Юсуповы.

В Российской империи накануне XX века было около 65 тысяч дворянских родов. Из них в истории (печатных изданиях) запечатлены около 4 тысяч. Если среди Ваших предков были дворяне, сегодня о них тоже можно написать и выпустить книгу… Специалисты Программы «Российские династии» сделают это для Вас.

ЮСУПОВЫ

Исторические корни рода Юсуповых восходят к князьям ногаев, потомков тюркских и монгольских племен, входивших в конце XIII века в улус могущественного золотоордынского темника Ногая. Ногайская орда выделилась из Золотой Орды в XIV—XV веках и кочевала на значительной территории — в Прикаспии, левобережье Нижней Волги, Приуралье. Свое происхождение княжеский род Юсуповых ведет от ногайского владетеля Муса-мурзы, правнука известного военачальника Едигея. Один из сыновей Муса-мурзы, Юсуф-мурза, был, по преданию,
отцом последней казанской царицы Суюмбеки (встречается также написание ее имени как Сумбека, Сююнбека). О ней существует множество легенд, так как личностью эта царица была весьма незаурядной. Суюмбека была очень красива и обладала характером не только властным, но и мужественным. Во время осады Казани русским воинством царица, невзирая на опасность, появлялась на стенах города, стараясь воодушевить свои войска. В Казанском кремле сохранилась семиярусная башня (либо бывшая мечетью, либо воссозданная из разрушенной
мечети), названная ее именем. Когда царица Суюмбека была пленена, русские воеводы обращались с ней со всем возможным почтением. В Москве Иван Грозный также отнесся к ней благожелательно и поместил царицу с сыном в одном из кремлевских дворцов. Сын Суюмбеки, Утемиш-Гирей, был крещен и получил имя Александр, а впоследствии был усыновлен Иваном Грозным. Скончавшись в возрасте семнадцати лет, он удостоился чести быть похороненным в усыпальнице великих московских князей и русских царей в Архангельском соборе. Юсуф-мурза
находился в дружественных отношениях с Россией, но позже из-за пленения своей дочери поссорился с Иваном IV и стал вести враждебные действия против русских. По утверждению русских источников, в 1556 году он был убит своим братом Измаилом, обеспокоенным сложившейся ситуацией.

В 1565 году Измаил выслал к Ивану Грозному двух сыновей Юсуфа — Ибрагима-мурзу и Иль-мурзу, которые и явились родоначальниками князей Юсуповых. Во времена Смуты потомки Юсуф-мурзы верно служили русским царям, несмотря на попытки Лжедмитрия II привлечь их на свою сторону. Сам самозванец погиб в 1610 году от руки князя Урусова, потомка брата Юсуф-мурзы Измаила. По некоторым предположениям, двое сыновей Юсуф-мурзы погибли в бою с поляками. Однако, служа Московскому государству, представители этого рода свою веру
предпочитали не менять. Переход одного из них в христианство совершился намного позднее, уже при царе Алексее Михайловиче, когда Абдула-мурза, потомок Иль-мурзы, принял православие и при крещении получил имя Дмитрия. До конца XVIII века род этот писался как Юсупово-Княжевы или князья Юсуповы, а впоследствии просто князья Юсуповы.

Сын Дмитрия, Григорий Дмитриевич Юсупов (1676—1730), рос при царском дворе. С детства он состоял в стольниках, и судьба его во многом была предопределена тем, что он постоянно находился подле царевича Петра Алексеевича. Детские игры переросли во взрослые государственные заботы, и впоследствии Григорий Дмитриевич Юсупов был верным соратником Петра I в военных действиях и сподвижником во многих его начинаниях. Он состоял в драгунском полку во время двух Азовских походов. Григорий Юсупов принимал участие и в сражениях
со шведами. Он был тяжело ранен, однако не оставил военной службы. Он выполнял различные поручения Петра I – заведовал заготовками провианта для войска, наблюдал за постройкой судов и плотов, участвовал в розыскных комиссиях по расследованию злоупотреблений. Его подпись в числе прочих скрепляла в 1718 году приговор царевичу Алексею Петровичу. В 1719 году Григорий Юсупов возглавил Канцелярию тайных дел.

