СТАРАЯ ФОТОГРАФИЯ

Передо мной фотография крестьянской семьи Глуховцовых. Семь человек внимательно смотрят в объектив. Глава семьи сидит со своей супругой, внучка стоит перед ним, а четверо стоят сзади. Все в духе начала прошлого века. Из материалов Воронежского архива известно, что крестьянский род Глуховцовых проживал в селе Талы с его основания (1747г.), крепостными они никогда не были, относились к сословию государственных крестьян. Однофамильцев на селе у них не было. А вышел этот род из малороссийских казаков, о чем свидетельствуют документы, хранящиеся в Москве в архиве древних актов. Одна из типичных семей, переживших тридцатые-пятидесятые годы, испытавших на себе унижения, раскулачивание и ссылку. Когда-то неплохо жили в селе Талы Богучарского уезда Воронежской области, работали с утра до вечера, растили детей, решали бесконечные бытовые проблемы. Не понравилось их трудолюбие местным властям, возмутилась беднота, а тут еще райком партии потребовал ускорить ликвидацию кулачества, как класса. А дальше – как у сотен тысяч «справных» семейств - всё отобрали и выселили в Акмолинскую область Казахстана. Было это в 1931 году. Поставили их на учет в спецкомендатуру и велели регулярно отмечаться. Так было до 1956 года. Дети выросли, создали свои семьи, воспитали своих детей. И вот эти дети, после того, как развалилась та власть, которая всё это делала, потребовали восстановить справедливость. Занялась этим Юлия Ивановна Дерешева, урожденная Глуховцова. И возникли проблемы. Из Акмолинской области сообщили: «Данных о нахождении в ссылке Вас и Ваших родителей не обнаружено, так как все дела на бывших спецпереселенцев кулаков уничтожены в 1955 году.» Пришлось искать свидетелей и подавать в суд. Наконец, 27 сентября 1955 года народный суд города Акмола Республики Казахстан рассмотрел этот вопрос и, выслушав двух свидетелей, которые когда-то жили там же в ссылке, решил: «Установить Дерешевой Юлии Ивановне- 1928 года рождения, уроженке с. Талы факт выселения в 1931 году в составе семьи из Воронежской области села Талы в Акмолинскую область село Новокубанка, нахождении на спецпоселении в составе семьи с1931 года по 1956 год и нахождении на спецучете с 1931 года по 1956 год.» Но тут возникла новая проблема: -А почему муж у Вас Дерешов, а Вы - Дерешева? А сын Владимир носит фамилию Дерешов. Получается что Вы к семье Глуховцовых никакого отношения не имеете…. Пришлось подать в суд. 30 сентября 1977 года Солнечногорский городской суд Московской области установил, что Юлия Ивановна в 1951 году взяла фамилию мужа, но в 1978 году при обмене паспорта её фамилию в паспорте записали как Дерешева. Суд решил, что Дерешева Ю.И. является женой Дерешова К.Ф. и родной матерью Дерешова В.К. Теперь надо было установить факт конфискации имущества. Пришлось искать свидетелей и опять подавать в суд. Наконец Солнечногорский суд 30 апреля 1998 года решил: « Установить юридический факт того, что в 1931 году у её родителей Глуховцовых Ивана Дмитриевича и Надежды Игнатьевны, с которыми она проживала в селе Талы, было конфисковано незаконно имущество: жилой дом с пристройкой, шесть волов, четыре коровы, четыре лошади, три свиньи, овцы, домашняя птица.» В отделе по реабилитации жертв политических репрессий Воронежской области в декабре 1998 года отреагировали так: « В настоящее время выдать справку о реабилитации Вашего отца не представляется возможным, так как решением Солнечногорского городского суда установлен только факт конфискации имущества, а не применения политических репрессий в административном порядке.» И опять суд. 19 марта 1999 года всё тот же Солнечногорский городской суд решил: « Установить факт применения репрессий….» Но вот все суды закончились благополучно и 13 июля 1999 года в УВД Воронежской области выписана справка о реабилитации. Но разве справедливость восторжествовала? А где добротно налаженное хозяйство, которое конфисковали при раскулачивании? Администрация Кантемировского района Воронежской области ответила так: «…село Талы сравнительно большой населенный пункт, ранее состоявший из 7-ми колхозов. Три населенных пункта в настоящее время уже не существуют. Постарайтесь более подробно сообщить, где точно вы проживали (улица или просто местность), где стоял Ваш дом и строения, кого помните из соседей или дальних родственников». Может ли помнить это 3-летний ребенок? Ведь именно столько было Юлии Ивановне в 1931 году. Да и зачем? Ведь суд уже установил перечень незаконно конфискованного имущества. Да и живность вся – коровы, лошади и прочее – давно уже сгинула в обнищавших колхозах. Да и дом вместе с амбаром и другими пристройками вряд ли сохранился. И вот 10 ноября 1999 года появилось заключение Комиссии по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий, которая признала, что Юлия Ивановна является наследницей первой ступени конфискованного имущества. На основании этого заключения Отдел финансов Кантемировского района летом 2000 года радостно сообщил, что шесть месяцев назад было принято решение администрации о выплате ей за незаконно конфискованное имущество некоторой суммы, а именно ….8349 рублей. Тут и дом с амбаром… Тут и свиноматки с курами… Тут и 25 лет ссылки… И что же деньги эти? Когда их получить можно? А вот когда: «Компенсация Вам будет выплачена в порядке очередности по мере поступления денежных средств из федерального бюджета». А часто ли средства-то поступают? « В 1999 году поступило из федерального бюджета 77 тыс. рублей, в 2000 году – 19 тыс. рублей при потребности в средствах 259 тыс. рублей». В списке очередности 72-летняя Дерешева Ю.И. была двадцать шестая. С тех пор и ждет. Теперь ей 76 лет.

Дата: 09.10.2009
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ
НОВОЕ НА ФОРУМЕ