 40-50-е годы в Югославии. Расстрелян в 1937 году муж Анастасии Дмитриевны Щипиной. Воистину, судьба семьи – судьба страны.

Вся история рода Щипиных восходит к уроженцам Сольвычегодского уезда Вологодской губернии (теперь Красноборского, Ленского и Шенкурского районов Архангельской области). На сегодняшний день (февраль 2000 г.) известно несколько мест, откуда тянутся ниточки родственных связей: село Черевково с деревней Нижней Давыдовской на Северной Двине, деревни Слободчиково и Бердышиха на реке Вычегде, а также деревня Малая Липовка на реке Ваге. Ареал расселения небольшой (по северным понятиям о расстояниях – Черевково, Слободчиково и Малую Липовку разделяют 150-200 километров). Интересно было бы разыскать метрические книги Черевковской Успенской церкви и так называемые «ревизские сказки» по Черевковской волости, что позволило бы проследить насколько это возможно вертикальные и горизонтальные родственные линии. Весь вопрос – сохранились ли они, а если сохранились, то где: в Вологодском или Архангельском областных архивах?

Как нам удалось выяснить, Щипины проживают, в основном, в Москве (8 семей), Санкт-Петербурге и окрестностях (3 семьи) Новгороде Великом (1 семья), а также в Архангельске и Северодвинске.

Начну с наиболее многочисленного клана – московского. Родоначальник – ДМИТРИЙ ИЛЛАРИОНОВИЧ, родившийся в середине Х1Х века в селе Черевкове или деревне Нижней Давыдовской. У Дмитрия была одна дочь – АНАСТАСИЯ и четверо сыновей – ИВАН, АЛЕКСАНДР, НИКОЛАЙ и ПАВЕЛ.

АНАСТАСИЯ родилась в 1892 г., умерла в 1972 г. в г. Тамбове. Была замужем за врачом по фамилии ДОРН, который в 1937 г. был репрессирован. Детей в семье не было.

Об ИВАНЕ ДМИТРИЕВИЧЕ известно очень мало. Умер в1948 г. Был женат на АЛЕКСАНДРЕ, их так и звали в семье – дядя Ваня и тетя Саня. Своих детей не было, но в свое время они взяли на воспитание племянницу тети Сани – Любу.

Люба в 1945 году вышла замуж за югослава, уехала с мужем на его родину, став Любицей Скриповой, родила двух сыновей. С момента обострения отношений с Югославией в 40-50 гг. никаких сведений о семье Любы нет.

Совершенно нет сведений об АЛЕКСАНДРЕ ДМИТРИЕВИЧЕ, который, судя по сохранившимся фотографиям, был офицером русской армии в чине от подпоручика до капитана. Наиболее вероятно, что участвовал в Первой мировой войне. После 1917 года он вернулся в родную деревню, где до самой смерти в 1939 году работал пасечником.У него было девять детей : ВЕНИАМИН, ВЛАДИМИР, НИКОЛАЙ, КЛАВДИЯ, ЗОЯ, АНАСТАСИЯ, ВЕРА, КОНСТАНТИН, БОРИС.

НИКОЛАЙ ДМИТРИЕВИЧ родился в 1885 г. в деревне Нижне-Давыдовской Черевковской волости Сольвычегодского уезда Вологодской губернии. До Октябрьской революции работал в Петербурге сначала «мальчиком» в трактире «Тулон», который находился в Демидовом переулке, д.5 вблизи Невского проспекта, затем конторщиком и счетоводом. Служил в русской армии вольноопределяющимся в одной из саперных частей петербургского гарнизона, получил первый офицерский чин прапорщика, участвовал в боевых действиях Первой мировой войны на Турецком фронте в 1916-1917 гг. После революции вновь работал счетоводом, бухгалтером и главным бухгалтером в гг. Тамбове и Воронеже. Был женат на Ольге Викторовне Бриммер (1892-1919) – дочери потомственного дворянина. В 1918 г. в г. Гатчина у них родился сын КОНСТАНТИН. Через год в возрасте 27 лет Ольга Викторовна умерла от тифа вблизи города Тамбова. Еще через восемь лет – в 1927 году, находясь в служебной командировке в г. Валуйки Воронежской области, умер и Николай Дмитриевич, оставив девятилетнего сына мачехе, имевшей троих (четверых?) своих детей и работавшей киоскершей.

КОНСТАНТИН НИКОЛАЕВИЧ (1918-1980) вспоминал о своей мачехе как о доброй женщине, которой приходилось очень тяжело. В 1931(?) г. его взяла на воспитание бабушка – Анна Александровна Бриммер-Васильева (ур. Смирнова), жившая в Москве и оставшаяся к тому времени одна, потеряв кроме дочери еще двух мужей и сына – Константина Викторовича Бриммера – офицера русской армии, георгиевского кавалера, служившего после революции военспецом в Красной Армии и к моменту своей смерти в 1931 г. занимавшего должность начальника инспекции конвойных войск НКВД.

Бабушка была женщиной строгих правил, с тяжелым в общении характером, своенравной, гордилась принадлежностью к высшему сословию, ограничивая соответственно и круг общения. Сохранилось еще то столовое серебро с вензелями, хитрые ложечки, вилочки, подставочки под них и разные приспособления. Жили они с внуком на две пенсии, воспитание было суровым, но бабушку Константин Николаевич очень любил. Из семьи Щипиных она поддерживала связь только с Иваном с его женой Александрой и Евфимией Ивановной – супругой Евгения Павловича – женщиной очень общительной и умевшей находить подход к людям. К сожалению, других подробностей и каких-либо документов по линии его матери, да и подробностей жизни отца не сохранилось, так как родство такого рода, мягко говоря, не поощрялось, а потому детей следующего поколения оберегали от лишней информации на этот счет. Связь поколений искусственно прервалась. И это была не просто предосторожность – ведь Константина из-за не рабоче-крестьянского происхождения не приняли в пионеры, а в Московском инженерно-строительном институте, куда он поступил в 1936 г., окончив школу, не приняли и в комсомол.

В институте Константин проучился два года и в 1938 г. перешел в Военно-инженерную академию РККА им. Куйбышева. Армия после репрессив-ной чистки интенсивно обновляла кадровый состав, пере-вооружалась, требовались молодые с современным образова-нием люди, поэтому в вузах проводилась активная агитация, да и материально жили с бабушкой трудно, а там – все-таки полное обеспечение. Не с первого раза, но принял решение о переходе на военную службу, так и оставшись на ней потом до самой пенсии. Перевелся на аэродромно-строительный факультет и закончил службу в должности Главного инженера Управления инженерно-аэродромной службы ВВС и звании полковника-инженера.

Страна готовилась к большой войне, поэтому в Академии курс обучения был укороченный – четыре с половиной года вместо пяти. Сокурсников, оставшихся в живых после войны, он пересчитывал по выпускной фотографии своего потока на пальцах.

В феврале 1941 г. с тремя кубарями в петлицах получил распределение в Прибалтику в г. Крустпилс на должность заместителя командира батальона по технической части. Батальон обслуживал территорию всей Прибалтики, и до начала войны он объездил с заданиями эти замечательные места. Что такое настоящие бомбежки военных объектов сразу понял под утро 22-го июня. Затем - 6-я воздушная армия, которая в составе Северо-Западного фронта, 2-го и 1-го Белорусского фронтов участвовала в Демянской операции 1942 г., наступательных боях в районе Старой Руссы, Невельской и Белорусской операциях. В конце 1944 г. управление 6-й воздушной армии было переформировано в управление ВВС Войска Польского. Так Константин Николаевич внес свой вклад в создание Войска Польского. На войне простых дел не бывает – задания были разные, в том числе и рискованные, опасные. За участие в разработке и непосредственном обеспечении боевых операций награжден орденами Отечественной войны П степени, Красной Звезды, двумя польскими серебряными крестами «За заслуги», медалями «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией», польскими медалями «За Варшаву», «Победы и Свободы», «За Одру, Нису и Балтику». К концу службы к вышеперечисленным орденам добавились орден Трудового Красного знамени, орден «За службу Родине в Вооруженных Силах» Ш-й степени, еще один орден Красной Звезды, медали «За боевые заслуги», «В память 800-летия Москвы», а также семь юбилейных и четыре медали за выслугу лет и, наконец, монгольская медаль «30 лет победы на Халхин-Голе».

С 1946 г. служит в Москве в напряженном режиме, характерном для работы всех центральных ведомств того времени: с 11 часов утра до часа ночи . В государстве разрабатывается новая оборонная доктрина. Создается новое поколение авиационной техники, новое оружие, принципиально меняется и расширяется география базирования, требуется создание новой технологии наземного обслуживания всей этой грандиозной системы. В конце 40-х – начале 50-х годов проходит новая волна чистки в партии и новые репрессии в руководстве армии. Резко усиливается идеологическая составляющая в пропаганде. Идет обмен партийных документов. Как бы оправдываясь, что ни в чем не виноваты, люди пишут подробные автобиографии с изложением происхождения и судьбы родственников, включая родню жен и мужей, их поведение в военное время. Возникает проблема изложения полуправды про мать, не противоречащей написанному когда-то – дата рождения, дата смерти, все остальное по умолчанию. Что писать про тещу, которая по воле судьбы оказалась родом из восточной Польши, той, что была частью Российской Империи. Эта территория дважды была в тылу врага. Неважно, что она уехала оттуда еще до Первой мировой войны – никаких документов нет. Кто все это будет читать, что будут вычитывать и как интепретировать?

Сейчас все это кажется дикостью, сюрреализмом, но тогда это было проблемой для многих. Это было время, когда многим детям говорили: «Все, что ты слышишь дома, ты никому, нигде и никогда не должен рассказывать! У тебя папа военный! На вопрос, кто твой папа, ты должен отвечать – инженер-строитель! » Дети это с удивлением, но молча усваивали, и реалии двойного стандарта надолго запали в подсознание.

После 1954 года жизнь становится менее регламентированной, но начинаются ежегодные длительные инспекционные поездки вдоль всей дальневосточной и северной границы страны в летнее время. Регулярные посещения «передовой» – в странах социалистического лагеря. В 60-е годы в сферу жизненных интересов государства попадает все больше ближних и дальних стран. Следуют командировки в Афганистан в 1959 г. и в Алжир в 1964 г., а с изменением геополитической обстановки в 1965-75 гг. – в Канаду, Швецию, Швейцарию.

После инфаркта в 1975 г. вышел в отставку и работал референтом директора института «Аэропроект», где с успехом использовал свой огромный практический опыт и широкую эрудицию .

