Вместе по дороге истории

В ХХ веке не было, наверное, двух более непримиримых врагов, чем Германия и Россия. Первая и Вторая мировые войны на многие десятилетия возвели между русским и немецким народами глухую стену, за которой не стало видно того доброго, что соединяло их веками

Россия и Германия. Две крупнейшие страны на европейском континенте. Наверное, нет ни одного русского, который бы не знал о Германии, и нет ни одного немца, который бы не слышал о России.

Но вся беда в том, что наше знание друг о друге страдает крайней однобокостью, ибо в ХХ веке не было, наверное, двух более непримиримых врагов, чем эти две страны. Первая и, особенно, Вторая мировая война на многие десятилетия возвели между русским и немецким народами такую глухую стену, за которой просто не стало видно того доброго, что веками соединяло оба народа.

Но время разрушает любые самые прочные стены и одновременно врачует даже самые израненные души. Нельзя жить, помня только зло и горе, причиненные друг другу, и хотя совсем забыть это тоже не удастся, но надо помнить и то хорошее, что было накоплено за века в отношениях двух стран – Германии и России.

"Дела давно минувших дней…"

Сейчас даже ученые-историки не в состоянии сказать точно, когда славянские и германские племена впервые встретились на исторической арене. Возможно даже, что сам вопрос задан некорректно, ибо древнейшая история и тех, и других восходит к древней индоевропейской общности, то есть, выражаясь проще, некогда предки славян и германцев были одним народом. Но уж очень давно это было.

Шло время, и хотя родство становилось все более дальним, два народа по-прежнему жили бок о бок. Причем сейчас даже трудно сказать, кто именно тогда где жил: под русским городом Липецком недавно найдено захоронение воина из древнегерманского племени готов, а немецкий город Лейпциг был когда-то славянским Липецком! В общем, перефразируя классика, все смешалось в некогда общем славянско-германском доме.

Известно, что в любом, даже самом благополучном, семействе не обходится без проблем и конфликтов: старики уходят, молодежь же, забывая общность происхождения и заветы отцов и дедов жить в дружбе и мире, часто втягивается в распри между собой за дележ наследства предков и за лидерство в роду. Так случилось и здесь: постепенно славяне и германцы превратились сначала в соперников в борьбе за лидерство в Восточной Европе, а затем и во врагов.

Не знаю, что об этом говорится в немецких школьных учебниках, а в России каждый школьник знает о Ледовом побоище, когда новгородский князь Александр Невский на льду Чудского озера наголову разгромил рыцарей Тевтонского (немецкого) ордена, наступавших с территории нынешней Эстонии на земли Новгорода.

Были и другие подобные, хотя и менее известные сражения – что было, то было. Но было и другое: тот же Новгород, а позднее и Псков, будучи по сути купеческими республиками, являлись солидными торговыми партнерами союза северогерманских городов, расположенных по побережью Балтийского и Северного морей, – знаменитой Ганзы. Политическим центром этого союза был Любек, а в Новгороде наряду с Лондоном, Венецией, Брюгге, Бергеном и некоторыми другими городами была контора Ганзы. Что ж, война войной, а коммерция коммерцией, и не ясно, то ли мирная торговля прерывалась стычками, то ли, наоборот, она прекращала войны.

Но не только торговля связывала русские и немецкие земли. Русские князья не считали зазорным приглашать из Европы архитекторов и строителей для возведения своих дворцов, фортификационных сооружений и православных храмов. О византийских и итальянских мастерах мы знаем, а вот о немецких? В очень солидном российском историческом журнале "Родина" (№8, 2007. С. 40) можно прочитать следующее: "…Некоторые православные соборы домонгольского времени, считающиеся шедеврами древнерусской архитектуры, были созданы германскими мастерами, но в учебниках об этом писать не принято".

А территория Прибалтики (нынешних Латвии и Эстонии), вошедшая в историю под именем Ливонии и завоеванная в начале XIII века немецкими рыцарями, объединившимися сначала в орден меченосцев, а затем в Ливонский орден (точнее, отделение базировавшегося в Восточной Пруссии Тевтонского ордена), и под защитой этих орденов колонизированная выходцами из различных немецких земель, станет со временем главными воротами для общения русских с немцами.

Первую попытку распахнуть эти ворота настежь осуществил во второй половине XVI века во время Ливонской войны русский царь Иван Грозный. Тогда закрепиться в Прибалтике России не удалось, но часть ливонских немцев, попавших в плен, осталась жить в России навсегда.

