Китайские личные имена.

Занимательная ономастика

Программа «Российские династии» наряду с основным видом деятельности – генеалогическими исследованиями – занимается еще и исследованиями ономастическими. Ономастика, как известно, наука о происхождении имён. Чаще всего к нам обращаются люди с какой-нибудь загадочной фамилией, хотя многие и не предполагают, что язык может рассказать много необычного и о, казалось бы, самом простом фамильном имени, а однажды проявленное внимание к языковым тайнам нашего обыденного окружения открывает мир с новой стороны…

КИТАЙСКИЕ ЛИЧНЫЕ ИМЕНА

Чжоу Эшьлай… Мэй Ланьфан… Го Можо… Мао Дунь… Сыма Цянь… Все эти экзотически звучащие для слуха русского человека имена принадлежат китайцам – нации, самой многочисленной на земном шаре, обладающей одной из древнейших культур.

В настоящее время, когда стремительно развиваются культурные и экономические связи между СССР и Китайской Народной Республикой, все чаще сравниваются модели социально-политического и экономического развития наших стран, поток информации о нашем соседе увеличивается буквально с каждым днем. Работники центров научно-технической информации, издательств, библиотек, а также все те, кто интересуется китайской культурой, испытывают немалые трудности, сталкиваясь с китайскими собственными названиями, в частности с китайскими личными именами. Остановимся на некоторых особенностях современной системы личных имен у китайцев и на некоторых антропонимических традициях, которые ее породили.

Фамильные имена

Личные имена, антропонимы, которые на слух воспринимаются нами как неразрывное целое, состоят из фамилии, чаще всего образованной от индивидуального имени деда, или от названия ремесла, занятия, должности, от места его жительства и имени. Причем фамилия у китайцев занимает устойчивое первое место не только в официальном имяупотреблении, но и на титульном листе книги и в быту (в отличие от русского или англоязычного антропонимов, в которых оба компонента легко меняются местами). При издании произведений китайских авторов на европейских языках существует практика перестановки имени на первое место по образцу национального имяупотребления. Например, вместо Li Dazhao – Dazhao Li.

Фамилия, как правило, записывается одним иероглифом, представляющим собой однослог при написании его в русской или латинской транскрипции. Так, фамилия известного политического деятеля Дэн Сяопина – Дэн, артиста Мэй Ланьфана – Мэй, писателя Ван Мэя – Ван. Репертуар китайских фамилий невелик. Самыми распространенными являются такие, как Чжан, Ван, Ли, Чжао и Лю. Поэтому раньше для конкретизации фамилии на книгах ставили название уезда – родины автора. Двусложные фамилии, т.е. такие, которые записываются двумя иероглифическими знаками и транскрибируются двумя словами, встречаются редко. Например, историк Сыма Цянь носил двусложную фамилию Сыма.

Индивидуальные имена

Индивидуальное имя записывается одним или двумя иероглифическими знаками, т.е. представляет собой однослог или двуслог, пишущийся слитно в транскрипционном написании. Репертуар китайских имен теоретически неограничен, так как нет канонизированных списков имен. Любое слово или словосочетание могут быть выбраны в качестве индивидуального имени. Однако в практике имянаречения большое значение придается традициям. Имя должно не только быть благозвучным, но и иметь определенное смысловое значение.

Например, имя писателя Мао Дуня – Дунь в переводе означает «щит воина»; имя женщины-врача Шэнь Хун – Хун означает «радуга», имя известного политического деятеля Чжоу Эньлая – Эньлай означает «пришедший с добром». Ясно, что этимология большинства индивидуальных имен связана с благопожеланием или с традиционным художественным образом.

Женские имена

Женские личные имена у китайцев не содержат формальных признаков, позволяющих отличить их от мужских. В современных справочниках китайских имен или в текстах, содержащих перечень имен, после женского имени обычно применяется обозначение, свидетельствующее о принадлежности к женскому полу. К числу лексических признаков, позволяющих отличить женское имя от мужского, относятся следующие. В личных именах мужчин традиционно употребляются слова, указывающие на такие качества, как мужество, доблесть, верность долгу, а в именах женщин – названия цветов, драгоценных камней, бабочек, эпитеты, связанные с утверждением женских добродетелей, или изысканные поэтические образы. В современных именах эти особенности нередко нивелируются. Так, имя поэтессы Ли Цинчжао означает «чистый свет»; Ма Чжэнхун – пример имени, которое носит политическую окраску и не содержит признаков, позволяющих отличить его от мужского (Чжэнхун – красная политика). В современном Китае женщины после замужества сохраняют девичью фамилию в отличие от прошлого, когда они присоединяли ее к фамилии мужа.