Он хорошо рисовал и в появившееся свободное время занялся изготовлением аппликаций из соломки. Кроме того, он с молодости по-настоящему увлекался фотографией, делал замечательные снимки, использовал свое хобби даже в служебных целях, заразил этим увлечением сыновей. Однако вскоре произошел второй инфаркт, а в 1980 г. на следующий день после 62-го дня рождения – третий и последний.

2-го января 1945 года, в один из своих приездов с фронта в Москву, Константин женился на Тамаре Степановне Суворовой (1918-2000), с которой одно время учился в школе, пока мальчиков и девочек в 30-е годы не развели по разным школам. Тамара к тому времени закончила Московский педагогический институт им.Крупской и работала преподавателем в своем институте, всю войну провела в Москве. Участвуя в Трудовом фронте, выезжала на рытье окопов, за что также имеет медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне» и «50 лет Победы в Великой Отечественной войне». Всю войну они переписывались, и некоторые из этих писем долгое время были целы. Во всяком случае сохранились записки на обратной стороне фотографий, которыми обменивались четыре года редких встреч. Осенью 1945 г. она поехала к нему в разбитую войной Польшу рожать первого сына, и потом полностью посвятила себя семье, воспитанию детей, а на протяжении последних 30-ти лет жизни – внуков.

У Константина и Тамары родилось двое сыновей: ЮРИЙ и СЕРГЕЙ.

ЮРИЙ КОНСТАНТИНОВИЧ родился 11 октября 1945 года в гор. Прушков Варшавского воеводства, где тогда проходил службу его отец. В 1970 г. закончил Московский инженерно-физический институт. После окончания вплоть до 1998 г. работал в Московском химико-технологическом институте (теперь РХТУ) им.Д.И.Менделеева. В 1978 г. защитил кандидатскую диссертацию на тему: «Разработка автоматизированной системы проектирования технологического оборудования ректификационной установки». Последняя должность в РХТУ – доцент факультета кибернетики химико-технологических процессов по кафедре вычислительной техники. В настоящее время – заведующий кафедрой информатики Института молодежи (бывшая Высшая комсомольская школа). Основное научное направление – системный анализ. На педагогической работе – 25 лет. Опубликовал 52 научные и 8 учебно-методических работ. Владеет английским языком. Домашний адрес: г. Москва, ул. Дубнинская, д.4, корп.1, кв.43, тел.481-51-86. Жена –Ольга Павловна (Баранова) 1946 г.р. Дочь – Елена 1971 г.р. замужем за Юрием Анатольевичем Якушевым. У них двое детей: Екатерина 1996 г.р. и Алексей 1998 г.р.

СЕРГЕЙ КОНСТАНТИНОВИЧ родился 17 февраля 1953 г. в Москве. В 1976 г. закончил Московский инженерно-физический институт. Кандидат технических наук. Работает в инженерном центре «ОКБ им. А.И. Микояна» Российской самолетостроительной корпорации «МиГ» в должности начальника отдела Газовой динамики. Лауреат премии Ленинского комсомола. От первого брака (жена Лариса 1956 г.р., выпускница Московского инженерно-физического института, кафедра кибернетики) – сын Константин 1979 г.р., студент четвертого курса Московского института стали и сплавов. Успешно помогает матери в организации туристского бизнеса. От второго брака (жена Ольга 1956 г.р., выпускница Сельскохозяйственной академии им. Тимирязева) – дочь Татьяна 1988 г.р. и сын Александр 1990 г.р., тел.196-37-52.

ПАВЕЛ ДМИТРИЕВИЧ родился в 1876 году в деревне Нижней Давыдовской Черевковской волости Сольвычегодского уезда, умер в 1934 г. в Москве, похоронен на Ваганьковском кладбище. Был дважды женат. Первая жена – Дарья Макаровна, с которой он не жил с лета 1917 г. Вторая жена – Елена Васильевна (Громогласова). От первого брака у Павла Дмитриевича – восемь детей: Евгений, Ольга, Зоя, Леонид, Ия, Ариадна, Алексей, Сергей. От второго – сын Михаил.

Павел Дмитриевич получил домашнее образование, а также закончил одноклассное министерское училище. Самостоятельную жизнь начал рано. На мировоззрение Павла Дмитриевича большое влияние оказали взгляды политических ссыльных, с которыми он много общался в юности. Они же привили ему вкус к самообразованию и любовь к книге. На протяжении многих лет Павел Дмитриевич – активный читатель Сольвычегодской земской библиотеки (См. например, “Отчет о деятельности Сольвычегодской земской публичной библиотеки за 1906 год” в Журнале Сольвычегодского уездного земского собрания). В списке читателей под № 2 – Щипин Павел Дмитриевич, уплативший 15 копеек членского взноса за пользование библиотечной литературой.

Женившись в 16 лет, Павел Дмитриевич зарабатывает на жизнь работой волостного писаря. К 1901 г. он уже поработал в трех волостях Сольвычегодского уезда. С 1901 по 1906 гг. П.Д. – делопроизводитель Сольвычегодской уездной земской управы. Годовое жалованье – 420 рублей, на иждивении уже пятеро детей: Евгений, Ольга, Зоя, Леонид и Ия. Павел Дмитриевич мечтает дать своим детям полноценное образование. Как раз в это время в гор. Великий Устюг открывается мужская классическая гимназия, в которую он хотел бы определить своего старшего сына Евгения. Но средств едва хватает, чтобы содержать выросшую семью, поэтому Павел Дмириевич в 1904 г. подает прошение руководству Земской управы о выделении стипендии на обучение сына в гимназии. Земская управа идет навстречу своему молодому энергичному работнику и, в свою очередь, обращается в Сольвычегодское земское собрание с докладом “О назначении стипендии сыну письмоводителя управы П.Д.Щипина”:

“Письмоводитель сольвычегодской уездной земской управы П.Д.Щипин просит управу ходатайствовать перед земским собранием о назначении его сыну Евгению стипендии от земства на продолжение образования в Устюжской гимназии. П.Д.Щипин – крестьянин Сольвычегодского уезда Черевковской волости, в канцелярии управы служит с 1 августа 1901 г. на 35-рублевом месячном содержании, имеет семью из жены, двух сыновей 10 и 2 лет и трех дочерей 6, 5 и 1 года. Сын Евгений, на которого испрашивается стипендия – 10 лет (родился 27 ноября 1893 г.) – обучается во 2-ом отделении Сольвычегодского приходского училища.

Отличаясь примерными личными качествами, П.Д.Щипин вместе с тем является примерным же работником в управе. Его подготовленность к делу, в высокой степени добросовестное отношение, трудолюбие и, можно сказать, постоянное нахождение на своем деле всегда отмечались и ценились управой. Таких работников, как П.Д.Щипин, нужно не только ценить, но и всемерно содействовать улучшению условий их личной жизни. Только при таком отношении к своим лучшим служащим мы можем рассчитывать на то, что они дольше у нас прослужат и не будут стремиться уйти в другое место, где условия службы лучше. П.Д.Щипин искренне желал бы дать образование своему старшему сыну, но средств на это не имеет. При той дороговизне жизни, какая стала в Сольвычегодске за последние годы и при той большой семье, какую он имеет, П.Д. не только не может содержать сына в другом городе отдельно от себя, но и с большим трудом сводит концы с концами по удовлетворению своих обычных и необходимых жизненных потребностей, тех потребностей, отказ от которых ставит человека в высокой степени тяжелое положение.

Назначение стипендии от земства было бы делом вдвойне хорошим: оно избавило бы П.Д.Щипина от преследующей его тяжелой думы, что его дети останутся без образования, без всякой подготовки к честной трудовой жизни, с одной стороны, а с другой – даст ему возможность со спокойной душой продолжать службу в земстве, а не искать другую. Земское собрание не отказывает в стипендии таким лицам, которые обосновывают свои ходатайства на одном том, что они есть плательщики земских сборов. Стипендия лицу, служащему в земстве и вместе с тем крестьянину своего уезда - следовательно плательщику земских сборов – будет тем более уместной.

Докладывая о вышеизложенном, управа имеет честь усерднейше просить Земское собрание назначить сыну письмоводителя управы П.Д.Щипина Евгению Щипину стипендию от Сольвычегодского земства на продолжение образования в Устюжской мужской гимназии в размере 120 рублей в год, на весь курс гимназии без возврата в поощрение службы его отца в земстве.

Председатель Управы Ленин
Члены Управы Бурдаев, Абрамовский, Костин
Секретарь Сысоев”.

А вот и долгожданная выписка из журнала заседания Сольвычегодского очередного земского собрания за 24 сентября 1904 г.:

“По докладу управы о назначении стипендии сыну письмоводителя управы П.Д.Щипина собрание закрытой баллотировкой шарами постановило: назначить Евгению Щипину стипендию 120 рублей в год согласно докладу управы”. (Цит. по печатному экземпляру “Сольвычегодское уездное собрание, очередная сессия, 1904 г.). Вот так, 11 лет от роду, вдали от родных, один в чужом городе, начал новую взрослую жизнь наш дед – Евгений Павлович.

Новые ветры начинают дуть над Россией. Свежий ветер свободы почувствовали и жители Вологодской губернии. Следует заметить, что к началу ХХ века усилиями царского правительства, направленными на борьбу с революционными настроениями в обществе, значительная часть интеллигенции из обеих столиц и университетских городов плавно (я бы позволил каламбур – “поэтапно”) переместилась на Север: в Архангельскую и Вологодскую губернии. Здесь возникают объединения ссыльных различной политической ориентации: эсеров, социал-демократов и других. В губерниях идет интенсивная интеллектуальная работа. Примером тому может являться становление нашего прадеда как человека и гражданина. Работа политических ссыльных приносит и сугубо практические плоды. Наверное, каждый из вас знает знаменитое вологодское масло. А ведь оно родилось в коммуне ссыльных народовольцев “Молочное” в нескольких километрах от Вологды, где сосланные интеллигенты, взяв на вооружение самые передовые методы ведения скотоводства и молочного хозяйства добились удивительных для северных районов России результатов.

События в Санкт-Петербурге, 9 января, баррикады в Москве на Красной Пресне, разгром восстания, манифест 17 октября – все это не может оставить в стороне умного, молодого, энергичного человека, уверенного в своих силах и стремящегося к воплощению вековых идеалов свободы, равенства, братства. П.Д. вступает на путь борьбы за место депутата Государственной Думы первого созыва от Вологодской губернии.

