Приглашаем на курсы по генеалогии!
Международный институт генеалогических исследований
Программа «Российские Династии»

Утомленные культом: настоящий комдив Котов в лагере не был

20.03.2011

Житель города Краснокамска Пермского края уверен, что его дед, комдив Котов, стал прототипом героя фильма Никиты Михалкова «Утомленные солнцем».
Однажды на Международном кинофестивале журналисты поинтересовались у Никиты Михалкова, есть ли у его комдива Котова реальный прототип? Михалков ответил тогда, что его герой – лицо от начала и до конца вымышленное. Но журналисты до сих пор ищут потомков легендарного комдива. Одни утверждают, что прототипом был бывший начальник Липецкой Высшей летно-тактической школы комдив Котов, арестованный в августе 1937 года. Другие считают прообразом комдива Петра Котова, воевавшего на Урале в составе «Железной дивизии» Вольдемара Азина. Внук этого Котова – Анатолий Гебель – сейчас живет в Краснокамске. Своего деда он никогда не видел, но зато точно знает, сколько горя перенесла семья легендарного комдива Петра Васильевича Котова…


Первая часть саги о Котове разворачивается на фоне солнечных летних дней 1936-го. Страна Советов с энтузиазмом празднует 4-ю годовщину сталинского дирижаблестроения. Герой революции комдив Сергей Петрович Котов отдыхает на даче. Театрально появляется Митяй – друг дома, бывший белогвардейский офицер, ныне – офицер НКВД. Семейная идиллия солнечных дней пронизана щемящим предчувствием тревоги. Фильм заканчивается арестом комдива и завершающими титрами: «Котов Сергей Петрович, комдив РККА. Расстрелян 12 августа 1936 года. Посмертно реабилитирован 27 ноября 1956 года». Впрочем, во второй части киносаги расстрелянный комдив неожиданно воскрес-таки из мертвых, но к нашей истории это отношения не имеет...



Жизнь
Настенька Котова родилась в декабре 1914 года в деревне Новофилькино Тверской губернии. Но уже через месяц ее юная мама с новорожденной на руках провожала мужа Петра на войну. В январе 1915 года Петра Васильевича Котова призвали в армию и отправили учиться в Петергофскую школу прапорщиков.
В лихолетье Первой мировой войны и начавшейся Гражданской Петр заглядывал домой только несколько раз. Поняв, что муж уже не вернется в родную деревню, его молодая жена Надежда оставила дочь на воспитание в семье брата мужа, а сама ушла жить в новую семью. С этого времени на долгие годы дядя Василий стал для маленькой Настеньки самым близким и родным человеком.
Получив в 1920 году хороший надел земли на большую семью, Василий начал жить зажиточно: обзавелся коровой, лошадью, сыновья помогали в поле, ловкая Настенька суетилась по хозяйству. Вот только собственное место в этой семье она не вполне понимала: деревенские называли ее то батрачкой, то дочерью героя…
А Петр Котов в это время воевал на Урале в составе 28-ой «Железной дивизии» Вольдемара Азина, которая освобождала Пермь и Екатеринбург от белых. Был командиром батальона, полка, отдельного отряда, потом – бригады. Ранен и контужен. Про семью вспоминал редко: он ковал историю страны, не отвлекаясь на личные проблемы.
Когда в 1930 году дядю и его сыновей, отказавшихся вступать в колхоз, пришли раскулачивать, Настя решительно заступилась за родственников. Но ее вмешательство ничего не изменило. Зимой в холодных вагонах семью Василия Котова отправили валить лес в Тавду. С ними в добровольную ссылку поехала и Настя.
На лесоповале девушка и родные оказались в разных местах: они – в бараке, она – в поселке на спецпоселении. Зимой умер от истощения дядя Василий. Кое-как дожив до весны, Настя с подружками сбежала из Тавды. Почти полгода девушки добирались до родных мест: от деревни к деревне, где-то покормят, кто-то пустит переночевать… С трудом устроилась работать в колхоз, через знакомых ей сделали документы, ведь у Насти не было даже справки об освобождении.