Князь Григорий Дмитриевич Юсупов ревностно служил своему государю. Его заслуги по достоинству были оценены императрицей Екатериной I. В день учреждения ордена Св. Александра Невскою князь Юсупов стал одним из первых его кавалеров. После смерти Екатерины I Григорий Юсупов пользовался расположением Петра II и был возведен им в полковники Преображенского полка, а впоследствии стал первым членом Государственной военной коллегии. Воцарение Анны Ивановны, дочери Ивана V, брата Петра Великого, имевшей весьма мало прав
на царствование при наличии более близких наследников (например, дочери Петра I Елизаветы Петровны), было результатом политики группы высшей аристократии. Российские вельможи стремились к созданию в стране аристократической олигархии, и Анну Ивановну сочли самой подходящей для этих целей кандидатурой на престол. Она должна была стать императрицей на «кондициях», ограничивавших ее власть и фактически передававших почти все государственные полномочия Верховному тайному совету. Несмотря на то, что Анна Ивановна
с ее ограниченностью и косностью была прямой противоположностью Петру I, Григории Юсупов продолжал верно служить монархии в лице императрицы. Князь Юсупов был убежденным сторонником неограниченной самодержавной власти, поэтому он был в числе лиц, подавших императрице челобитную с просьбой уничтожить подписанные ею самой «кондиции», ограничивавшие ее власть. Преданность князя Юсупова была отмечена Анной Ивановной, в день коронования Григорий Юсупов был пожалован в генерал-аншефы. Посол Испании, лично знавший
Григория Дмитриевича Юсупова, отзывался о нем как о человеке «весьма честных правил», который «хорошо служил, ведал свое ремесло, чрезвычайно был предан своему государю и шел всегда прямою дорогою».

Просветительская деятельность Петра I оказала влияние и на судьбу старшего сына Григория Юсупова, Бориса Григорьевича (1695—1759). В 1717 году для получения образования вместе с двадцатью другими юношами из боярских семей он был направлен Петром I во Францию. Борис Юсупов обучался в Тулонском училище гардемаринов, однако впоследствии он служил России не на морском или военном, а на гражданском поприще. Борис Юсупов сумел применить полученные им познания и зарекомендовал себя как человек большого ума. В 1730
году он был пожалован в камергеры. Через шесть лет он стал сенатором и был автором проектов различных Преобразований в Московской губернии, принятых Сенатом к утверждению. В результате этой деятельности в 1740 году он получил звание тайного советника и был назначен московским губернатором. Одновременно Борис Григорьевич по указанию императрицы принимал участие в нескольких следственных комиссиях. В 1741 году князь Юсупов стал президентом Коммерц-коллегии, а в 1742 году — директором Ладожского канала. Будучи
президентом Коммерц-коллегии, Борис Юсупов содействовал развитию российской суконной промышленности, продолжая дело, начатое Петром I. Он тщательным образом изучил суконное производство, занимался усовершенствованиями на суконных фабриках и даже выписал из Голландии особую породу овец для улучшения качества шерсти. Суконная фабрика, пожалованная Борису Юсупову во владение, снабжала сукном всю русскую армию. На посту директора Ладожского канала он также сделал немало для развития российского речного судоходства.
В 1750 году князь Борис Григорьевич Юсупов был назначен главным директором сухопутного шляхетского (впоследствии 1-го кадетского) корпуса и состоял в этой должности до 1759 года. Обязанности директора корпуса Юсупов исполнял с присущими ему основательностью и добросовестностью, подробно вникая во все вопросы, как то: содержание воспитанников, уровень преподавания, добросовестность корпусных чиновников и т.д. Результатом заботы князя Юсупова о воспитании и обучении молодежи явилось то, что число воспитанников
1-го кадетского корпуса намного превзошло намеренное количество. Князь Юсупов был человеком искушенным в государственных делах. Он не противоречил многим мероприятиям, бывшим ему не совсем по душе в силу их рутинного характера, однако принимал одновременно свои меры для внедрения русского воспитания и обучения российской молодежи. За свои заслуги Борис Григорьевич Юсупов в 1751 году был награжден орденом Андреи Первозванного.

