Суровое лето 1941 года

70 лет назад, 22 июня 1941 года фашистская Германия и ее сателлиты напали на Советский Союз. Утром этого страшного дня взрывы бомб и снарядов опередили первые лучи восходящего солнца. Уже когда враг бомбил советские города (Севастополь, Одессу, Минск, Ровно, Каунас), немецкий посол граф Фридрих фон дер Шуленбург зачитал наркому иностранных дел СССР Вячеславу Молотову декларацию об объявлении войны, которая, по справедливой оценке историка Анатолия Уткина, превзошла "даже прежние лживые немецкие документы".

"ПРЕВЕНТИВНАЯ" ВОЙНА

Именно эта декларация дала жизнь мифу о "превентивной" войне, которую Третий рейх якобы был вынужден начать в целях упреждения нападения СССР. И хотя ложь разоблачили уже на Нюрнбергском процессе (см. "Солидарность" № 43, 2010), а все попытки Резуна-Суворова и его последователей придать мифу правдоподобность с треском провалились, некоторые СМИ не оставляют попыток реанимировать сей продукт геббельсовской пропаганды. Делают это вопреки фактам.

А факты таковы. В 1924 году в книге "Майн кампф" ("Моя борьба") Адольф Гитлер провозгласил "дранг нах остен" к "необъятным просторам России" с целью обеспечить Германии "жизненное пространство" и природные ресурсы. Планы нападения на СССР с последующим расчленением страны на части ("чтобы они ни при каких обстоятельствах не ориентировались на Москву"), истреблением ее народов и освоением "освободившихся" территорий в Берлине фашисты разработали и утвердили заранее. Был прописан сценарий не только якобы "превентивной" войны, но и определена участь советских военнопленных, населения оккупированных территорий, имущества предприятий и общественных организаций, природных богатств страны.

В своей декларации Берлин обвинил Москву в подрыве попыток Германии "установить стабильный порядок в Европе". Ответ на вопрос, какой порядок Гитлер собрался установить на территории СССР, дал "Генеральный план Ост". Он был разработан в 1940 году и не оставлял места для иллюзий: "Речь идет не только о разгроме государства с центром в Москве. Достижение этой исторической цели никогда не означало бы полного решения проблемы. Дело заключается скорей всего в том, чтобы разгромить русских как народ, разобщить их... Для нас, немцев, важно ослабить русский народ в такой степени, чтобы он не был больше в состоянии помешать нам установить немецкое господство в Европе". В целях ослабления и сокращения численности русских планировалось довести до нищеты, лишить социальных гарантий, лекарств, медобслуживания, возможности получения образования. Советскую интеллигенцию предполагалось уничтожить, а значительную часть населения переселить за Урал. Активную помощь в осуществлении людоедских планов должны были сыграть коллаборационисты - предатели, пошедшие на службу Третьему рейху. Идея уничтожения одних "недочеловеков" руками других "недочеловеков" очень нравилась нацистских бонзам.

Принятый в 1940 году план "Барбаросса" предполагал внезапное нападение и быстрый разгром Красной Армии. Он нашел свое продолжение и конкретизацию в целом "букете" документов. В их числе - указ Гитлера "О применении военной юрисдикции и об особых мероприятиях войск" от 13 мая 1941 года. Документ освободил военнослужащих вермахта от судебной ответственности за любое убийство или насилие против советских граждан в оперативной зоне. Инициативу фюрера подхватило Объединенное командование вермахта (ОКВ). 4 июня оно выпустило "Инструкцию о поведении войск в России", а два дня спустя - печально знаменитую "Инструкцию по обхождению с политическими комиссарами" (над ней работали с начала года). "Обхождение" предполагало истребление. Первые расстрелы политработников имели место уже 22 июня.

В апреле началась организационная подготовка к созданию системы лагерей для советских военнопленных. Загодя оповестили сателлитов. К примеру, румынский лидер Ион Антонеску дал согласие на участие в войне еще в январе. С немецкой педантичностью заранее подготовили и пропагандистское обеспечение предстоящей кампании. К июню были отпечатаны тонны листовок, обращений, плакатов, приказов, распоряжений, сформированы 17 рот пропаганды (штатный состав роты - 115 человек). Еще 15 февраля была принята директива по дезинформации в период развертывания вермахта, где подчеркивалось, что "дезинформация должна иметь форму мозаичной картины". "Все должно служить тому, чтобы замаскировать акцию на Востоке", - резюмировал 11 июня в дневнике министр пропаганды Йозеф Геббельс.