Вместе с ним баллотируются и проходят в Думу от Вологодской губернии:

  1. Андреев Николай Николаевич, дворянин, предводитель дворянства, окончил Императорский лицей, примыкает к партии “Союз 17 октября”. Живет в Вологде.
  2. Мартьянов Дмитрий Константинович, крестьянин деревни Заврага Семеновской волости Вологодского уезда. Примкнул к прогрессивной партии.
  3. Федотовский Степан Ильич, крестьянин деревни Жар, Богоявленской волости, Устюгского уезда. Стоит на строго демократической точке зрения.
  4. Шемякин Афанасий Леонтьевич, крестьянин деревни Кошков Утмановской волости, Никольского уезда. До последнего времени совершенно не интересовался политической и общественной жизнью родины. Консерватор.

Весной 1906 года депутаты первого в истории России законодательного органа собираются в Санкт-Петербурге. Среди них и Павел Дмитриевич. Вот какая характеристика дается Павлу Дмитриевичу в сборнике “Первая Государственная дума” (Москва, типография Сытина, 1906 г.): “Павел Дмитриевич Щипин, крестьянин Сольвычегодского уезда. Получил домашнее образование, служил писарем в трех волостях. П.Д. от роду не более 30 лет; выглядит совершенным интеллигентом. На все вопросы, требующие разрешения в Думе, смотрит очень определенно. В первую очередь считает необходимым выдвинуть земельный вопрос, стоит за самоуправление страны, желает полного представительства. Вполне разделяет программу партии конституционных демократов, но не вступил в эту партию потому, что в деревне некому было соорганизовать группы. В “Крестьянский союз” не вступил потому, что считает вопрос об отделении церкви от государства преждевременным”.

В “Памятной книжке Первой Государственной Думы”, изданной М.М.Бениславским в Санкт-Петербурге в 1906 году дается похожая характеристика: “П.Д.Щипин, крестьянин Сольвычегодского уезда, родился в 1876 году. Долгое время занимался самообразованием. Самыми важными П.Д. считает вопросы о народном образовании и земельный. Сторонник самоуправления и полного представительства для Думы. Член партии кадетов”.

Как видно, у П.Д. достаточно четкие представления о своем месте в Государственной Думе и тех задачах, которые он предполагает решать, используя свой депутатский мандат. В качестве сравнения я бы хотел привести выдержки из характеристик двух коллег П.Д. – депутатов Госдумы от той же Вологодской губернии.

“Дмитрий Константинович Мартьянов, крестьянин, от роду 50 лет. Жаловался корреспонденту местной газеты, что избранием на спину его положили такое тяжелое бремя, что сил его не достает, и он только надеется на Божью помощь. Сам о себе Дмитрий Константинович говорит так: “Я человек среднего ума, с мягким сердцем, не много знающий, вполне сознаю важность дела, на которое вступаю и совершенно теряюсь, как сумею выполнить возложенную задачу”.

“Степан Иванович Федотовский, крестьянин Устюжского уезда, служит волостным писарем. По словам знающих его людей, он – простой, честный, понимающий человек, но так же, как и Мартынов не совсем верит в свои силы и чувствует себя неподготовленным к предстоящей ему ответственной деятельности”.

Честно говоря, листая стенографические отчеты заседаний Государственной Думы, я опасался, что наш прадед–провинциал, впервые оказавшийся в Санкт-Петербурге и переступивший порог Таврического дворца, затеряется в нем, сникнет перед столичными знаменитостями, имена которых знает и повторяет вся страна: Муромцев, Набоков, Кузьмин-Караваев, князь Долгоруков, граф Толстой… Но к своему удивлению и радости читаю, например, что на девятом заседании, состоявшемся 15 мая 1906 г. группа из 151 депутата, а среди них и П.Д.Щипин, выступила с инициативой разработки пакета законопроектов “Основные положения законов о гражданском равенстве”. Заметьте, что с момента начала работы Думы прошло всего 18 дней, депутаты собрались вместе только в девятый раз, не решена еще масса организационных вопросов, идут споры о том, как ответить царю на его приветствие Государственной Думе по случаю начала ее работы. И тем не менее наиболее активные депутаты уже приступили к своим прямым обязанностям.

Вот что предложила эта группа:

“Мы, нижеподписавшиеся, предлагаем Государственной Думе приступить к выработке ряда законопроектов, покоящихся на следующих основных положениях:

Все граждане обоего пола равны перед законом.

Разделить работу на 4 разряда:

  • 1 разряд – ограничения крестьян подлежат отмене: подведомственность особым крестьянским учреждениям и особой юрисдикции, ограничения в распоряжении имуществом и в свободе передвижения, ограничения по образованию и по поступлению на государственную службу.
  • 2 разряд – все ограничения по национальному и религиозному признаку подлежат отмене.
  • 3 разряд – все привилегии дворянства по образованию, по государственной службе, по владению недвижимым имуществом и по участию в местном самоуправлении подлежат отмене.
  • 4 разряд – ограничения для лиц женского пола гражданскими законами, ограничения в активном и пассивном избирательном праве и все ограничения в публичных правах подлежат отмене”.

Далеко не все из 500 депутатов поддержали эту инициативу, достаточно радикальную и даже революционную. Но наш прадед был среди подписавших этот документ. Следовательно, не растерялся, не изменил своим взглядам и убеждениям!

Читаем стенограммы заседаний Думы дальше. Вот подпись П.Д. под запросом на имя министра внутренних дел о голоде в 24 губерниях: “1.Намерено ли правительство продолжать борьбу с голодом до нового урожая? 2.Намерено ли министерство внутренних дел устранить препятствия со стороны местных администраций для оказания широкой помощи голодающим частными лицами и общественными организациями?”

23 мая 1906 г. 30 депутатов обращаются с запросом к Председателю Совета министров с запросом по вопросу ущемления прав и восстановления законных требований политических заключенных Екатеринодарской тюрьмы, объявивших голодовку. В запросе содержится требование привлечения к ответственности виновных должностных лиц. Среди подписавшихся – П.Д.Щипин.

На 16-м заседании 27 мая 1906 г. П.Д. в составе группы из 34 депутатов обращается с запросом к министру внутренних дел по поводу содержащихся под стражей без предъявления обвинения 8 крестьян села Нагаткина Симбирского уезда и бесчинствах казаков, присланных в село на постой.

На этом же заседании зачитывается телеграмма от ссыльных из села Никольского Вологодской области: “Существовать на 7 копеек невозможно, требуйте 20 копеек квартирных, одежных. Обратите внимание.” Депутаты тут же направляют запрос министру внутренних дел. Подписывается 30 депутатов, двадцатая подпись – Щипин.

Таких запросов, где фигурирует подпись П.Д.Щипина, я обнаружил в материалах Первой Думы девять. Все они, как правило, затрагивают вопросы прав и свобод граждан, гуманного и человечного обращения с заключенными, законности и порядка. Каким нам теперь представляется прадед? Безусловно - гуманист, демократ, борец за права человека, правозащитник. Для сравнения – коллеги П.Д., депутаты от той же Вологодской губернии Шемякин и Федотовский, за все время работы в Госдуме подписали только один запрос.

Но Первая Дума просуществовала всего 72 дня. Оппозиционные настроения, явная антиправительственная направленность деятельности думских депутатов на фоне роста реакции в стране привели к тому, что 8 июля высочайшим указом она была распущена. Большинство депутатов собрались в Выборге, где выработали обращение “Народные избранники – народу”, названное затем “Выборгским воззванием”. Воззвание содержало недвусмысленный призыв к гражданскому неповиновению, что еще более восстановило против думцев царские власти. Репрессии не заставили себя ждать. Практически все подписанты были преданы суду и отбыли трехмесячное тюремное заключение. Дворяне были лишены своих дворянских званий, чиновники лишились государственной службы. Прадед воззвания не подписывал, но репрессии коснулись и его. Обратимся к книге В.В.Брусянина “Судьба первых депутатов” (Спб, 1906 г.): ”Лишены звания и устранены от исполнения обязанностей член уфимской губернской земской управы граф П.П.Толстой и члены сольвычегодской земской управы П.Д.Щипин и Лобанов”.

Итак, в службе отказано, средств к существованию нет, на руках пятеро детей. Из них старшему – 13, младшей – 3 года. И вдруг появляется совершенно неожиданый доклад ревизионной комиссии Сольвычегодского уездного земского собрания:

“Крестьянин нашего уезда Черевковской волости Павел Дмитриевич Щипин занимал должность письмоводителя Сольвычегодской уездной земской управы около 5 лет. В 1904 г. управа аттестовала Павла Дмитриевича перед земским собранием как высокой степени полезного работника. Собрание разделило это внимание и назначило как награду за службу его, стипендию сыну на воспитание в мужской гимназии.

П.Д.Щипин ценился не только как полезный земский работник, но и как человек и общественный деятель. Население уезда почтило его высоким доверием – избрало членом Государственной Думы. Доверие Павел Дмитриевич оправдал и здесь. Крестьянское население губернии одобряло его поведение в думе, слало ему массу приговоров и писем, с выражением своего ему доверия и с требованием добиваться земли и воли.

После известного роспуска Государственной Думы П.Д.Щипин, человек обремененный семьей и не имеющий решительно никаких средств, возвратился на родину и пока не занимает никакой должности.

В составе канцелярии нашей земской управы служил более 4 лет и другой крестьянин нашего уезда – Михаил Иванович Лобанов. Работа его в управе ценилась так же, как и работа П.Д.Щипина. Но тяжелые нравственные условия службы, какие были созданы в управе за последнее время, вынудили его оставить службу, и он остался без работы и средств.

Входя в тяжелое положение, в какое ныне поставлены П.Д.Щипин и М.И.Лобанов, и считая своей нравственной обязанностью прийти на помощь полезным земским работникам, ревизионная комиссия имеет честь предложить земскому собранию постановить просить Сольвычегодскую уездную земскую управу и особенно ее председателя снова принять П.Д.Щипина и М.И.Лобанова на службу Сольвычегодского земства.

Председатель комиссии: А.Скрипов, члены: Н.Аруев, Поспеловский, А.Гурьев. “.
( Цит. по сборнику “Сольвычегодское уездное земское собрание. Отчеты, сметы. Очередная сессия 1906 г. Великий Устюг, 1907 г., стр. 709 – 710).