Немецкий век

Как известно, русский царь Петр I еще в юности познакомился с немцами, немецкими обычаями и культурой, овладел немецким языком, часто бывая в Немецкой слободе – колонии немецких купцов и ремесленников в Москве. Да и первой, хоть и неудачной любовью царя была девушка из Немецкой слободы – Анна Монс. И именно с царствования Петра I начинается период в отношениях русского и немецкого народов, который можно назвать немецким веком (хотя фактически он продолжался целых двести лет – до 1914 года) в истории России.

Царь Петр I, ставший впоследствии императором созданной им Российской империи, кроме прочих мер, направленных на ускорение развития нашей страны, принял решительные меры по привлечению в Россию из европейских стран специалистов в разных отраслях: военных, ученых, инженеров. Это было, как сказали бы сейчас, привлечение "мозгов" (вместо нынешней утечки "мозгов" из России за рубеж).

Привлеченные условиями, о которых не приходилась даже мечтать в раздробленной на мелкие королевства и княжества Германии, потянулись в Россию и немецкие специалисты. Кто-то, прослужив некоторое время, вернулся к себе домой, а кто-то остался и дал начало роду, который со временем обрусел, хоть и носил, а то и носит до сих пор немецкую фамилию.

А после победы Петра I над Швецией в Северной войне территория древней Ливонии закрепилась за Россией, которая приобрела, можно сказать, кусочек Германии, так как почти все города здесь были основаны и построены немцами, городское население (деревенское состояло из латышей и эстонцев) состояло из потомков немецких переселенцев, а знать вела свои родословные от тевтонских рыцарей. В России же немецких обитателей Ливонии стали именовать остзейскими немцами, и с этим именем они проживут в составе империи двести лет, аж до 1917 года.

В 1761 году на русский трон под именем императора Петра III взошел сын гольштейн-готторпского (ныне земля Шлезвиг-Гольштейн в ФРГ) герцога Карла Фридриха и дочери российского императора Петра I Анны Петровны. Хотя царствовал Петр III недолго и был свергнут в результате дворцового переворота своей женой Екатериной, но вполне обосновано мнение некоторых историков и генеалогов о том, что с Петра III династию Романовых скорее следует считать немецкой династией Гольштейн-Готторпов.

Сменившая Петра III на троне его жена – урожденная София Фредерика Августа принцесса Анхальт-Цербстская, коронованная на русском троне под именем Екатерины II и вошедшая в русскую историю под именем Екатерины Великой, – продолжила дело Петра I по привлечению в Россию не только "мозгов", но и рабочих "рук" из стран Европы, и своими указами от 4 декабря 1762 года и 22 июля 1763 года пригласила немецких колонистов селиться на свободных землях Поволжья, причем семья каждого переселенца получала 30 десятин земли, освобождалась от рекрутской повинности, получала на 10 лет право беспошлинной торговли, беспроцентную ссуду на 10 лет и освобождение от всех налогов.

Тысячи людей из разных германских стран двинулись в Россию, в неизвестность, но через сто лет, к 1864 году, в Поволжье было уже 190 немецких колоний, занимавших 1461214 десятин земли ("Родина". №2, 2002, С.138).

С начала XIX века в России уже повсюду можно было встретить этнических немцев и немецкие фамилии: в императорской семье, многие мужчины которой, да и сами русские императоры, женились на немецких принцессах, а великие княжны сочетались браками с представителями германских владетельных домов; в государственных и учебных заведениях, в армии и на флоте, среди врачей и купцов, художников и писателей… Вклад этих людей в развитие России был огромен.