Разоблачая миф о "превентивной" войне, Михаил Мельтюхов подчеркивает: "Германское командование знало о переброске дополнительных сил в западные округа СССР, но расценивало эти действия как оборонительную реакцию на обнаруженное развертывание вермахта... Поэтому сторонники тезиса о "превентивной" войне Германии против СССР попадают в глупое положение, пытаясь доказать, что Гитлер решил сорвать советское нападение, о подготовке которого он на деле ничего не знал". С российским историком согласен француз Раймонд Картье, констатировавший, что "ни одна победа не была так хорошо продумана, как та, которую Гитлеру не удалось одержать: его победа над Россией".

КРОВАВЫЕ БУДНИ ФАШИСТСКИХ "ВИКИНГОВ"

Претворение планов в жизнь началось с первых минут войны. Через неделю после ее начала общий настрой захватчиков в письме домой выразил рядовой дивизии СС "Мертвая голова" Вальтер Траве: "Германцы на Востоке должны быть подлинными викингами, и все низшие расы должны быть уничтожены. Мы не имеем права на мягкость и малодушие".

Следуя такой установке, фашистские "викинги" превратили в кошмар жизнь десятков миллионов советских людей от Балтики до Черного моря. Вот только некоторые их "подвиги". Под Могилевом они разбомбили состав с эвакуировавшимися детьми. Уцелевших после бомбежки малышей передавили танкисты генерала Хайнца Гудериана. А неподалеку в деревне Холмы "викинги" изнасиловали шестерых девушек. Потом им выкололи глаза и отрезали груди. Одну из девушек привязали за ноги к верхушкам деревьев и разорвали.

Под Калинином (ныне Тверь) "викинги" из 9-й армии генерала Адольфа Штрауса изнасиловали Ольгу Тихонову - мать троих детей, находившуюся на последнем месяце беременности. А затем они перерезали ей горло. Сержант-связистка Нина Бубнова навсегда запомнила, как "девушек наших, семь или восемь человек, фашисты на колы сажали". В Волоколамске 8 повешенных висели 52 дня - до освобождения города.

О зверствах, учиненных украинскими националистами в первые дни войны во Львове и окрестностях, "Солидарность" писала три года назад (см. № 26, 2008). В июле 1941 года эстафетную палочку от вояк Шухевича приняли эсесовцы. Ворвавшись в общежитие швейной фабрики, они изнасиловали и убили 32 женщины. Под дулами автоматов два десятка представителей львовской интеллигенции (профессора, врачи, адвокаты) сначала языками вылизали лестницы в семи подъездах 4-этажного дома, а затем губами собрали мусор во дворе. Не меньшую изобретательность в выборе развлечений демонстрировал комендант Яновского лагеря оберштурмфюрер СС Вильгауз. Он веселил свою 9-летнюю дочь стрельбой по подброшенным в воздух 2-4-летним детям. Дочка радостно аплодировала, крича: "Папа, еще!". А гестаповец Вепке на спор одним ударом секиры разрубил вдоль туловища 10-летнего мальчика. Это преступление садиста вызвало восторг у гитлеровцев. Удивительно, но украинским националистам, которые в том же Львове 9 мая 2011 года глумились над престарелыми ветеранами, не пришла на ум мысль, что в числе жертв Вильгауза и Вепке мог оказаться кто-то из их предков.

Провалами памяти страдают и в Латвии. С 1994 года ежегодно по центру Риги торжественным маршем идут ветераны Латышского легиона СС. А ведь при их активном участии на территории республики было истреблено 313 798 мирных жителей (в том числе 39 835 детей), 330 032 советских военнопленных, а на принудительные работы в Германию угнано 279 615 человек. В Даугавпилсском гетто на глазах матерей фашисты разрывали пополам их детей. В мае 1942 года из 30 тысяч евреев живыми в гетто остались 400 человек...

ЖЕРТВЫ ПЛЕНА

В вышедшей в этом году книге "Русский должен умереть!" От чего спасла нас Красная Армия" Александр Дюков пишет: "Без понимания того, что происходило на оккупированной территории, мы никогда не сможем понять события самой страшной и самой важной в нашей истории войны, не поймем, что ожидало наших предков в случае поражения. Только помня о воплощавшейся на оккупированной территории жестокой истребительной политике, мы сможем адекватно понять явления партизанского движения и коллаборационизма".

1 июня 1941 года были изданы "12 заповедей" для администраторов на оккупированных территориях. Заповедь № 11 гласила: "Нищета, голод и непритязательность - удел русского человека вот уже многие века. Его желудок переварит все, а потому - никакого ложного сострадания".