Война
Жизнь начала налаживаться. Работы Настя не боялась, познакомилась с симпатичным слесарем из Истринского МТС, а в 1935 году молодые сыграли скромную свадьбу. От колхоза им подарили старенький домик. Молодой муж Яков Гебель оказался аккуратным, обстоятельным семьянином. Вскоре их хозяйству завидовали все соседи: молодожены привели домик в порядок, завели курочек, в коровнике мычала сытая корова, в палисаднике цвели золотые шары.
Об отце Настенька не вспоминала и не знала, что Петр Васильевич Котов в 1936 году окончил Военную академию механизации и моторизации им. Сталина и в марте 1938 года был назначен на должность командира 31-й механизированной бригады, воевал на острове Хасан, на Халхин-Голе, был награжден орденом Красного Знамени.
В 1939 году Якова, мужа Насти, призвали в армию: началась Финская война. Особых подвигов он свершить не успел – попал в госпиталь с простреленным легким. По состоянию здоровья и по брони от МТС Яков Гебель не был призван, когда началась Великая Отечественная. Зато его немецким происхождением заинтересовались в НКВД: «Что делает немец в прифронтовой полосе в опасное для Родины время?»
А времена на самом деле наступили сложные: каждый день, оставив маленьких ребят на попечение пожилой соседки, Настя ездила копать окопы, строить противотанковые укрепления. Тысячи женщин работали в открытом поле под немецкими бомбежками. Иногда вместо бомб сверху летели листовки, белым снегом покрывая свежевскопанную землю: «Дамочки, не ройте ямочки. Наши танки разроют ваши ямки. Мы бомбить вас не будем. Мы в гостях у вас побудем!» Каждый день Настя бегом возвращалась домой: живы ли дети, что с мужем?
Якова арестовали прямо на работе. Еще через день бомба попала в дом, и молодая женщина с двумя маленькими детьми Толей и Эммой стала беженкой: ушла с котомкой вещей, которые собрали сердобольные соседи.



Ссылка
Полгода голода, унижений, кочевой жизни закончились арестом. Подозрение вызвали и немецкая фамилия семьи, и имя старшей дочери. Так Анастасия Петровна Гебель (в девичестве Котова) второй раз попала на лесоповал в поселок Малая Пера. Ей было 28 лет. Удивительно, но ей даже в голову не пришло обратиться за помощью к отцу-герою. Вместе с ней в бараках Малой Перы оказались и дети.
- Мне было четыре года, когда нас отправили в ссылку, и девять, когда выпустили, – вспоминает сегодня сын Анастасии Петровны Анатолий Гебель. – Эти годы были самыми страшными: болезни косили людей, от голода многие не могли подняться утром на работу. Мама однажды от истощения потеряла сознание прямо на лесоповале. Счастье, что рядом был сангородок, где работали врачи-профессора, сосланные Сталиным после громкого «дела врачей». Они и спасли маме жизнь. Она целый месяц училась ходить заново: настолько ослабла после болезни. Помню, как из тайги приходили к баракам страшные люди в одежде из шкур. Это были коми – лесные охотники. Они не умели говорить по-русски и, молча, бросали нам куски мяса. Помню, как мы ходили попрошайничать еду, голод заглушал всякое чувство стыда. Мы тогда не знали, что дед был героем войны, участвовал в параде Победы, награжден орденом Ленина, двумя орденами Красного Знамени. Слишком его жизнь отличалась от нашей. Мы жили, словно в разных мирах, которые не пересекались.
В 1948 году закончилась ссылка, и Настя вместе с детьми уехала в Ухту на спецпоселение. Работала в пошивочном цехе, где было много репрессированных: белорусы, украинцы, китайцы, японцы, русские… Несмотря на житейские трудности, дочь комдива дала детям хорошее образование, научила жить по совести. В 1994 году, увидев фильм Никиты Михалкова «Утомленные солнцем», хотела встретиться с режиссером. Не получилось: сначала болела, а в 2000 году ее не стало.
Анатолий в это время занимался оформлением документов для реабилитации своей семьи и вновь вспомнил о знаменитом деде. Но его тоже уже не было в живых. По информации Министерства обороны России, в 1953 году он ушел в запас и вскоре скончался один, так и не увидев ни дочку, ни внуков. У каждого поколения своя судьба. Потому так узнаваемы в литературных героях черты близких, родных и знакомых людей, сообща переживших великие переломы истории. Вот и комдив Никиты Михалкова стал таким собирательным образом первого поколения советских военачальников.
Алиса Романова, газета «Краснокамская звезда»

Источник: http://raionka.perm.ru/news/2011/03/19/1420/