Антропонимические традиции

Чтобы понять современную систему китайских личных имен, следует обратиться к ее истории, антропонимическим традициям, связанным с различными аспектами национальной культуры. Имянаречению издавна придавалось большое значение. Об этом свидетельствует, в частности, обычай употребления для одного человека несколько имен. Согласно традиции родители нарекали ребенка так называемым детским именем, затем в школе учителя давали ему новое, и, наконец, по достижении совершеннолетия он сам выбирал себе взрослое, т.е. официальное.

Это имя в китайской терминологии носило название «мин». Второе официальное имя или имена («цзы») ему давали друзья по службе или родственники, или опять-таки он выбирал его или их сам. Эти последние имена в течение жизни иногда менялись несколько раз. Кроме того, после смерти китаец получал посмертное имя, которое фигурировало на деревянных табличках предков, выставляемых на домашних алтарях или в китайских храмах. Оно как бы подводило итог жизненному пути и содержало оценку его родственниками или современниками.

Перед табличкой с посмертным именем ставили жертвенные сосуды и совершали моления, так как китайцы верили в связь «ци» (биоэнергетической субстанции) предков и потомков. В китайских биографических справочниках обычно указываются все три формы имен: «мин», «цзы» и посмертное. В настоящее время они вышли из употребления. Другая особенность имянаречения в Китае связана с этимологической значимостью имени. Чаще всего в нем отражалось пожелание долголетия, богатства, успешной карьеры, семейного счастья (многочисленных сыновей или сыновней почтительности), а также утверждение нравственных ценностей. Нередко пожелание передавалось с помощью устойчивых символов, в качестве которых использовались названия животных, растений, явлений природы, знаков традиционного календарного цикла. Этимологическая значимость имени превращает его в зеркало эпохи, социально-политической и этнической культуры Китая и одновременно в средство художественной выразительности. В значениях прошлых и современных имен нередко сохраняются следы исчезнувших философско-религиозных обычаев и этнических представлений, национальных обычаев, ритуалов, деталей быта и т.д.

Приведем несколько примеров традиционного имянаречения. Как известно из биографии художника Ци Байши, его детское имя было Эрчжи (грибок долголетия), школьное имя, данное учителем, - Хуан (украшение из нефрита в форме полудиска), другое имя, также данное учителем, - Байши (Белый Камень – так называлась почтовая станция, находящаяся поблизости). Это последнее художник избрал в качестве взрослого имени. Именно его он вырезал на печатях, которые заменяли подписи на картинах художника. Имя «мин» поэта Ду Фу было Фу (изобилие), а его второе имя – Цзымэй (сын прекрасного). Остановимся на одном из обычаев в области имянаречения, который сохраняется в Китае до настоящего времени. Смысл его состоит в том, что в именах братьев и сестер одного поколения используется один и тот же иероглифический знак или графический элемент, которые выступают в качестве детерминатива родства (обычай «пайхан»). В качестве примера можно привести имена нескольких братьев по фамилии Лю: Чуньгуан (весенний свет), Чуньшу (весеннее дерево), Чуньлинь (весенний лес), Чуньси (весенняя радость). Особо следует выделить имена писателей и других представителей творческих профессий. Во-первых, им присуща особенная изысканность образов, иногда доходящая до эксцентризма.

Кроме того, для представителей творческих профессий характерно наличие псевдонимов. У известного китайского писателя Лу Синя их было, например, около 100. Иногда псевдонимы включали собственные названия родных мест писателя или места его пребывания в данное время, или являлись названием студии, кабинета, «обители» писателя, выраженным в поэтической форме.

Иногда вымышленные имена представляли собой жизненное кредо или девиз автора, выраженные в форме афоризма. Псевдонимы обычно употреблялись на личных печатях, которые можно видеть на китайских книгах и картинах. Известно, что личные печати с вырезанными на них псевдонимами имели утилитарное назначение, заменяя подпись автора, и одновременно являлись неотъемлемой частью художественной композиции картины или художественной деталью оформления книги.

Например, имя «мин» поэта Су Ши было Ши (название ритуального поклона), второе имя – Чжань (смотрящий вверх, т.е. с почтением), посмертное – Вэньчжун (преданный литературе).