Сострадания не было и в помине. Захваченная земля быстро покрылась виселицами и рвами с трупами красноармейцев и мирных жителей. Своим жертвам фашистские изверги и их подручные-предатели выбивали зубы, выкалывали глаза, вспарывали животы, выворачивали руки и ноги. Женщин (от 10-летних девочек до 80-летних старух) насиловали, стариков и детей живыми закапывали в землю, сжигали, сажали на кол. Головы детей разбивали о деревья и стены домов. Людей морили голодом и жаждой, уничтожали в газовых камерах, сбрасывали в шахты.

Трагичной оказалась и судьба военнопленных. Если в начале 20-х годов из польских лагерей смерти части красноармейцев удалось вернуться живыми (см. "Солидарность" № 27, 2010), то в 1941 году советские военнопленные быстро поняли, что для них слова "плен" и "смерть" - синонимы. Хотя Германия, подписав Женевскую конвенцию о военнопленных, обязалась нормально обращаться с военнопленными вне зависимости от того, подписали ли их государства этот документ. Но немцы следовали конвенции только на Западном фронте.

На востоке они вели другую войну - истребительную. Здесь представители "цивилизованной Европы" загоняли "русских варваров" в стоявшие вдоль дорог подбитые советские танки, поливали горючим и поджигали. Анатолий Кузнецов описал происходившее с пленными в Дарницком лагере на окраине Киева: "Они перепахали всю землю и съели все, что можно. На пятый-шестой день они грызли свои ремни и обувь. К восьмому-девятому дню часть их умерла, а остальные были как помешанные. Дню к двенадцатому оставались единицы, безумные с мутными глазами, они обгрызли и жевали ногти, искали в рубашках вшей и клали их в рот". Попытки населения передать пленным еду пресекали автоматные очереди. Чтобы прекратить мучения, красноармейцы просили их расстрелять.

СМИ регулярно тиражируют картину длинных колонн пленных красноармейцев, которых гонит немногочисленная охрана. Эта сцена оставляет тяжелое впечатление. Только за первые полгода войны в плену погибло более 2 млн человек. Но в 1941 году было и другое. Вот сцена расстрела семерых офицеров Красной Армии под Владимиром-Волынским: "Раненые, жутко избитые, они стояли, поддерживая друг друга. Унтер пытался завязать им глаза, но они срывали черные повязки. Тогда им было приказано повернуться лицом к стене, но опять ничего не вышло. Офицер крикнул солдатам: "На колени их!" Но, цепляясь за стену, они поднимались опять и опять. И тогда присутствовавший генерал почти крикнул в лицо унтеру: "Я хотел бы, чтобы так встретили смерть наши солдаты".

В суровом 1941 многие солдаты и офицеры проявляли стойкость и массовый героизм. Начальник штаба наступавшей на Минск 4-й немецкой армии генерал Гюнтер Блюментрит с удивлением писал: "Поведение русских войск даже в этой первой битве являло собой поразительный контраст с поведением поляков и западных союзников, когда те терпели поражение. Даже будучи окруженными, русские держались за свои позиции и сражались".

ПОД ПЯТОЙ ОККУПАНТОВ

Дав волю ненависти, фашисты приступили к установлению на захваченных территориях своего порядка, предполагавшего безжалостный террор и ограбление страны. Его итог отражают сухие цифры: из 70 миллионов оставшихся на оккупированных территориях советских граждан умер или погиб каждый пятый.

5 августа 1941 года рейхсминистр восточных областей Альфред Розенберг издал приказ об обязательной трудовой повинности. Начались мобилизации населения в возрасте от 14 лет для выполнения работ по расчистке и постройке дорог, строительству укреплений, мостов и т.п. Неподчинение каралось расстрелом. К примеру, за отказ выйти на лесоразработки были уничтожены 207 жителей краснодарского рабочего поселка Михизеева Поляна.

Продолжительность рабочего дня доходила до 14 часов. Тех, кто работал медленно или неаккуратно, подвергали наказаниям, вплоть до расстрела. Расстреливали прилюдно - в назидание остальным. Кормежка была символической. Так, работавшие с рассвета до заката на торфоразработках и лесозаготовках жители Тосненского и Оредежского районов Ленинградской области получали по 200 граммов хлеба в день.

Система принудительного труда стала выстраиваться с первых дней оккупации. Историк Борис Ковалев пишет, что "в каждом населенном пункте проводился тщательный учет рабочей силы по профессиям, стажу, возрастам и т.д. В сельских местностях учет проводили волостные старшины, старосты и писари, а в городах - биржи труда. Они, как и различные "отделы по трудоустройству" и "управления труда", занимались отнюдь не свободным наймом на работу... При регистрации на бирже труда каждому явившемуся выдавалась трудовая книжка. Не имеющие трудовой книжки лишались права на получение продовольственных карточек".