Доклад ревизионной комиссии не остался без внимания , и в “Журнале заседания Сольвычегодского очередного уездного земского собрания” за 13 октября 1906 г. в пункте 2 мы читаем: “По докладу ревизионной комиссии о выдаче служившим в канцелярии управы П.Д.Щипину и М.И.Лобанову вознаграждения за полезную их службу собрание постановило: выдать Щипину 100 рублей и Лобанову 50 рублей из остатков кредита по смете на 1906 год”. А затем справедливость была восстановлена полностью: в 1907 г. П.Д. был восстановлен в должности, и его фамилия вновь мелькает в документах земского собрания: “Доклад в Сольвычегодское уездное земское собрание об избрании членов комиссии по народному образованию на 1908 г.”. Председатель управы: Колокольцов, члены: Аруев, Татарский. За секретаря: Щипин; “Доклад об избрании представителей земства в педагогические советы Сольвычегодского и Красноборского городских училищ. Председатель: Колокольцов, члены: Аруев, Татарский. За секретаря: Щипин.

По-видимому, Павел Дмитриевич Щипин был действительно незаурядным человеком, так как в 1907 году он вновь избирается депутатом Государственной Думы второго созыва от той же Вологодской губернии. Примечательно, что он единственный из депутатов Северного края, кто избран повторно. Чем-то, вероятно, обладал этот человек, получивший всего-навсего “домашнее образование”, но с лицом “совершенного интеллигента”? Умом, чувством справедливости, умением формулировать задачи и цели и добиваться их выполнения и достижения? Определенно одно: люди ему верили, его уважали, на него надеялись.

Так произошло вторичное вхождение прадеда в Таврический дворец. Во П Думе он пересмотрел свои взгляды: отойдя от конституционных демократов, сотрудничает во фракции трудовой группы и является членом Временного комитета Всероссийского крестьянского совета (см. “Состав трудовой группы в I и П Государственной думе” М.,1988, стр.188). С первых же дней работы Госдумы второго созыва П.Д. сразу же включается в активную деятельность: он входит в состав комиссии по рассмотрению законопроектов о неприкосновенности личности, жилища и тайны корреспонденции, а также работает в комиссии по разбору корреспонденции, поступающей в адрес Думы. Всего за 4 месяцы работы Думы было получено 1900 прошений, из них рассмотрено 935.

Вторая Дума тоже просуществовала недолго. После очередного роспуска народные избранники возвращаются в родные места. Но тут Павла Дмитриевича ждет неприятный сюрприз: по личному решению губернатора Вологодской губернии ему запрещено занимать должности государственной и земской службы. Чем-то крупно насолил Павел Дмитриевич губернским властям. П.Д. принимает решение перебираться в Санкт-Петербург. Адрес в Санкт-Петербурге: станция Шувалово Финляндской дороги, ул. Семеновская, д. № 1. Старший сын Евгений остается в Великом Устюге, где заканчивает четвертый класс гимназии. Но и он вскоре вынужден перебраться вслед за всей семьей в Питер – в 1909 г. земство лишает его стипендии. П.Д. заканчивает бухгалтерские курсы и работает в страховом обществе “Саламандра”. Сын Евгений в 1914 г. поступает на физико-математический факультет Петербургского университета, но, закончив первый курс, переводится в Москву в Петровскую сельскохозяйственную академию. Семья к этому времени значительно выросла: в 1908 г. родилась дочь Ариадна, в 1910 – сын Алексей, а в 1913 – Сергей. Шла мировая война, жить становилось все труднее. Летом 1917 г., спасаясь от надвигающегося голода, Дарья Макаровна с детьми возвращается в деревню. Павел Дмитриевич остается в Петрограде и с тех пор с семьей не живет.

После революции П.Д. работает в страховом отделе Центросоюза и Коопстрахсоюзе. Последнее место работы – бухгалтер в Наркомате земледелия СССР в Москве. В конце 20-х годов П.Д. женится на Елене Васильевне Громогласовой, от которой у него в 1931 году рождается сын Михаил. Через три года Павла Дмитриевича не стало.

Если посмотреть на наше генеалогическое древо, то теперь я вынужден опуститься на одну ступеньку ниже, то есть приступить к описанию детей Павла Дмитриевича, а их ни много ни мало – девять человек! А если сюда приплюсовать внуков и правнуков, то получится 34 человека. К сожалению, о многих я знаю очень мало, но надеюсь, что когда-нибудь общими усилиями мы создадим полную картину всей нашей семьи.

Итак, старший сын Павла Дмитриевича – ЕВГЕНИЙ ПАВЛОВИЧ, о котором мне уже приходилось упоминать. Евгений Павлович родился 27 ноября 1893 г. (10 декабря – по новому стилю) в деревне Нижней Давыдовской Черевковской волости Сольвычегодского уезда. Крестился в Черевковской Успенской церкви 28 ноября того же года. Крестным отцом Е.П. был крестьянин деревни Кухтыревской Аполлон Иванович Мишуринский, крестной матерью – крестьянка деревни Козьминской Афанасия Алексеевна Подойницына. Таинство крещения совершил священник Харлампий Пулькин с псаломщиком Павлом Щергиным.

Закончив два класса приходского училища в г.Сольвычегодске, Евгений Павлович поступает в 1905 г. в Великоустюжскую мужскую гимназию, где учится до 1910 г., пока семья не перебирается в Петербург. Здесь Е.П. продолжает учебу в Санкт-Петербургской гимназии Императора Александра I, которую заканчивает 31 мая 1914 г. со следующими отметками: Закон Божий – 5, русский язык с церковно-славянским и словесность – 5, философская пропедевтика – 5, латинский язык – 3, математика – 4, физика – 4, математическая география – 5 , история -5, география – 4, законоведение – 4, немецкий язык – 3, французский язык – 3.

В этом же году Е.П. делает попытку поступить в Воронежский сельскохозяйственный институт. Но что-то помешало осуществлению этой идеи, и он начинает обучение на естественном отделении физико-математического факультета Петербургского университета. Проучившись два семестра, Е.П. остался недовольным “слишком отвлеченной постановкой научных дисциплин” (так он пишет в автобиографии) и к осени 1915 г. перевелся в Петровскую сельскохозяйственную академию, теперь имени Тимирязева, в Москве. Одновременно Е.П. ищет работу, которая могла бы давать средства к существованию и одновременно позволяла продолжать учебу в академии.

С ноября 1915 г. по март 1916 г. он работал счетчиком в Гидромодуле Департамента земледелия, обрабатывал материалы по орошению Семиреченской области.

С 1 апреля 1916 г. поступил помощником агронома Воскресенского участка Звенигородской земской управы Московской губернии с годовым жалованием в 175 рублей. Воскресенск находится в 57 км от Москвы, что давало Е.П. довольно регулярно посещать академию. Здесь же Евгений Павлович знакомится со своей будущей женой – Евфимией Ивановной Гаревских, 1892 г.р., уроженкой гор.Каргополя Архангельской губернии, инструктором по молочному хозяйству и скотоводству Воскресенского общества сельского хозяйства. В 1912 году Евфимия Ивановна закончила в Санкт-Петербурге Курсы контроль-ассистентов (в современном понимании – зоотехников) Комиссии скотоводства и молочного хозяйства Северного сельскохозяйственного общества. В то время эта профессия пользовалась престижем и хорошо оплачивалась. Достаточно упомянуть, что годовое жалованье 24-летней Евфимии Ивановны составляло 600 рублей, к чему следует приплюсовать ежегодную 15-процентную прибавку. Кроме того, на разъезды контроль-ассистенту полагалось в 1916 г. 100 рублей, а на 1917 г. уже испрашивалось 300 рублей «ввиду дороговизны ямщиков». Небезынтересно ознакомиться с отчетом нашей бабушки о ее деятельности инструктора по молочному хозяйству и скотоводству, с которым она выступила на заседании Экономического совета в ходе очередной сессии Звенигородского уездного земского собрания 10 января 1917 г. (Любопытствующих отсылаю к “Докладу Звенигородской уездной земской управы.Очередная сессия 1916 г.”, Москва, типография С.П.Яковлева, 1917 г.).

В июне 1917 г. Е.П. переведен на Нахабинский участок в том же уезде, где работает уже в качестве участкового агронома. В результате перевода возможности посещения академии значительно увеличились, так как расстояние от Нахабина до Москвы составляет 30 км.

В ноябре 1919 г. Е.П. переходит на работу в Московский молочный союз, где до ноября 1928 г. работает заведующим экономическим отделом. В 1920 г. Евгений Павлович и Евфимия Ивановна поженились, а в 1922 г. у них рождается дочь Наталья. В том же году Е.П. переходит с сельскохозяйственного факультета академии на экономический, который, наконец, заканчивает в 1924 году.

Интерес к экономическим проблемам сельского хозяйства, появился у Е.П., по–видимому, не случайно. Начиная с 1920 г., он активно работает вместе с молодыми учеными-энтузиастами в семинаре сельскохозяйственной экономии и политики при академии под непосредственным руководством профессора Александра Васильевича Чаянова. А.В.Чаянов был крупнейшим специалистом по вопросам кооперативного обобществления крестьянских хозяйств, главой организационно-производственной школы, исследовавшей вопросы крестьянской экономики. Взгляды Чаянова на коллективизацию и кооперацию крестьянских хозяйств значительно отличались от существовавшей в то время официальной точки зрения. Как “закономерный” результат – арест в 1930 г., ссылка в 1934-37 гг., расстрел в 1937 г. Тем не менее, чаяновские идеи зародили у Е.П. интерес к экономической стороне организации крупного коллективного крестьянского хозяйства. Практически эти идеи нашли воплощение в сборнике “На путях к крупному коллективному сельскохозяйственному производству”, Москва, Книгосоюз, 1928 г., коллектив авторов: И.П.Володкевич, Н.И.Демидов, Пономарев, А.И.Шимичев и Е.П.Щипин под редакцией Н.Я.Кузьмина. В книге дан серьезный и обстоятельный анализ кооперативного движения в России за период с 1918 по 1927 гг. Рассматриваются типичные ошибки, допущенные при создании колхозов, совхозов, товариществ по совместной обработке земли, коммун и т.п. Даются конкретные рекомендации по развитию коллективизации и кооперации в различных регионах СССР, рассматриваются наиболее приемлемые формы хозяйств, уже зарекомендовавших себя на практике. Но не всем были интересны теоретические выкладки молодых ученых. 1929-30 гг. продемонстрировали нам, что деревню можно переделывать, не читая книг, не вникая в теорию, а выдвигая громкие лозунги и претворяя их в жизнь, не считаясь ни с чем.