Все имена невозможно перечислить, но достаточно назвать лишь некоторые, чтобы убедиться в этом: писатель Денис Иванович Фонвизин, считавший себя полностью русским и стеснявшийся, когда его фамилию писали фон-Визин; лицейский друг А.С.Пушкина декабрист Вильгельм Карлович Кюхельбекер; художник Карл Павлович Брюллов; врач Фридрих Иосиф Гааз, которого за доброту, самопожертвование и благотворительность прозвали "святым доктором"; основательница "Крестовоздвиженской общины сестер попечения о раненых и больных" – прообраза российского общества Красного креста, основательница Русского музыкального общества и первой в России консерватории великая княгиня Елена Павловна, а до замужества – Вюртембергская принцесса Фредерика Шарлотта Мария; основатель Пулковской обсерватории Василий Яковлевич Струве; основоположник эмбриологии как науки Карл Максимович Бэр; путешественник и географ Александр Федорович Миддендорф, следствием отчета которого о своем путешествии по Сибири и Дальнему Востоку стало создание Русского географического общества; другие учредители этого общества – известные мореплаватели Иван Федорович Крузенштерн и Федор Петрович Литке; руководитель экспедиции, открывшей Антарктиду, Фаддей Фаддеевич Беллинсгаузен; мореплаватель Отто Евстафьевич Коцебу и участник его кругосветной экспедиции физик Эмилий Христианович Ленц, экспериментально обосновавший известный теперь любому школьнику закон (закон Джоуля – Ленца); полярный исследователь Эдуард Васильевич Толль; создатель первого судна с электродвигателем и первого буквопечатающего телеграфного аппарата Борис Семенович (Мориц Герман) Якоби; герой обороны Севастополя во время Крымской войны инженер-генерал Эдуард Иванович Тотлебен и многие многие другие.

Если взять в руки список генералов русской армии, участвовавших в войне с Наполеоном в 1812 – 1814 годах, то мы найдем в нем десятки немецких фамилий. Портреты этих людей можно увидеть в Военной галерее Зимнего дворца в Санкт-Петербурге. А сколько было с такими фамилиями не генералов, а простых офицеров…

Уже приведенные имена свидетельствуют о том, какое место в русском обществе занимали люди с немецкими корнями. И хотя порой это вызывало раздражение этого самого общества и разговоры о немецком засилье, но в целом это время можно назвать "золотым веком" русско-немецких отношений.

Но ничто не бывает вечно, 1 августа 1914 года кончился "золотой век" русских немцев и беда обрушилась на них: Россия и Германия вступили в войну друг против друга – Первую мировую войну. Вскоре неудачи русских войск на фронте породили версию о предательстве русских немцев. В "предатели" мог попасть любой носивший немецкую фамилию, имевший немецкое происхождение либо имевший контакты с немцами. Причем никого не смущало, что ярлык "предателя" клеился то на этническую немку императрицу Александру Федоровну, ныне причисленную православной церковью к лику святых, то на ничего не имевшего с ней общего лидера большевиков Владимира Ульянова-Ленина. Просто, когда нужно было кого-то представить как врага, клеился ярлык – немецкий шпион.

Быть немцем в России стало не просто неуютно, но опасно: в мае 1915 года по Москве прошел немецкий погром, в результате которого был нанесен не только большой материальный ущерб предприятиям и магазинам, принадлежавшим лицам с немецкими или похожими на немецкие фамилии, но были и бессмысленные человеческие жертвы. И если на фронте имели случаи братания русских и немецких солдат, то в тылу сознательно разжигалась антинемецкая истерия.

В 1918-1919 годах под давлением местных националистов начали покидать вновь образовавшиеся после распада Российской империи прибалтийские государства, Латвию и Эстонию (земли бывшей Ливонии), остзейские немцы, чьи предки прожили здесь более семисот лет.

Но окончательный удар по русским немцам был нанесен 22 июня 1941 года – в день нападения нацистской Германии на СССР, когда стали синонимами немец, фашист и смертельный враг. Со всеми вытекающими для этого врага последствиями… В одночасье многовековые добрые отношения русских и немцев ушли в прошлое и, казалось, что навсегда.

Но, наверное, не зря на перстне великого мудреца царя Соломона было написано: "И это пройдет". Прошло и это. Уходит все дальше в прошлое. Время потихоньку лечит страшные раны Второй мировой войны, и отношения двух государств и двух народов между собой постепенно налаживаются. Впрочем, сейчас уже надо говорить, пожалуй, не о русских немцах, а, скорее, о немецких русских, ибо движение людского потока в последнее десятилетие ХХ века по сравнению с прошлыми веками сменило направление на обратное – из России в Германию.

Белое пятно

Когда передо мной встала задача написать о выходцах из России, а точнее из Башкортостана, ныне проживающих в Германии, я не сразу до конца осознал, насколько это непростая задача. Да, известно, сколько примерно человек выехало, известны некоторые имена и фамилии, новые места проживания и т. п. Но, вот о жизни этих людей, о том, чем они "дышат" на новом месте, какую роль играют в жизни Германии и ее общества, – об этом нам, их бывшим соотечественникам, и мне в том числе, известно крайне мало.