Полисемантизм китайских иероглифических знаков при наличии минимального контекста дает возможность по-разному интерпретировать смысл имени. Порой в имени используется вышедшее из употребления лексическое значение иероглифического знака. Зачастую писатели использовали псевдонимы для сокрытия настоящего имени, поскольку сочинение произведений так называемых «низких жанров» (романов, драм и т.п.) считалось занятием, недостойным «ученого мужа». Например, автор известного китайского романа «Цветы в золотой вазе», второе издание которого недавно вышло в русском переводе, известен лишь под псевдонимом Ланьлинский насмешник (Ланьлин сяосяошэн).

Далее хотелось бы кратко остановиться на именах китайских императоров, представляющих собой феномен китайской антропонимии. Дело в том, что личные имена императоров, которые обожествлялись, в течение их правления или правления всей династии подлежали табу. Употребление их устно или письменно каралось законом вплоть до смертной казни. Вместо имени императора обычно использовался девиз его правления, а после смерти – храмовое или посмертное имена. Причем девиз правления мог меняться в течение жизни императора, вырезался и на его личных печатях. Обычай табуирования личных имен императоров породил следующий курьез. Если в заглавии или тексте книги встречались иероглифы, совпадающие с иероглифом, которым записывали личное имя императора, то они заменялись другими знаками, близкими по смыслу, или начертание этих иероглифов намеренно искажалось (например, иероглифический знак писался без последней черты). Это помогает атрибутированию книг. Например, трактат об игре в вэйци (облавные шашки) под названием «Сюань сюань цинцзин» («Сокровенный трактат об игре в вэйци») в годы правления императора Канси был издан под названием «Юань юань цицзин» («Первоначальный трактат об игре вэйци»), так как первых два иероглифа названия («Сюань сюань») совпадали с иероглифом, входящим в состав личного имени импреатора Канси – Сюанье, и поэтому подлежали табу. Это дает возможность определить примерные годы резки досок для этого издания.

Транскрибирование личных имен

В печатных изданиях, выходящих на русском или одном из западно-европейских языков, личные имена китайцев передаются с помощью либо русской транскрипции, либо китайского фонетического алфавита (пиньинь), созданного на латинской основе. В начале 1979 г. Международная организация по стандартизации ISO при Юнеско разработала рекомендации для издательств и библиографических учреждений, вносящие изменения в транскрипцию китайских собственных названий вообще и китайских личных имен в частности. Эти рекомендации заключаются в следующем: переход на слитное написание двусложного китайского имени; использование китайского фонетического письма в качестве общепринятой нормы транскрипции китайских собственных названий, в том числе собственных имен. Рекомендации были приняты по предложению китайских представителей в этой международной организации в целях унификации транскрипции китайских собственных названий. В настоящее время принято слитное написание китайских двусложных имен при передаче их с помощью русской или латинской транскрипции.

Например, Го Можо (Guo Moruo) вместо Го Мо-жо (Guo Mo-ruo); Дэн Сяопин (Deng Xiaoping) вместо Дэн Сяо-пин (Deng Xiao-ping). При библиографическом поиске и при уточнении библиографических данных книги или статьи китайского автора следует учитывать различие в написании китайских имен в изданиях, вышедших до начала 80-х гг., и в современных изданиях. В согласии с рекомендациями ISO в библиографических изданиях, выпускаемых в нашей стране, в качестве нормы транскрипции принят китайский фонетический алфавит вместо приминявшейся ранее русской транскрипции. Китайский фонетический алфавит на латинской основе (пиньинь) существует в Китае с 1958 г. Он используется для транскрипции иероглифов в целях распространения единой (наддиалектной) орфоэпической нормы общегосударственного языка (путунхуа).

Однако русская транскрипция продолжает использоваться в прикнижных и пристатейных указателях литературы, а также в каталогизационном описании. За единую норму русской транскрипции принимается транскрипция иероглифических знаков, используемая в «Большом китайско-русском словаре» под редакцией И.М.Ошанина (М., 1984). В библиографических изданиях, выходящих за рубежом, также употребляется китайское фонетическое письмо. Этот же вид транскрипции применяется и в пристатейных и в прикнижных указателях, и в библиографических описаниях, составляемых для каталогов библиотек. В связи с изменениями в форме транскрипции и отсутствием единой формы транскрипции в нашей стране библиограф нередко оказывается в сложной ситуации. В этих случаях трудно обойтись без сравнительных таблиц или консультации специалиста, знающего китайский язык.

Автор - Н.В. Морозова
Источник - Советская библиография. Научно-практический журнал №6 (244). М., ноябрь-декабрь
1990. С.24-28.

Дата: 24.02.2006
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