Губернатор поневоле

Два замечательных человека по фамилии Барш вписали в вологодскую историю свои имена. Один из них был адмиралом, а его сын — гражданским губернатором.

Оба отличались бесстрашным характером и прекрасными организаторскими способностями.

Первого звали Иван Яковлевич. Он приходился внуком Савве Баршу, который предпочел Россию родной Фрисландии (ныне государство Нидерланды) и еще в период правления Петра I перебрался к нам. Предок верой и правдой служил новой родине корабельным мастером на флоте. Его потомок Иван женился на дочери адмирала Захария Даниловича Мишукова и также посвятил свою жизнь военной службе на море. Вместе с сыном Николаем они стали героями морских сражений с турецким флотом при Наполи­диРомани в Чесменской бухте. События разворачивались 2526 июня 1770 года в Эгейском море у западного побережья Турции. Турки потеряли в ходе баталии 10 тысяч воинов, русские — лишь 11 человек (!). Победа принесла нашему флоту господство в Архипелаге, а Баршам вручили ордена Святого Георгия 4го класса.

Дом с секретом

Достигнув 69летнего возраста, Иван Яковлевич сам попросил об отставке с должности командира Архангельского порта. Умер столь деятельный человек 2 января 1806 года, отметив 78й день рождения, и был похоронен в соборной церкви СпасоПрилуцкого мужского монастыря.

Дом Ивана Яковлевича Барша сохранился на набережной VI Армии, 101. Возведенный около 1780 года первым владельцем вологодским купцом Афанасием Ивановичем Узденниковым особняк спустя 14 лет поменял хозяина — за 7 тысяч рублей недвижимость приобрел адмирал. Более века тому назад специалисты утверждали, что над зданием на славу потрудился иностранный мастерпроектировщик, скорее всего поляк. Даже Петербург в то время не мог похвастаться подобным богатством и изяществом в мелочах. В XIX веке в доме Барша разместились губернские присутственные места. Каждый день на работу сюда приходили мужчины, управлявшие Вологодской губернией. Они сочиняли указы и законы, вели делопроизводственную переписку, оформляли документы. Ближе к ночи здание пустело, гасли свечи, расходились усталые чиновники.

Сегодня это памятник архитектуры. В конце 90х годов на его фасаде ошибочно прикрепили мемориальную доску, написав на ней, что хозяин дома Иван Яковлевич Барш усердно трудился на посту вологодского гражданского губернатора. Вскоре краеведы устранили недоразумение, опровергнув подобную информацию. На губернаторской службе в 18101814 годах числился лишь его сын Николай.

Математические премудрости

Отечественная война усложнила положение уже достигшего зрелых лет адмиральского отпрыска. Получив царский манифест, во всех уголках Вологодской губернии приступили к формированию ополченских подразделений. Посовещавшись, вологодское дворянство постановило: снарядить в ополчение от каждых 100 душ, принадлежавших конкретному дворянину, по 6 воинов «с одеждой, оружием и провиантом, для них потребными». В свою очередь губернатор Барш приказал городскому голове В.А.Немирову дополнительно осуществить набор служилых людей и начать сбор средств для защиты Отечества в купеческой и ремесленномещанской среде. Поощрялись добровольные денежные взносы, пожертвования в виде вооружения и продовольствия. «Я не распространяюсь здесь более ни о важности воззвания монаршего, которое само по себе довольно возбудит пламенное поревнование в каждом верном сыне России, ни о мере общего и частного ополчения на защиту веры и Отечества, твердо надеюсь, что граждане города Вологды, руководимые разительным примером славного соотича их Минина, призвав на помощь Всемогущего, последуют подвигу, дворянством предприемлемому, и в общем ополчении сил России докажут врагу, спокойствие их разрушить дерзнувшему, сколь мужественно умеют они защищать любимую для них Родину, жен и детей своих», — писал Николай Иванович в официальном документе.

19 июля общее собрание вологодских мещан и цеховых приняло решение: из каждых ста ревизских душ четверо направятся на передовую спасать Отчизну. По подсчетам, число ополченцев от Вологды должно было равняться 73. Однако кандидатов на войну на всякий случай отобрали почти в два раза больше — 141 человек. Расчет оказался прост: доберем до нужного количества, остальных же уволим по домам, — рассуждали преданные государю вологжане. Увы, довести благородное дело до конца им не удалось. Император Александр I не включил нашу губернию в список шестнадцати административных территорий, выставляющих ополченческие дружины. Российский народ рвался в бой, количество защитников и без того превысило все разумные пределы. В итоге из наших зорких и умелых стрелков с личным оружием создали 2 дружины, пополнившие СанктПетербургское ополчение. Их организацию тоже взвалил на свои плечи Н.И.Барш, не понаслышке знакомый с трудностями военной службы.

Дом Ивана Яковлевича Барша сохранился на набережной VI Армии, 101.

В Париж шагом марш!

Дело было так. Очередная депеша, на сей раз от главнокомандующего в СанктПетербурге генерала от инфантерии С.К.Вязимитинова в том же июле 1812 года легла на стол вологодского губернатора. Нашему начальнику приказали «набрать из обитающих в Вологодской губернии народов, в стрелянии зверей упражняющихся, до 500 человек и более … с теми самыми ружьями, которые они при своем промысле употребляют». 575 стрелков генерал поручил препроводить в столицу и олонецкому руководителю. Тогда Вытегорский уезд являлся частью Олонецкой губернии.

Одной меткости для серьезного отпора врагу недостаточно, — считали военные асы. Поэтому дополнительная подготовка была просто необходима. Вооружив северных соседей престижными и суперсовременными для начала XIX столетия тирольскими штуцерами, в течение месяца охотников переобучали, заставляя вникать в азы тактики и стратегии. 3 сентября сам император приветствовал поставленных под ружье бывших звероловов, отныне именовавшихся не иначе как Вологодский стрелковый батальон и XVIII дружина СанктПетербургского ополчения. Как полагается, освятили знамя ополчения, помолились, и шагом марш на передовую!

Освобождение Полоцка стало для них первым испытанием, затем великие битвы происходили с привычной регулярностью, завершившись в 1814 году на улицах столицы противника — в Париже. Оставшиеся в живых ополченцы вернулись домой к мирной действительности. В это время главного зачинщика заграничного «путешествия» вологжан уже сменил на посту губернатора другой человек.

Ольга Якунина

Источник: http://premier.region35.ru/archive/2007/09/np520/s14.html
Дата: 17.09.2007
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