У Григория Дмитриевича Юсупова кроме Бориса Григорьевичи было еще два сына и две дочери.
Одна из его дочерей, Прасковья. Григорьевна, стала жертвой дворцовых интриг. Исчерпывающих сведений о причинах, приведших молодую знатную девушку к трагической судьбе, в настоящее время нет. Княжна Прасковья Григорьевич Юсупова имела несчастье вызвать личную неприязнь императрицы Анны Ивановны, но причины этого недовольства неизвестны. По этому поводу существовали различные домыслы. Как бы то ни было, фактом является то, что через две недели после смерти своего отца княжна Прасковья Григорьевна под военным конвоем
была привезена из Москвы в Тихвин и помещена во Введенский девичий монастырь. Игуменья монастыря получила приказание никого не подпускать к привезенной княжне и бдительно охранять ее. Прасковья Юсупова после жизни в богатом родительском доме была помещена в углу тесной кельи игуменьи, обстановка которой соответствовала строгому монастырскому уставу. Тяжесть этого положения, заточение и отсутствие близких людей вызвали у княжны Прасковьи, по всей видимости, не обладавшей кротостью и смирением, нервное расстройство.
Во время одной из вспышек гнева она имела неосторожность высказать свои мысли при должностном лице, и человек этот не замедлил донести об этих речах. Княжна Юсупова жаловалась на своего брата Бориса, называя его супостатом, и на императрицу Анну Ивановну. Она говорили о милости к ней царевны Елизаветы Петровны и о своем желании, чтобы та стала императрицей. Княжна Прасковья также плохо отзывалась о Введенском монастыре. Естественно, эти высказывания княжны повлекли за собой тяжкие для нее последствия. Игуменья
сделали жизнь узницы невыносимой, и Прасковья Юсупова тайно направила доверенную женщину в Петербург. Неизвестно, чего хотела добиться этим молодая Юсупова, скорее всего, она питала иллюзии о пересмотре ее дела и пыталась как-либо оправдать себя. Узнав об этом, игуменья написала донос на княжну Юсупову, в котором изложили все крамольные высказывания Прасковьи Григорьевны. Женщина, посланная княжной в Петербург, была схвачена и допрошена. Под угрозой смерти она подтвердила то, что княжна произносила в монастыре
крамольные речи и монастырский донос соответствовал истине. По приказу Анны Ивановны и княжна Юсупова, и доносчик были привезены в Петербург, и началось новое рассмотрение дела. После допроса княжне был вынесен приговор — телесное наказание, пострижение в монахини и ссылка в отдаленный монастырь. В приговоре указывалось, что Прасковья Юсупова по государственным законам подлежит смертной казни и только милость императрицы сохраняет ей жизнь. В 1735 году княжна была наказана, пострижена в монахини и получила при
постриге имя Проклы. Под страхом смертной казни ей было запрещено рассказывать о происходящем. Инокиня Прокла была отправлена в вечную ссылку в Сибирь, в один из монастырей Тобольской епархии. Такая судьба, естественно, ожесточила несчастную княжну Юсупову. В одном из донесений Тобольского Введенского монастыря говорилось о том, что инокиня Прокла в церковь Божию не ходит, монашеское одеяние не носит и монашеским именем не называется. Из Петербурга в ответ на это донесение был получен приказ держать княжну под
постоянным караулом и в «ножных железах». Есть данные о том, что в 1746 году княжна Прасковья Юсупова была еще жива, но о дальнейшей ее судьбе ничего не известно.

Несмотря на несчастье, постигшее Прасковью Григорьевну, семья её брата Бориса Григорьевича продолжала преуспевать.
Князь Николай Борисович Юсупов (1750—1831), сын Бориса Григорьевича, был с младенчества, по обычаю своего времени, зачислен на службу в лейб-гвардии конный полк. В 1771 году он стал камер-юнкером, в этом же году вышел в отставку и отправился на несколько лет в Европу для получения образования. В 1781 году он вернулся в Россию и был произведен в действительные камергеры. В 1782 году цесаревич Павел Петрович с супругой отправились в путешествие по Европе под именем графов Северных. Князь Николай Борисович Юсупов
состоял в этой поездке в их свите. По возвращении на родину в 1783 году Николай Юсупов начал выполнять дипломатические поручения императрицы Екатерины в Турине, Неаполе, Венеции, Риме, Юсупову было поручено добиться ограничения римско-католического влияния в России, а в Венеции ему пришлось бороться с интригами Англии и Австрии, направленными против Российского государства. Блестящий ум Николая Юсупова и его дипломатические способности позволили ему принести своей родине много пользы на дипломатическом поприще.
В 1788 году князь Юсупов был произведен в тайные советники и стал сенатором. В 1791 году Николай Борисович Юсупов был назначен директором театров и занимал эту должность до 1799 года. На этом поприще он также сделал немало хорошего. К числу его заслуг принадлежит организация правильного внутреннего устройства театральных помещений (именно по его инициативе театральные места впервые были пронумерованы), установление контроля над театральными сборами и издержками по постановке пьес, что до его вмешательства было
абсолютно произвольным. Одновременно с этим он стал президентом Мануфактур-коллегии и принял в свое управление казенные стеклянный и фарфоровый заводы. Перед возведением на престол императора Павла князь Николай Юсупов был назначен верховным маршалом при коронации и председателем коронационной комиссии. В день коронации он был пожалован орденом Андрея Первозванного. В 1801 году князь Юсупов был вторично назначен на те же должности при восшествии на престол Александра I и получил алмазные знаки к ордену Андрея
Первозванного. При восшествии на престол императора Николая I в 1826 году князь Юсупов в третий раз исполнял те же обязанности при его коронации. Путешествуя по Европе, князь коллекционировал произведения искусства. Любовь к литературе и интерес к театру также нашли место в жизни Юсупова, и его сын получил в наследство, кроме картинной галереи и собрания мраморных статуй, великолепную библиотеку и домашний театр.