Евгения Павловича, видимо, серьезно привлекала наука. Уже будучи в Саратове он предпринимает попытку поступить в Саратовский институт аспирантуры по специальности «Животноводство». 3 августа 1930 г. даже заполняет соответствующую анкету, но жизнь опять вносит какие-то неизвестные нам коррективы, и его желание так и остается неосуществленным.

Не обходит стороной Евгения Павловича и общественная жизнь. Вот только небольшой перечень его общественных должностей:

  • член первого Ревкома гор.Воскресенска Московской губернии в феврале – мае 1917 года;
  • член Московского Совета в 1921 году, билет № 2008;
  • член Краснопресненского районного Совета в 1922-23гг., билет № 398/328;
  • член Муромского горсовета в 1925-27 гг., билет № 13119.

С 26 мая 1925 г. Евгений Павлович работает в гор.Муроме в Приокском союзе сельскохозяйственных кооперативов на должности заведующего молочного производственного отдела. В 1927 г. переведен на работу в Москву в Союз Союзов сельскохозяйственной кооперации РСФСР, где работал до сентября 1928 года.

12 сентября 1928 года у Евгения Павловича и Евфимии Ивановны рождается сын Игорь.

Сразу же после рождения сына Е.П. переводится в Саратов, где избирается членом правления Нижне-Волжского Животноводсоюза.

В декабре 1926 г. Е.П. подает заявление с просьбой о приеме кандидатом в члены ВКП(б). Заявление рассмотрено и Евгений Павлович принят кандидатом с двухгодичным испытательным сроком. Наконец, в 1930 г. он становится членом партии большевиков, пройдя 28 сентября 1929 года партийную проверку (так называемую чистку). Почему-то проверка проводится сторонней парторганизацией, а именно проверочной комиссией № 3 при водопроводе Ш района Саратовской городской организации. Комиссия выносит вердикт: политразвит удовлетворительно, нарушений комэтики не наблюдалось, дисциплинирован, поручения выполняет аккуратно. Авторитетом пользуется. Связи с буржуазным элементом, уклонов и колебаний не наблюдалось. Постановили: Считать проверенным.

Председатель комиссии: Блохина, члены: Моисеева и Масловская. Секретарь: Куприянова. Как, вероятно, было “приятно” отчитываться перед четырьмя бравыми саратовскими коммунистками-водопроводчицами!

В 1933 году Е.П. переводится в Москву, где работает в Наркомате земледелия СССР. Странное изменение местожительства: с Божедомки Е.П. вдруг переезжает на дачу Наркомата в Тарасовку под предлогом капитального ремонта квартиры. Можете себе представить капитальный ремонт квартиры в 1933 году? С тех пор наш адрес: Московская область, фабрика “Передовая Текстильщица”, дом Наркомзема или просто №88, а с 1962 года : Болшево-4, поселок Текстильщик, ул.Лесная, дом 3. Надо отдать должное: дом действительно хороший, но, конечно, печное отопление да и все удобства во дворе. Хотя когда он в 1926 году строился братьями Кадомцевыми – бывшими политкаторжанами – в доме были водопровод, канализация, ванна. Но блага цивилизации как-то быстро исчезли, видимо, благодаря усилиям наших соседей по дому.

Мы занимаем две самые лучшие комнаты, земельный участок – 8 соток (общий – 1 гектар). Дом стоит на берегу Клязьмы, рядом с Любимовкой – имением Станиславских, кругом лес, недалеко имение Боткиных, здесь подолгу жили Шаляпин, Чехов, Горький. Но до Москвы – 30 километров, а чтобы добежать до станции Тарасовка нужно не менее получаса, причем в любую погоду, да затем около 40 минут на электричке до Ярославского вокзала. Вот так, с 1933 года мои дед, бабка, тетушка Наталья, отец ездили на работу и учебу. Тетя Наташа сначала училась в школе № 636 на Малой Дмитровке, затем в школе № 120 Сталинского района. Отец начал посещать школу фабрики “Передовая текстильщица” в 1935 году.

Партия не оставляет своим вниманием Евгения Павловича. В декабре 1933 г. – очередная чистка, теперь уже Сокольнической райкомиссией. Решением комиссии от 29 декабря 1933 г. за политнеграмотность тов.Щипин Е.П.переведен в кандидаты ВКП(б). Надо доказывать свою партсостоятельность, и дед подает апелляцию в Комиссию партконтроля при ЦК ВКП(б). Дело рассматривается 13 августа 1934 г. Из протокола заседания парттройки : “На парттройке установлено, что тов.Щипин политически подготовлен. Ответил на все заданнные политвопросы. Постановили: во изменение решения Сокольнической райкомиссии по чистке от 29 декабря 1933 г. – тов.Щипина членом ВКП(б) восстановить. Член партколлегии: Иванов.

Вот так весело и счастливо проходят тридцатые годы. Бабушка Евфимия Ивановна, в то время начальник цеха чистоты (!) молочного завода № 2, за ударную работу награждается почетной грамотой и путевкой в санаторий. (См. газету “За пищевую индустрию“ от 6 июля 1934 года). Евгений Павлович, не уставая доказывать свою политическую грамотность, не забывает и о своих профессиональных обязанностях: готовит материалы для диапозитивных фильмов “Воспитание молодняка и его сохранение”, “Случка”, в Сельхозгизе издает брошюры “Подготовка к зимовке скота”, “Проведение случной кампании в животноводстве”, в брошюре “Как получить и сохранить 100 % телят” обобщает опыт работы белорусской стахановки А.А.Константиновой.

Близится война, прошли уже первые “репетиции”, в частности советско-финская кампания. Надо осваивать оккупированные территории и захваченные промышленные объекты. Приказом № 92-Л от 29 января 1941 г. по Наркомату мясной и молочной промышленности Е.П.Щипин назначается директором Выборгского молочного комбината. Не прошло и пяти месяцев, как Великая Отечественная перечеркивает все планы. Немцы слишком быстро продвигаются к Ленинграду и начинается лихорадочная работа по эвакуации ценностей. Вот что пишет Е.П. 22 августа 1941 г. начальнику Главмолока тов.Сбитяковой Е.П.:

«Вероятно, это письмо будет последним из Выборга. Наш комбинат работал до самой последней возможности. 16 августа мы прекратили работу и начали грузиться. Все почти оборудование вывезено. Продукты отгрузил Ленмолкомбинату. Осталось еще на вагон сборного груза, предполагаю грузить завтра. Рабочих и служащих всех рассчитал, и сегодня они уедут. Завтра отправляю с цистерной в Ленинград Носенкову, с ней же пойдут бухгалтерские документы 2-го полугодия. Осталось у меня 7 рабочих: 3 шофера, 1 сторож, 1 слесарь и 2 машиниста. Они и охрана и демонтируют и грузят. Я и охрана будем отходить только при крайности. Вот и все.

Директор Выборгского молкомбината Е.Щипин»

Заместитель наркома мясо-молочной промышленности 26 августа дает рапоряжение: «Директору Выборгского молочного комбината тов.Щипину Е.П. и гл.бухгалтеру того же комбината Носенковой А.Ф. предлагаю выехать в Москву для представления начальнику «Главмолоко» отчета о деятельности комбината». Взяты билеты на поезд Ленинград – Москва на 29 августа 1941 г. Но уже поздно – кольцо блокады вокруг города неумолимо сжимается, железнодорожное сообщение прервано, а 8 сентября город блокирован полностью. Выезд становится невозможным.

Беда не приходит одна: 20 сентября Е.П. теряет партийный билет. Забегая вперед, скажу, что история с партбилетом длилась семь лет, потребовала от Е.П. огромного количества сил и нервов и закончилась печально: коммунист Щипин Е.П. был исключен из рядов партии за «утерю партбилета и как не имеющий связи с парторганизацией в течение семи лет».

А тем временем надо выбираться из осажденного города. За осенью приходит неожиданно суровая зима, в городе голод, у Е.П. начинается дистрофия. Выехать удалось только 25 декабря. Вот передо мной список эвакуируемых работников 2-го Карелфинторга гор.Выборга, написанный на обрывке бумаги, видимо, в спешке, но с размашистой подписью директора Карелфинторга Полякова и огромной расплывшейся печатью:

  1. Поляков Е.М. (естественно, первым номером!)
  2. Новожилов И.Я.
  3. Щипин Е.П. и еще восемь фамилий.

Осиновец – Новая Ладога – Тихвин – Вологда. В Вологде опять ожидание. Наконец, получена правительственная телеграмма: «Щипину Е.П. Выезжайте Москву докладом Союзнаркоммясомолпром Смирнов». На обороте появляется заветная пометка военного коменданта: «Б.К.! Сделать один билет до Москвы на п.№ 7 за наличный расчет. Свешников». После небольшого отдыха Е.П. назначается начальником отдела снабжения Диетмолзавода № 3, затем переходит на должность ст.экономиста Управления заготовок в Наркомат заготовок СССР. Здесь он и работает до самого ухода на пенсию в 1956 г. Награжден орденом «Знак Почета», медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне» и «В память 800-летия Москвы». Те же самые награды и у бабушки Евфимии Ивановны.

Если вы думаете, что Е.П. «угомонился» на пенсии и стал вести образ жизни старичка на завалинке, то это глубокое заблуждение. Вот что пишет 30 ноября 1956 года мытищинская районная газета «Путь к победе» в статье «Пенсионеры не хотят отрываться от общественной жизни»: «По специальности я агроном-экономист, - рассказывает Евгений Павлович Щипин. – Мог бы помочь колхозам района, МТС в обобщении и популяризации передового опыта . Попробовал предложить свою помощь колхозу «Память Ильича». «Подождите, - сказали мне там. – Сейчас некогда». А что, если и другие руководители так отнесутся к нашему предложению? – волнуется пенсионер. Попытка, естественно, оказалась неудачной. Газета выступила, старики высказали волнующие их мысли, но дело не сдвинулось с места. Тогда дед выдвигает новый грандиозный план: он ставит перед собой несколько серьезных, требующих больших усилий задач:

  1. Использовать свой агрономический опыт для приведения своих сада и огорода в идеальный порядок и сделать их образцовыми.
  2. Восстановить знания французского и немецкого языков.
  3. Научиться шить одежду.
  4. Научиться ремонтировать радиоприборы.