Вообще наше отношение к этим людям можно описать старой русской пословицей: "Что с воза упало, то пропало". Уехали, ну и Бог с ними… Правда, я подумал, что если мы так мало знаем о нынешней волне эмиграции, то уж мне наверняка удастся найти какие-то яркие примеры в истории: ведь сколько наших соотечественников покинуло Россию после 1917 года, спасаясь от ужасов Гражданской войны, и обрело пристанище в разных странах мира, в том числе и в Германии. Но я очень ошибся!

Оказалось, что и о людях той волны эмиграции, живших в Германии, очень непросто найти что-нибудь в нашей исторической литературе. По крайней мере, о пребывании русских в 20 – 30 годы ХХ века во Франции или в США известно намного больше. Соединенным Штатам Америки в этом смысле, можно сказать, вообще повезло: Россия уже тогда "подарила" им множество талантливых ученых, инженеров, деятелей искусств. Достаточно назвать лишь создателя американского вертолетостроения Игоря Сикорского и выдающегося композитора и пианиста Сергея Рахманинова.

А вот имена тех, кто волею судьбы оказался тогда в Германии, как-то не на слуху. И это при том, что Германия была в то время одним из центров русской эмиграции. Вот что пишет научный сотрудник Института русской и советской культуры им. Ю.М.Лотмана Рурского университета Ульрика Гольдшвеер в своей статье "Хронист русского Берлина. Владимир Набоков в Германии" ("Родина". № 10, 2002. С. 66): "В то время – примерно до середины 1920-х годов – Берлин был литературным центром русской эмиграции наряду с Прагой, научным центром, и Парижем, центром политическим. В городе располагались русские газеты, журналы, издательства, союзы, театры. Эта живая "община" позволяла эмигрантам оставаться в своем кругу и обособляться от окружения, тем более что поначалу была уверенность в том, что изгнание – временное".

Сначала русская община, находясь, естественно, под зорким присмотром ОГПУ-НКВД, обособлялась от немецкого окружения, а после прихода к власти Гитлера и нападения его на СССР оказалась вообще в затруднительном положении: кто-то эмигрировал в те же США, например, а те, кто остался в Германии, воевавшей с Советским Союзом, стали для советских властей и простых людей уже не только эмигрантами, а пособниками злейшего врага. Естественно, что после этого история русских в Германии превратилась на их исторической Родине в "белое пятно", которое распространилось и на тех, кто выехал туда совсем недавно. Впрочем, как и любое белое пятно на карте, и это тоже постепенно заполняется все более точными фактами и яркими образами.

А в наши дни ситуация с русскими в Германии меняется весьма стремительно, о чем, например, пишет доктор философии Клаус Вашик ("Родина". №10, 2002. С. 137): "Русский язык постепенно вытесняет турецкий со второго места, который тот занимает в Германии, берлинское метро напоминает московские линии, немецкая мультикультурность приобретает кириллический вариант…". И кто знает, какой вклад в судьбу Германии суждено внести нынешним "немецким русским" и их потомкам.

Накануне наступления XXI века и третьего тысячелетия в России появилась на свет биографическая энциклопедия "Немцы России". И хотя в ней имеются ошибки и неточности, в том числе и в статье про не чуждый мне род фон Агте – род потомственных офицеров русской армии, - тем не менее огромный труд целого коллектива энтузиастов не пропал даром: первая ласточка, вещающая о восстановлении памяти о людях, носивших немецкие фамилии, но верой и правдой служивших России, взлетела.

Второй такой ласточкой стал специальный номер российского исторического журнала "Родина" (№10, 2002), подготовленный совместно авторами России и Германии, названный его создателями "Россия и Германия. ХХ век" и открывший многие забытые или сознательно скрывавшиеся страницы истории общения двух народов, русского и немецкого, в самом страшном для них ХХ веке.

Но точка в истории отношений двух народов этим не поставлена, ибо в живой книге истории вообще нет точек, а лишь запятые. И знание не только ярких глянцевых картинок, но и самых черных, хоть и уже перевернутых, страниц в этой бесконечной книге позволит людям избежать многих бед в будущем.

Что принесет будущее народам Германии, России, да и всем остальным, зависит от нас и наших потомков, от того, как мы сумеем понять и осмыслить дела и не повторить ошибки наших предков. Бог даст, осмыслим и не повторим…

Источник: http://rus.ruvr.ru/2011/02/15/44520420.html
Дата: 17.02.2011
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