Наряду с организацией работ на оккупированной территории биржи труда производили отбор и отправку рабочих в Германию. Экономика Третьего рейха испытывала хронический дефицит рабочих рук. Мобилизация в вермахт сопровождалась расширением использования иностранной рабочей силы, численность которой возросла с 1 154 тысяч в мае 1940 года до 3 033 тысяч человек в мае 1941 года. Но и это не позволило перевести многие предприятия на двухсменную работу. Затянувшаяся война с СССР требовала новых рабочих рук. В Третий рейх за годы войны были угнаны 5 млн советских граждан. Не пуля, а рабский труд стал причиной смерти многих из них.

О защите рабочими своих интересов и создании профсоюзов не могло быть и речи. Трудящиеся были лишены не только прав, но и имен. На предприятиях Орла, Смоленска и Брянска рабочим присваивались номера, что избавляло немецких мастеров от необходимости запоминать русские имена и фамилии. Работать же требовалось много и интенсивно. Нацистские документы предупреждали: "Акты саботажа или намерение к этому будут караться смертью".

Оккупационная политика претерпевала некоторые изменения в зависимости от ситуации на фронте. После поражения под Москвой руководство рейха приняло постановление "о восстановлении промышленного хозяйства занятых восточных областей". В первую очередь нацистов интересовали энергетическое и угольно-рудное хозяйство, добыча марганцевой руды, сталелитейные и железопрокатные заводы, транспортные предприятия. В 1942 году заработал завод по производству мотоциклов (выпускал по 15 - 20 машин в день) и лесопильные заводы в Лисино, Луге (Ленинградская область) и в Карачеве (Орловская область). А когда Красная Армия погнала фашистских изуверов на запад, разъяренные таким поворотом войны захватчики приступили к реализации стратегии "выжженной земли". При отступлении немцы вывозили с собой все, что могли: оборудование фабрик и заводов, трамвайные рельсы, электрические и телефонные провода, металлические ограды. Все то, что фашисты не успевали вывезти, подлежало уничтожению. Бойцы стремительно наступавшей Красной Армии часто натыкались на сожженные деревни и трупы коров, убитых фашистами перед отступлением. Но самой страшной находкой были колодцы, доверху забитые изуродованными телами людей.

Примечательно и то, что с целью привлечения к войне против СССР стран-сателлитов нацистская пропаганда объявила природные богатства СССР общеевропейским достоянием. Сегодня эта идея будоражит умы некоторых европейских и американских политиков, предлагающих передать сибирские нефть и газ под контроль пресловутого "мирового сообщества". Что, правда, не удивляет. Мельтюхов прав, напомнив о том, что "антикоммунистическая и антисоветская основы национал-социалистической идеологии отражали более фундаментальное противостояние "Западной" и "Российской" цивилизаций и являлись очередным этапом в борьбе "Запада" с любой социально-экономической альтернативой его господству над миром". События, происходившие в разных уголках мира после распада СССР (Югославия, Ирак, Ливия и т.д.), свидетельствуют о том, что свою борьбу Запад продолжает вести с нарастающим ожесточением.

ЗАБВЕНИЮ НЕ ПОДЛЕЖИТ

Творившие зверства фашистские нелюди без стеснения фотографировались на месте своих преступлений. Гитлеровские молодчики искренне считали наших дедов и прадедов недочеловеками, которых надо уничтожать. Фашисты лишили жизни более 26 млн наших сограждан. Хотя их планы были куда амбициознее.

Поколения, родившиеся после окончания самой кровопролитной из войн, обязаны помнить о цене, заплаченной за нашу возможность жить, работать, любить, растить детей. Ведь фашистские сценарии такой возможности для нас не предусматривали. Не можем мы и равнодушно взирать на бессовестные попытки фальсификаторов истории перевести Россию из статуса государства-победителя и освободителя в статус агрессора. Изменения сознания неотвратимо приведет к изменению границ. И опять - не в нашу пользу.

Олег НАЗАРОВ, д.и.н.

При написании статьи использованы материалы Нюрнбергского процесса, работы Н.Волковского, В.Дашичева, А.Дюкова, Б.Ковалева, М.Мельтюхова, Н.Нарочницкой, П.Поляна, А.Уткина, В.Шишкина и др.

Источник: http://solidarnost.org/thems/uroki-istorii/uroki-istorii_8071.html
Дата: 22.06.2011
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