С садом и огородом дело обстояло сравнительно просто. Они и так были почти в идеальном порядке. Особенно всех удивляли цветы: ландыши, пролески, крокусы, нарциссы, тюльпаны, георгины, мальвы, гладиолусы, лилии, я уже не говорю о такой мелочи как душистый горошек, ноготках и о до сих пор любимых мной благодаря деду флоксах и левкоях. Конечно, наши с братом первосентябрьские букеты были лучшими в школе, а лежащие в портфелях яблоки «штрейфлинг» (рука не поднимается написать «штрифель») самыми крупными, вкусными и полосатыми! Но гордостью деда был виноград, который он выписал из Грузии и заставил плодоносить в Подмосковье. Конечно, ягоды были кислыми, но дед был уверен, что через несколько лет вкусовые качества его винограда станут вполне приемлемыми.

С французским и немецким языками было посложнее. Вы, наверное, помните аттестат зрелости Е.П., где по латыни, французскому и немецкому языкам были сплошные тройки. Надо отдать должное упорству и настойчивости деда. Были куплены учебники, словари, книги, адаптированные для чтения. Занятия проходили каждый день. Затем был сделан очередной шаг: Е.П. выписывает «Юманите» и «Нойес Дойчланд». Результат не замедлил сказаться: через несколько месяцев дед уже уверенно читал прессу на двух языках!

Шитьем одежды он овладел почти играючи. Конечно, он не шил себе фраки и смокинги. Задача выглядела проще: научиться шить рабочую одежду. До самой смерти он обеспечивал себя рабочими рубахами, прочными штанами из чертовой кожи, куртками, а для зимы сшил себе некое подобие полушубка.

Разобрался Е.П. и с азами радиотехники. Научился читать принципиальные схемы радиоприемников «Рекорд» и «Москвич», разобрался в монтажных схемах и с этого момента все приемники в нашем доме-муравейнике были исправны.

Вот так в трудах и заботах прошли 8 пенсионных лет. 29 октября 1964 года дедушка умер, и в день его похорон я, наверное, в последний раз видел нашу большую не совсем дружную семью Щипиных. Евфимия Ивановна, которая объединяла наш щипинский «клан», была его душой и неформальным лидером умерла на два года раньше – 5 марта 1962 года. Оба похоронены на кладбище поселка Текстильщик гор.Королева., в котором они прожили 30 лет.

Как я уже упоминал у Евгения Павловича и Евфимии Ивановны было двое детей: дочь НАТАЛЬЯ и сын ИГОРЬ.

НАТАЛЬЯ ЕВГЕНЬЕВНА родилась 30 ноября 1922 году в Москве. В 1940 г. она закончила среднюю школу № 120 и поступила в Московский химико-технологический институт им.Менделеева, который закончила в 1945 г., получив специальность инженера химика-технолога.В том же 1945 г. была в служебной командировке в Германии. В декабре 1946 г. поступила в аспирантуру, которую закончила в 1950 г., а в 1953 г. защитила кандидатскую диссертацию на соискание ученой степени кандидата технических наук. Работала во Всесоюзном НИИ нефтяной промышленности. Имела несколько авторских свидетельств:№ 13228 от 23 июля 1951 г., № 151753 от 22 сентября 1962 г., № 59597 от 2 ноября 1971 г. С гордостью можно сказать, что на смазке, разработанной Натальей Евгеньевной, крутились колеса легендарного лунохода на поверхности нашей естественной спутницы Луны.

В 1945 году Наталья Евгеньевна вышла замуж за своего однокашника Дмитрия Федоровича Касаткина, а 3 ноября 1945 года у них родилась дочь Татьяна. Таня была удивительным человеком, человеком исключительной честности и принципиальности. Заканчивая Люберецкую школу № 2, она отказалась на выпускном экзамене от отличной оценки по физике, мотвируя это тем, что ее одноклассник знает физику действительно на пять. В результате вместо золотой медали она получила серебряную. Татьяна была страстной туристкой и любительницей туристских (теперь мы их называем авторскими) песен. Благодаря ей мы познакомились с творчеством Сергея Никитина и Сергея Крылова (тогда они пели вместе), Юрия Визбора, Александра Городницкого и многих-многих авторов, которые тогда были известны только в узких кругах студенческой молодежи и интеллигенции. Таня училась на экономическом факультете МГУ на отделении «Математика в экономических расчетах». Закончив университет, она работала в Центральном экономико-математическом институте АН СССР в лаборатории Данилова-Данильяна. Каждый раз, проезжая мимо церкви Григория Неокесарийского, что на Большой Полянке, за которой в Старомонетном переулке до сих пор стоит ЦЭМИ, я вспоминааю ее густые рыжие волосы, серые глаза и удивительную заинтересованность во всем окружающем. В 1976 г. Таня умерла. Спустя 4 месяца умерла и ее мама Наталья Евгеньевна. Обе похоронены в одной могиле с Евгением Павловичем и Евфимией Ивановной. Дмитрий Федорович умер в 1992 году.

ИГОРЬ ЕВГЕНЬЕВИЧ – мой отец. Родился 12 сентября 1928 года в Москве. Свидетельство о рождении № 0404500 выдано 23 октября того же года Октябрьским отделом ЗАГС г.Москвы. В 1936 г. пошел в 1 класс неполной средней школы при фабрике «Передовая текстильщица». Успехи в 1 классе были вполне сносными: только две четверки за год – по русскому языку и,конечно, по поведению, остальные – пятерки. Но потом родители с ним помучились, это был хроническй троечник! Да и не задерживался он долго в учебных заведениях. 1943 г. – школа № 636. Продержался несколько месяцев. 1944 г. – 1-я Московская спецшкола ВВС. Оценки за 1-ю четверть: все тройки, в том числе и по поведению, и только две четверки: по естествознанию и литературе. Отчислен по болезни. 1945 г. – Московский дорожно-механический техникум – отчислен по неуспеваемости. Наконец, в 1946 г. И.Е. поступает в Московский техникум сельскохозяйственного машиностроения и в 1949 г. заканчивает его. Оценки не ахти, но дипломный проект на тему: «Проект малого конвейера по сборке двигателя ЗИС-120 самоходного комбайна С-4» защитил на отлично. Несмотря на плохую учебу И.Е. был чрезвычайно способным человеком. Он был конструктором от Бога, прекрасно чертил и рисовал, писал стихи. На его счету более десятка изобретений, защищенных авторскими свидетельствами, он награжден бронзовой медалью ВДНХ. К сожалению, в данный момент в моем распоряжении только два его авторских свидетельства: № 170369 на изобретение «Стекло для изготовления стекловолокна» и № 170370 на изобретение «Установка для изготовления изоляционных матов».

В 1949 г. И.Е. начинает работу в конструкторском бюро «почтовый ящик 4095» в должности техника, за 4 года проходит путь до старшего инженера. Активно участвует в комсомольской работе предприятия, летом работает инструктором по физвоспитанию в пионерлагерях. В 1951 году даже становится секретарем бюро ВЛКСМ предприятия. Но подходит год 1954-й, и партия выдвигает новый грандиозый план освоения целинных и залежных земель. Ну, раз партия сказала: «Надо!», то комсомол, естественно, ответил: «Есть!» Отец в то время был заместителем секретаря комитета ВЛКСМ предприятия и пример рядовым комсомольцам должен был показать, конечно, секретарь комитета, а не его заместитель. Но нашлись причины, более чем уважительные, и увлечь комсомольцев своим пламенным почином смог только Игорь Евгеньевич. Да и лучшей кандидатуры не найдешь, почитайте характеристику:

Тов.Щипин Игорь Евгеньевич 1928 года рождения, русский, член ВЛКСМ с 1943 года.

Работает в предприятии почтовый ящик 4095 с августа 1949 года после окончания Московского техникума сельхозмашиностроения в должности техника и старшего техника.

Придя в предприятие, тов.Щипин проявил себя с лучшей стороны по производственной работе в техотделе производства № 1, а также по участию в работе комсомольской организации предприятия, избирался в 1951 году секретарем бюро ВЛКСМ предприятия.

С 1 декабря 1953 года работает в должности старшего инженера. С порученной работой справляется, проявляет инициативу, к решению вопросов подходит серьезно. Находит деловой контакт с товарищами по работе.

Имеет организационные навыки. Член редколлегии стенной газеты предприятия.

Парторганизация рекомендует тов.Щипина И.Е. на работу в машинно-тракторную станцию Чкаловской области.

Начальник предприятия почтовый ящик 4095 Талдыкин
Парторг ЦК КПСС Успенский
Председатель месткома Грачев
Секретарь комитета ВЛКСМ Федоров

Читаешь этот удивительный документ и не перестаешь удивляться: а на какую же все-таки работу оборонное предприятие 4095 рекомендует тов.Щипина – старшего инженера-конструктора? Может быть МТС в Чкаловской области испытывает острую нехватку в комсомольских лидерах, а может быть, стенгазету некому стало выпускать?

Тем не менее ехать надо, и начинается наш анабазис на Восток. Удивительно, но первые воспоминания и у меня, и у брата, а нам тогда было 3 и 2 года соответственно, начинаются с этой поездки и пребывания в славном овцесовхозе «Камышаклинский», который располагался в поселке Домбаровский на самой границе Оренбуржья и Казахстана. Слава Богу, пробыли мы там всего год (с 20 мая 1954 по 20 августа 1955 г.) Отец работал заведующим машинно-тракторными мастерскими, мама преподавала в школе, а мы были предоставлены сами себе. Лазили по тракторам и комбайнам, собирали дикие тюльпаны, за самое изысканное лакомство считали гематоген, купленный в аптеке (в магазине конфет не было). Брат ухитрился «немножко» утонуть в речушке Камсак. Приключений хватало. А вот как оценивала работу нашего отца районная газета «Красная степь» от 3 марта 1955 в статье «В Камышаклинском совхозе затягивают подготовку к севу на новых землях»: «Ремонтники справедливо жалуются на плохую организацию труда в мастерских (заведующий тов.Щипин). Рабочие ежедневно теряют много времени, не зная чем заняться». Были и еще более грозные события. У меня в руках обрывок приказа по Орскому тресту совхозов № 264 от 21 июня 1955 г.: « Приказ директора совхоза «Камышаклинский» № 73 от 14 июня 1955 г «О снятии с работы зав.ремонтной мастерской совхоза тов.Щипина» отменить. Директор Орского Совхозтреста». Следовательно, был какой-то конфликт, приведший отца к снятию с работы, и потребовалось вмешательство директора совхозтреста, чтобы этот конфликт разрешить.

Вернувшись на «историческую» родину к великой радости родителей, отец начал работать во Всесоюзном НИИ стекловолокна, где трудился до 1964 г., пока институт не переехал в Зеленоград (тогда еще Крюково). Затем отец работал в НИИ протезирования и массе других исследовательских и мало исследованных мной предприятий. Конструкторская деятельность отца закончилась в результате ретробульбарного невроза и атрофии глазного нерва, он получил инвалидность. Умер И.Е. 26 октября 1992 г. Похоронен вместе со своими родителями.