Сестра Николая Юсупова, Евдокия Борисовна (ум. в 1780 году), была выдана императрицей Екатериной II за курляндского герцога Петра Бирона. Брак этот не принес счастья красавице Юсуповой и впоследствии был расторгнут, но успел послужить укреплению связей между Россией и Курляндией.

Сын Николая Борисовича, князь Борис Николаевич Юсупов (1794-1849), продолжил семейные традиции. Деятельность его и занимаемые им должности отличались большим разнообразием. Он был церемониймейстером, уездным предводителем петербургского дворянства, членом мануфактурного совета, а в 1848 году стал гофмейстером. На всех занимаемых им постах Борис Николаевич Юсупов проявлял себя как знающий и добросовестный государственный деятель, обладавший к тому же прекрасными человеческими качествами, что проявлялось в его
отношении к подвластным ему крепостным крестьянам, для которых он был истинным благодетелем. Все крестьянские беды, недороды и неурожаи находили у него горячий отклик, и крестьяне неизменно получали от него необходимую помощь. Забота его простиралась до того, что во время эпидемии холеры вельможа Юсупов сам ухаживал за больными, пренебрегая опасностью заразиться самому. Для крестьян была большим горем его смерть от тифа в 1849 году.

От второго брака у Бориса Николаевича Юсупова был сын, князь Николай Борисович. Окончив Петербургский университет по курсу правоведения, Николай Юсупов не добился, как его отец, успехов на государственной службе, но унаследовал при этом его лучшие патриотические качества. Во время войны 1854 года князь Юсупов полностью снарядил за свой счет два пехотных батальона, что дошло до сведения императора, и Юсупов был отмечен званием камер-юнкера. Николай Борисович Юсупов был также назначен гофмейстером императорского
двора, но истинное свое призвание нашел в опекунской деятельности. Он состоял членом различных обществ призрения и училища глухонемых, причем не числился им номинально, но принимал деятельное участие в их работе. Кроме того, как и его предки, князь Николай Борисович был горячим поклонником искусства, и его большим пристрастием была музыка. Он покровительствовал многим музыкантам и композиторам. Его заслуги в этой области были высоко оценены римской и парижской консерваториями, сделавших его своим почетным членом.
Николай Борисович Юсупов скончался, не оставив мужского потомства, и носительницей титула князей Юсуповых стала его дочь Зинаида, вышедшая впоследствии замуж за графа Сумарокова-Эльстон. После смерти князя Николая Борисовича Юсупова специальным высочайшим указом, что иногда практиковалось в случае угрозы исчезновения знатной фамилии, было разрешено его зятю именоваться князем Юсуповым, графом Сумароковым-Эльстон, с тем, чтобы княжеский титул и фамилия Юсупова передавалась только старшему в роде. Один из последних
представителей этой фамилии, князь Феликс Феликсович Юсупов, состоял в родстве с царствующим домом, поскольку был женат на Ирине Александровне, племяннице императора. Он сыграл впоследствии ведущую роль в убийстве Григория Распутина, а после Октябрьской революции был вынужден покинуть Россию.

Источник: Самые знаменитые династии России. М, 2001.
Дата: 10.10.2006
Теги: Рассылка
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ
НОВОЕ НА ФОРУМЕ