Продолжение публикации на тему купеческой генеалогии.

БИБЛИОТЕКА ГЕНЕАЛОГА
Если Ваши предки были купцами…

Продолжаем публикации на тему купеческой генеалогии. Начало в нашей рассылке от 30.01.06 можно найти по адресу: http://subscribe.ru/catalog/archive.fhpevfyjd

«Я много говорил о том, как вступали в купечество, как становились торговцами или промышленниками. Нужно сказать и о том, как из него уходили. И это бывало. Выход из купечества был уходом в дворянство. Об этом всегда в Москве много говорили, и мнения, надо сказать, были разные.
Было два способа перехода в дворянство. Иногда - это бывало сравнительно редко - тот или иной коммерческий деятель, а иногда и вся его семья, Именным Высочайшим указом возводились в «потомственное Российской Империи дворянское достоинство». Одним из последних примеров «облагорожения» старых купеческих фамилий было возведение (в 1912 году) главного владельца и руководителя всемирно известной Прохоровской Трехгорной мануфактуры, Николая Ивановича Прохорова со всей его семьей в дворянское достоинство.
Другим примером, но который имел место на много лет раньше, было возведение в дворянское звание известнейшего русского строителя железной дороги, Петра Ионовича Губонина. Правда, он впоследствии получил чин тайного советника, т.е. все равно, был бы, как бы теперь сказали, «анноблирован», но его дворянство было жалованное. Особенностью такового пожалования было то, что такого рода дворян дворянское общество признавало и обычно принимало в свой состав. Так было и с Прохоровым. Хорошо помню, как много говорили
о том, что Ник. Ив. Прохоров, в дворянском мундире с красным воротником, принимал участие в выборе последнего губернского предводителя, после ухода А.Д. Самарина, назначенного оберпрокурором Святейшего Синода.
Другим путем ухода в дворянство было чинопроизводство. По русской «табели о рангах», в гражданской службе 4-й класс, а в военной 6-ой, давали потомственное дворянство. Относительно военной службы, где потомственного дворянина делал чин полковника, я не могу припомнить ни одного примера, но возможно, что и были таковые. Что же касается гражданских генералов, действительных статских советников, то этих последних было немало, - как говорили «пруд пруди». И здесь имелось два варианта: можно было получить чин действительного статского советника в виде награды, за особые оказанные услуги, Высочайшим Приказом. Таких примеров много. Самым элегантным считалось получить генеральский чин, пожертвовав свои коллекции, или музей, Академии Наук. На моей памяти таким путем стал генералом П.И.Щукин, а также А.А.Титов и Ал.Ал. Бахрушин.
Но существовал и другой способ: до генеральского чина можно было дослужиться. Нужно было только «попасть» на государственную службу, а там все шло само собой. И в этой служебной рутине не было разницы ни между купцами, ни между разночинцами, ни между лицами духовного звания. Русская «табель о рангах» представляла собой нечто совершенно особое, примеров чему в других странах не было. Чиновничество было, действительно, чем-то особым, но оно управляло Россией. Однако, оно отнюдь не отожествлялось ни с высшей дворянской
знатью, ни с придворным царским окружением. И русская история недавнего прошлого знает примеры крупных бюрократов, пришедших к власти из разных слоев русского общества, в том числе и из купечества.
Это были чиновники, которые родились в купечестве, но потом совсем от него отошли, уйдя целиком на государственную службу, чиновники, которые не прочь были получить генеральство, а следовательно и дворянство, оставаясь все-таки при своих делах и сидя у себя в амбаре. Препятствий к этому, с сословной точки зрения, не было, так как для участия в промышленном или торговом деле, благодаря акционерной форме предприятий, не нужно было принадлежать к купеческому сословию.
Пресловутая «Табель о рангах» открывала широкие возможности для государственной службы. Много было почетных мировых судей, - это была служба по министерству юстиции. Попечители и устроители училищ «служили» либо по министерству народного просвещения, либо торговли и промышленности. Городским деятелям открывалась дорога по министерству внутренних дел и, наконец, для «благотворителей» бывала доступной, и самой легкой служба по ведомству учреждениями Императрицы Марии. Но «благотворительных», как говорили, «бирюзовых»
генералов - не любили.
Любопытно привести, как справку, один из отзывов об уходе в дворянство, который, несомненно, отражает настроение своей эпохи. Это отзыв Кокорева. Вот что он пишет:
«Не подлежит никакому сомнению верность всем известного определения, что подъем промышленности составляет главное условие народного благоденствия и силы государства. У нас этот подъем не только не заметен, но даже наоборот, видны доказательства движения назад, явно выражающиеся в упадке производительных сил. Причиной этому особая болезнь некоторых лиц коммерческого сословия, поддерживаемая, к несчастью, так сказать поблажаемая в смысле удовлетворения болезненных желаний. Это болезнь - чинобесие.
По общему мнению всех истинных патриотов и здравомыслящих людей, дезертирство из коммерческого сословия в другие сословия должно быть прекращено. Если бы стремление к переходу из купеческого сословия в чиновничество охватило собою наш фабричный округ в губерниях Московской и Владимирской, тогда бы Иваново-Вознесенск, Шуя и все Кинешмские и другие фабрики изобразили бы из себя, через несколько десятков лет, совершенные развалины.
Сыновья действительных статских советников нашли бы унизительным для себя сидеть в конторе или амбаре, где продаются фабричные товары».
В этом отзыве есть, конечно, очень много верного, но, как это часто бывает, у Кокорева краски сильно сгущены. «Чинобесие», конечно, было, но не было эпидемий. В конце концов, в дворянство ушло не так уж много купеческих семей. Да и то, в отношении ушедших нужно иметь в виду то,что многие семьи переставали заниматься промышленной и торговой деятельностью и без того, чтобы непременно уйти в дворянство. Может быть, трудно найти объяснение тому обстоятельству, что среди московского купечества было очень мало фамилий, которые насчитывали бы более ста лет существования, но это факт. Редко в каком деле было три или четыре поколения. Или выходили из дела, или сходили на нет. Во всяком случае, было очень немного таких, которые из года в год, из поколения в поколение, с равной силой и значением сохраняли бы свое место в народно-хозяйственной жизни - и в производстве, и в профессиональных представительствах.»

Источник: П.А.Бурышкин. Москва Купеческая. М, 1990 (с.95-98)
Дата: 02.04.2006
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