Рассказывая об отце, ничего не сказал о маме. В 1950 г. отец женился на выпускнице дефектологического факультета Московского государственного педагогического института им.Ленина Зинаиде Михайловне Щелоченко (родилась 11 июня 1927 года в станице Панфилово Сталинградской области). Более 30 лет она самоотверженно преподавала русский язык и литературу в школе поселка Текстильщик, неоднократно избиралась депутатом поселкового Совета. С уверенностью можно сказать , что ровно половина жителей нашего поселка – ее ученики. Мама долго болела диабетом, в результате потеряла зрение, несколько операций в Центре Святослава Федорова ничем не помогли. Мама умерла 25 апреля 1998 г. и похоронена вместе с отцом.

Вот пришла и моя очередь. Как вы уже догадались, я сын И.Е. и З.М. – ВЛАДИМИР. Родился в Москве 12 апреля 1951 года в роддоме рядом с Немецким кладбищем в Лефортове в 17 часов 20 минут. После окончания Болшевской средней школы № 2 работал механиком в 16 ЦНИИ связи Министерства обороны в Мытищах. В 1969 г. поступил в Военный институт иностранных языков, где изучал чешский и немецкий языки. Потом пришлось выучить еще французский и слегка овладеть английским. Работал в Австрии, ФРГ и Чехословакии. Сейчас – полковник, командир одной из войсковых частей Московского военного округа. Награжден орденом «За военные заслуги». Дом.адрес: ул. Большая Пионерская, д.37/38, кв.69, телефон: 235-27-56.

Женат на Наталье Николаевне (девичья фамилия – Фадеева) 1951 г.р. Место рождения – тоже Москва. Н.Н. закончила медико-биологический факультет 2-го Московского медицинского института по специальности «биохимия». Работала в Институте эпидемиологии и микробиологии им.Гамалеи, заместителем заведующего центральной лаборатории 4-й городской клинической больницы. Сейчас она работает менеджером по внешнеэкономической деятельности АОЗТ «Химед». У нас двое детей : Наташа и Саша.

НАТАЛЬЯ родилась 8 июня 1975 года. После окончания спецшколы № 13 поступила в Московский государственный лингвистический университет (бывший МГПИИЯ им.М.Тореза). После окончания в 1997 г. по специальности «преподаватель немецкого и английского языков» и по настоящее время работает секретарем-переводчиком в международной юридической фирме «Клиффорд Чанс Пюндер». Говорят, что работает хорошо. Я могу отметить, что много. Наталья упорна и целеустремленна. Дополнительно закончила мидовские курсы делопрозводства, в совершенстве овладела компьютером. Сейчас она, без преувеличения, правая рука шефа и самый популярный и востребованный работник фирмы.

АЛЕКСАНДР родился 29 августа 1977 г. Знаменит тем, что отправился в 1-й класс спустя два дня после празднования своего пятилетия. Закончил ту же 13 спецшколу с немецким языком, что и сестра, и даже тот же самый класс. В 1999 г. с отличием заканчивает магистратуру МГИМО по специальности «политология – международные отношения». Сейчас учится в очной аспирантуре МГИМО и одновременно что-то делает в московском корпункте немецкой телерадиокомпании RTL, что конкретно - для меня до сих пор остается загадкой. Зато пишет изящные эссе и прочие литературные вещицы, которые читать не дает.

Брат АНДРЕЙ родился 15 апреля 1952 года. Младше старшего всего на год и три дня. В школе учился в классе у мамы, чего я счастливо избежал. Видимо, после этого активно занялся спортом и стал мастером спорта по легкоатлетическому десятиборью. Если кто-то не знает или плохо представляет, что это такое, советую сходить хоть раз на стадион – вы увидите современных красавцев-гладиаторов. Андрей – неоднократный призер всесоюзных и международных соревнований. Он очень надежный (до сих пор) человек, по спортивным понятиям - «железный зачетник». В армии о таких говорят, что с ним можно идти в разведку. В 1975 году закончил факультет «Гидравлика и системы управления» Московского автомобильно-дорожного института, но по специальности не работал ни дня. После окончания спортивной карьеры в 1977 г. работал тренером по легкой атлетике в Московском городском совете «Динамо», в 1978 г. был избран секретарем комитета ВЛКСМ МГС «Динамо». В то время в его комсомольскую организацию входили чемпионы мира и Олимпийских игр по спортивным танцам на льду Наталья Линичук и Геннадий Карпоносов, олимпийская чемпионка по спортивной гимнастике Эльвира Саади, известные футболисты Валерий Газзаев, Владимир Пильгуй, Николай Гонтарь, Николай Толстых, хоккеисты Валерий Васильев, Александр Мальцев, Зинатулла Билялетдинов и многие другие знаменитые спортсмены. Активно участвовал в подготовке спортивных объектов «Динамо» к Олимпийским играм 1980 г., после чего стал заместителем директора спортивного комплекса «Динамо». Но, видимо, педагог в нем победил менеджера, и в 1982 г. он переходит на преподавательскую работу в Московскую высшую школу милиции МВД СССР (нынешняя Московская академия МВД России). Сейчас он – заместитель начальника кафедры боевой подготовки Московской академии МВД, полковник, кандидат педагогических наук. Тема диссертации: «Методика поэтапной огневой подготовки курсантов образовательных учреждений России». Имеет более 20 публикаций. Сын Андрея – Георгий – курсант 1-го курса той же академии, его Wев-странички вы можете найти в Интернете.

В 1982 г. Андрей женился на Ларисе Захарьиной, а в 1995 г. он развелся и женился на Ларисе, но уже Рыбиной. Домашний адрес: г.Королев Московской области, поселок Текстильщик, ул.Тарасовская, д.8, кв.7, тел. 515-67-75.

Теперь я вновь перехожу к линии детей Павла Дмитриевича, то есть моих двоюродных бабушек и дедушек.

ОЛЬГА ПАВЛОВНА родилась в 1898 году. Замужем не была. Умерла в в 1954 г. Похоронена в Донском колумбарии.

ЗОЯ ПАВЛОВНА родилась в 1900 году. Замужем не была. Умерла в 1970 г. Похоронена в Донском колумбарии.

ЛЕОНИД ПАВЛОВИЧ родился 14 февраля 1902 году, умер 9 мая 1985 года, похоронен на Николо-Архангельском кладбище. Его жена Нина Александровна родилась в 1913, умерла в 1987 году.

В мае 1918 года Л.П. вступил добровольцем в ряды Красной Армии и проходил службу в гаубичной батарее 18 стрелковой дивизии Северного фронта. Участвовал в боях под Архангельском, а также на олонецком, вологодском и котласском направлениях.

В 1920 году Л.П. участвует в польском походе. При отступлении из-под Варшавы 20 августа 1920 г. при переправе тяжелой гаубичной батареи 54 стрелковой дивизии, где в то время служил Л.П., через реку близ города Млава он попадает в плен. Несколько месяцев проводит в лагере военнопленных у гор.Тухоль, затем работает на складах военного госпиталя в гор.Лодзи. После заключения мирного договора в июне 1922 г. Л.П. возвращается на родину и вновь служит в Красной Армии: с июля 1922 г. – красноармеец 21 пограничной бригады войск ВЧК в гор.Полоцк, затем в 14 стрелковой дивизии в Москве и Владимире. Демобилизован в январе 1925 года.

В 1925-30 гг. Л.П. работал в издательстве Московского губернского совета профсоюзов «Труд и книга» курьером по доставке литературы, экспедитором, освобожденным секретарем и председателем месткома. В 1928 г. командирован на вечерний рабфак для учебы без отрыва от производства. Окончил его в 1931 г. В 1929 г. избирается депутатом Краснопресненского райсовета и занимает должность заместителя председателя налоговой комиссии райсовета. В 1929-30 гг. Л.П. принимает активное участие в работе по ликвидации частных предприятий Краснопресненского района. Являлся членом Рабоче-крестьянской инспекции. С 1930 г. – слесарь котлового цеха Краснопресненской ТЭЦ МОГЭС. Затем – техник производственно-технического отдела. В 1931 г. направлен на учебу в Московский энергетический институт без отрыва от производства. В середине учебного года переведен на дневное отделение теплоэнергетического факультета, который он закончил в 1937 году. С октября 1937 г. Л.П. назначен инженером-диспетчером производственного отдела Главэнерго Наркомата топливной промышленности. В феврале 1939 г. переводится на должность заместителя начальника производственного отдела Главэнерго Наркомата электростанций и электропромышленности. В ноябре того же года на П съезде профсоюза рабочих электростанций избран членом президиума ЦК профсоюза. С февраля 1940 г. – заведующий отделом производственно-массовой работы и зарплаты ЦК профсоюза.

В начале Великой Отечественной войны Леонид Павлович призывается рядовым в ополчение, в дивизию Ленинского района. Спустя несколько недель отзывается в распоряжение Ленинского райвоенкомата до особого распоряжения. Особое распоряжение последовало уже в сентябре, когда Л.П. был призван в ряды Красной Армии и направлен на краткосрочные офицерские курсы при Военно-инженерной академии им.Куйбышева. После окончания курсов с ноября 1941 г. Л.П. – начальник службы связи 21 инженерно-саперной бригады РГК. Участвовал в боевых действиях на Северо-Западном, Сталинградском, Воронежском, Южном, 1-м и 4-м Украинских фронтах. В 1944 г. вступил в члены ВКП(б). Демобилизовался в звании майора в 1946 г. Награжден орденами Отечественной войны П степени, Красной звезды, медалями «За оборону Сталинграда», «За победу над фашистской Германией», «В память 800-летия Москвы».

С 1946 г. Л.П. вновь трудится в президиуме ЦК профсоюза работников электростанций. В составе делегаций ВЦСПС четырежды был за рубежом: в ЧССР, Польше, Румынии и Болгарии. В октябре 1953 г. назначается начальником отдела руководящих и инженерно-технических кадров Министерства электростанций. С этой должности Леонид Павлович в 1962 г. уходит на пенсию.

У Леонида Павловича и Нины Александровны – двое детей: дочь Аэлита и сын Владимир.

АЭЛИТА родилась 3 января 1937 г. В 1958 г., будучи студенткой 3 курса Московского энергетического института, она выходит замуж за бельгийца Жака Грассара и с тех пор живет в Бельгии. Аэлита Леонидовна закончила филологический факультет Брюссельского университета и преподает русский язык в Высшей школе международных переводчиков в гор.Монс. Как и многие Щипины хорошо рисует, несколько раз в Брюсселе проходили ее персональные выставки. У А.Л. двое детей: Андрей – 16 мая 1958 г.р. и Марина-Жаклин – 11 февраля 1969 г.р.

ВЛАДИМИР родился в1940 г., умер в 1997 г. Закончил школу мастеров при заводе «Салют», где проработал до момента смерти. Первым браком Владимир Леонидович был женат на Клавдии Андреевне. В 1965 г. у них родился сын Дмитрий. У Дмитрия двое детей: дочь Светлана 1984 г.р. и сын Дмитрий 1994 г.р.

Вторым браком В.Л. был женат на Галине Ивановне 1943 г.р. Сын Владимир родился в 1967 году. Служил на флоте в 1986-89 гг. В 1991 г. закончил Московский институт связи. Дочь Ирина родилась в 1972 г., закончила Московский государственный лингвистический университет. Владеет английским, французским, испанским, итальянским языками.

Третьей дочерью Павла Дмитриевича была ИЯ, которая родилась 10 января 1903 г. и умерла 24 июля 1988 г. Ия Павловна была замужем за Сергеем Дмитриевичем Жаровым. Сын Ии Павловны Эролен Сергеевич родился 24 августа 1928 года. Он закончил МВТУ им.Баумана и работал в системе самолетостроения. Жена Эролена Сергеевича – Инна Алексеевна родилась 12 августа 1934 г. У них две дочери – Елена 16.7.66 г.р. и Марина 12.1.68 г.р.

О четвертой дочери П.Д. АРИАДНЕ известно крайне мало. Родилась в 1908 г. Была замужем за Владимиром Башариным. Сына звали АЛЬФРЕД.

Немного мы знаем и о двух младших братьях Щипиных:

АЛЕКСЕЙ родился в 1910 г. Во время войны – командир-танкист. (У Леонида Павловича сохранилась запись: квартира Леши – Новая Диканка, д.№ 3-А). Погиб в 1941 году. В картотеке безвозвратных потерь Центрального архива Министерства обороны Алексей Павлович не значится (письмо ЦАМО РФ № 9/П-55290 от 27.03.2000 г.)

СЕРГЕЙ родился в 1913 г. В 1933 г. закончил химический техникум в Москве. В 1939 г. призван в армию. В 1940 г. участвовал в походе в Прибалтику. Во время пребывания в Эстонии женился на эстонке Карин Рудольфовне. Детей у Карин и Сергея не было. Во время Великой Отечественной войны воевал на Ленинградском фронте, командовал ротой. Погиб 16 января 1943 года в ходе операции по деблокаде Ленинграда в районе Синявинских высот. Как свидетельствуют очевидцы этих кровопролитных боев, в этот день войскам Ленинградского и Волховского фронтов нужно было преодолеть всего 1000–1500 метров для того, чтобы окончательно прорвать боевые порядки немцев и соединиться. Но это удалось сделать только 18 января. По сведениям, полученным мной из Центрального архива Министерства обороны, «командир роты 272 стрелкового полка 123 стрелковой дивизии лейтенант Щипин Сергей Павлович, уроженец г.Ленинграда, место призыва не указано, погиб 16 января 1943 г. Похоронен в районе 2-го городка Синявинского района Ленинградской области». В то же время Леонид Павлович Щипин писал о месте захоронения брата, что оно находится на левом берегу Невы, недалеко от населенного пункта Гарах, могила № 1. К сожалению, на карте Ленинградской области такого населенного пункта я не нашел.

Карин Рудольфовна после войны вернулась на родину в Эстонию, где вышла замуж за преподавателя Тартуского университета. Впоследствии они жили в Таллине.

А теперь я вернусь ко второму браку Павла Дмитриевича, когда он расстался с Дарьей Макаровной и женился на Елене Васильевне Громогласовой. 18 ноября 1931 г. у них родился сын МИХАИЛ. Михаил Павлович закончил Ленинградское пожарно-техническое училище, работал в органах пожарной охраны. Последняя должность – оперативный дежурный Главного управления пожарной охраны г.Москвы. М.П. был тоже дважды женат. От первой жены у него дочь Наталья (Фокина), у которой, в свою очередь, двое детей. А от брака с Галиной Николаевной Сармантовой 1938 г.р. в 1964 г. родился сын МИХАИЛ, у которого есть дочка ЮЛЯ 1989 г.р. Михаил Михайлович – военнослужащий.

О большой ветви семьи Щипиных, которую я называю «московской» я рассказал практически все, что мне удалось узнать, услышать и прочитать. Но чем больше занимаешься любой проблемой, даже составлением семейной хроники, тем больше возникает вопросов, на которые не всегда, а в некоторых случаях, видимо, уже никогда не получить ответов. Хотелось бы больше узнать о сестрах Ольге, Зое и Ариадне, о сыне Ариадны Альфреде, о семьях погибших Алексея и Сергея. Любопытство вызывает запись, найденная мной в записной книжке отца: тетя Катя (Щипина), Екатерина Григорьевна, тел. Б-8-83-37. Эта запись сделана не раньше 1956 г. А в начале книжки, т.е. в году 1952-53, едва видная, полустертая карандашная запись: т.К.Г. – Б-8-83-37. Кто-то из родственниц, неизвестных нам пока? Еще одна находка: в расчетной книжке служащего Е.П.Щипина в графе «точный адрес» (имеется в виду точный адрес предприятия) детским почерком печатными буквами неуверенно выведено: Чернышевский переулок, д.7, кв.2. Известно, что Евгений Павлович с семьей до переезда в Тарасовку жил в районе Божедомки, где и расположен указанный Чернышевский переулок. Может быть, это их последний московский домашний адрес?

Теперь осталось рассказать о наших петербургских родственниках.

В Колпино живет семья Николая Павловича Щипина 1927 г.р. Жена – Валентина Алексеевна, дочери: Алевтина 1955 г.р. и Маргарита 1960 г.р. Николай Павлович сейчас на пенсии, раньше работал водителем 29 автокомбината. Домашний адрес: 189630 г.Санкт-Петербург, Колпино, ул.Пролетарская, д.93, кв.112, тел. (812) 482-15-39. Отец Николая Павловича – Павел Иванович 1904 г.р. умер на чужбине в 1944г., его могила находится на кладбище военнопленных на окраине немецкого города Зиген (земля Северный Рейн – Вестфалия). Это в 70 км на восток от города Кёльна. Его могилу мы нашли случайно во время посещения кладбища в 1985 году. Теперь, спустя полвека, Николай Павлович знает, где покоится прах его отца. Хочу привести выдержки из письма Николая Павловича, которое я получил 15 марта 2000 г.: «Некоторые сведения о моем отце: Родился он в Черевковском районе Архангельской области . Служил отец на морском флоте. Корабль назывался «Марат». Скорее всего, служба проходила на Балтийском море, потому что после окончания срока службы, он остался в пригороде г.Ленинграда в г.Колпино. Примерно в 1924-25 г. отец женился на Кобяковой Агнии Андреевне, моей матери. Работал отец на Ижорском заводе в литейном цехе. Перед войной он построил дом в пос.Поповка, недалеко от г.Колпино, где поселился с семьей. Потом немцы захватили эту территорию и всю нашу семью увезли в Германию, но всех в разные места. Больше мы ничего не знали о нем».

У Николая Павловича был брат Владимир. Он умер. В С-Петербурге, в пос.Металлострой, ул. Центральная, д.2/7, кв.2 проживает его сын Андрей. Тел. (812) 464-22-29.

В Петербурге жил Михаил Федорович Щипин (1916 –1993 гг.) и его жена Мария Сергеевна (1913 –1999 гг.), детей в их семье не было. По словам сестры Марии Сергеевны – Татьяны Сергеевны, где-то на Вычегде живут братья Михаила – Николай и Василий. Телефон Татьяны Сергеевны – (812) 135-88-81.

В Петербурге на ул.Зои Портновой, д.17/3, кв.209, тел.(812)158-27-22 проживает семья Гарри Прокофьевича Щипина 1937 г.р. Гарри Прокофьевич закончил Ленинградский электротехнический институт и до пенсии работал в ЦНИИ «Румб». Сестра Гарри Прокофьевича Светлана 1936 г.р. закончила геологический факультет ЛГУ, он замужем за Юрием Леонидовичем Вербой.

У Гарри Прокофьевича и его жены Галины Федоровны двое сыновей: Ян 1970 г.р. и Станислав 1972 г.р. Ян закончил институт связи им. Бонч-Бруевича, у него есть сын Герман 1992 г.р.

У деда Гарри Прокофьевича Дмитрия, уроженца дер.Слобочаково Сольвычегодского уезда было четверо детей: Прокофий (1910 – 20.1.82), Константин, Марфа и Лидия. Дочь Лидии – Эмма Вослова проживает в гор.Раменском Московской области. Жена Прокофия Дмитриевича Рита Кузьминична 1919 г.р. проживает на ул.Ш Интернационала д.38-1, кв.168, тел (812) 255-48-27 . Прокофий Дмитриевич родился в 1910 г., умер 20 января 1982 г.

И, наконец, Щипины – жители Новгорода Великого – Вячеслав Михайлович 1948 г.р. и его жена Антонина Александровна, проживающие на ул.Попова, д.14/32, кв.188, тел.(81622)54-837. Вячеслав Михайлович закончил Казанский химико-технологический институт, Антонина Александровна – Ленинградский медицинский. У Вячеслава и Антонины двое сыновей: Олег 1978 г.р. и Игорь 1980 г.р. Вячеслав уроженец дер.Бердышиха Ленского района Архангельской области, жена – дер.Литвино того же района. Отец Вячеслава Михаил Павлович умер, но в Бердышихе проживает его брат - Василий Павлович. Прадеда Вячеслава Михайловича звали Никанор.

Можно было бы подвести какие-то итоги, подсчитать количество Щипиных, известных и разысканных, порассуждать о необходимости поддержания родственных связей и о многом-многом другом. Но вместо этого я порадую вас еще одной находкой – на карте Вологодской области в 100 км от Вологды на притоке реки Сухоны я обнаружил деревню Щипино. А это примерно 500 км от Черевкова! Вот нам и новый район поисков, размышлений и головоломок.

Ваш Владимир Щипин

Дата: 31.01.2007
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ
НОВОЕ НА ФОРУМЕ