Международный институт генеалогических исследований
Карта сайта Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Аляска – русская земля

02.09.2010

В этом еще раз убедился кемеровский историк Алексей Ермолаев, принявший участие в уникальном историческом эксперименте.

Эксперимент заключался в точном воспроизведении маршрута российской экспедиции Лаврентия Загоскина на Аляску, предпринятой в 1842-44 годах. Известно, что цивилизацию древние алеуты получили «из русских рук». Сегодня, к сожалению, эти страницы героических и талантливых географических открытий, осущественных нашими предками, не слишком широко известны в народе. О них мало пишут, мало говорят. Восполнить пробел решил Герой России, известный полярный исследователь Михаил Малахов. В июле-августе 2010 года он предпринял большую экспедицию на Аляску. В ее состав вошел и наш земляк, старший научный сотрудник института экологии человека СО РАН, доцент КемГУ Алексей Ермолаев. Своими впечатлениями он поделился с читателями «Кузбасса».
- Алексей, почему выбор пал именно на вас?
- Меня пригласил лично Михаил Малахов в качестве штатного историка. Дело в том, что я давно занимаюсь русской Америкой, кандидатскую диссертацию по этой теме защитил, сейчас работаю над докторской в том же русле – исследование деятельности «Российско-американской компании» в Сибири и Америке. Работы мои были известны Малахову.
- А вам до этого приходилось бывать в США?
- Нет, никогда! Я даже за границей ни разу не был.
- И в чем же заключалась ваша функция в путешествии?
- Экспедиция в составе 13 человек была разделена на два маршрута – северный и южный. В каждом обязательно присутствовали четыре специалиста: руководитель, врач, историк и священник. Я был историком северного маршрута. Самая главная задача, которая стояла перед нами, – провести исторический эксперимент. А именно: пройти путем наших предков, из реки Юкон в реку Кускоквим. Надо отметить, что эксперимент в истории – вещь чрезвычайно редкая, гуманитарная наука экспериментов не предполагает.
- Подождите, а как же все эти исторические реконструкции, которые обожает современная молодежь, ролевые игры? Разве это не те же самые «исторические эксперименты»? В чем научная ценность вашего похода?
- В том, что мы в точности старались повторить маршрут наших предков и убедились: это невозможно. Наши предшественники проходили тундровый участок между реками Юконом и Кускоквимом за один день, переволакивая лодки на себе, используя где-то мелкие озера, ручьи… Мы, имея современное навигационное оборудование, современные карты, современные (легкие!) байдарки, прошли этот участок не за один день, а за пять. Было чрезвычайно трудно. Это говорит о том, что береговая линия, уровень рек, транспортные артерии полуострова настолько изменились, что их невозможно даже сравнить с тем, что было. А это значит, интенсивность культурных контактов, социальные связи, торговые пути тоже претерпевали существенные изменения.
- Интересно, а «русские следы» на Аляске вам удалось ощутить?
- Да. Это очень чувствуется в языке – там много русских заимствований. Например, в деревне у индейцев племени атапаски, где мы были, и у эскимосов племени юпики в обиходе русские слова «чай», «сахар», «бабушка», «дедушка», «баня»… Кстати, бани у них у всех и правда есть, только очень тесные.
Распространены в этих племенах и русские фамилии. Например, вождя селения Рашен-мишен («Russian mission» – «русская миссия» по-английски) зовут
Ефрем Кожевников. Ясно, что это имя досталось ему в наследство от русских колонизаторов. В глухих деревнях у охотников-индейцев очень распространена фамилия Дементьевы. Видели мы и памятники на местных кладбищах с русскими именами (между прочим, многие из них мы восстановили, привели в порядок. Высеченные на крестах даты и имена не позволяют усомниться: многие из них установлены на могилах российских первопроходцев). К слову сказать, в православной церкви селения Рашен- мишен мы обнаружили метрические книги, которые до 30-х годов ХХ века велись на… русском языке! Отсюда, наверное, у юпиков и атапасков так распространены русские имена – Катя, Надя, Филипп.
Мы встретили даже одного старообрядца! Алеут Петр Басаргин специально приехал на встречу с нами, узнав, что мы путешествуем по Аляске. И хотя он родился в Бразилии, куда его семья сбежала из Маньчжурии в 20-е годы прошлого века, сам себя считает жителем Аляски. Много лет тут живет. Причем что и интересно: мало того, что Басаргин прекрасно говорит по-русски, он еще и одевается в соответствии с русской традицией – в косоворотку, шапку-ушанку, которую носит даже летом. Любопытно, что язык его отдает стариной: «куды», «туды» и пр. Себя позиционирует «русским человеком», тщательно хранит «завет отцов». У него многочисленная семья – 13 детей.
- А другие алеуты как относятся к русским? Например, они понимают, что их английский русифицирован? Они знают, что «баня», «чай» и «бабушка» – русские слова?
- Конечно. Они говорят: «У нас русские корни» – и чрезвычайно этим гордятся. Хотя хозяйство ведут совершенно не по-русски. У них, например, ни в одном селении нет огородов. Даже улиц нет! Просто дома на сваях понатыканы как попало – и все. Питаются в основном рыбой. Развит и охотничий промысел, но только для собственных нужд. Ловля рыбы на продажу запрещена. А рыба – роскошная, всякая. Горбушей там кормят только собак, «рыба для людей» начинается с семги. Грибы собирают, ягоды. Голубика там огромная, как виноград. А вот хлеб, к примеру, они не едят совсем. Хлеб привозной можно купить в местных магазинах, но он чрезвычайно дорог. В отличие от чипсов, колы и прочей дребедени, которая, как и у нас, – в каждом киоске.
- А вам не обидно было сознавать, что это страна, которую мы упустили?
- Вообще было такое чувство, что мы чрезвычайно похожи, что все это – наше. Но когда задумаешься, какова судьба была бы у этих людей, не продай в свое время Россия Аляску Америке – понимаешь: уровень их жизни был бы несопоставим с сегодняшним. Край-то на самом деле очень суровый. А там – в каждом доме внедорожники, моторные лодки, снегоходы, квадроциклы (правительство снабжает алеутов техникой по специальной программе). В селении Шагелюк, где всего 127 жителей, нас поразила школа. 23 учащихся всего. Но зато у них прекрасно оборудованный спортзал, Интернет-зал, каждый год вся школа во главе с учительницей (она там одна, на все классы) ездит в турпоездки. Были в Мексике, на Байкале… Вообще в селениях главное здание – школа, все группируется вокруг нее. Больничных пунктов я не видел, каких-то офисов власти, полиции – тоже. Трайп-офис (офис главы племени) – это да, есть. И все спорные вопросы, все постановления, распоряжения, судебные иски – все решается там.
До сих пор на Аляске существует сухой «закон» – продавать-покупать напитки с «градусами» там нельзя. Власти мотивируют это отсутствием иммунитета у местного населения – у эскимосов, как у многих северных народностей, в организме отсутствуют ферменты, ответственные за расщепление алкоголя. Так что пьяных на улицах не увидишь.
А вообще народ на Аляске достаточно закрытый, замкнутый, малоразговорчивый. Нам еще повезло: к русским там отношение особое. А вот одновременно с нами путешествовала группа немцев – так с ними алеуты вообще практически не общались.
- Вы упомянули про метрические книги. Выходит, любители генеалогии сейчас могут отыскать свои корни в Русской Америке, если они там присутствуют?
- Безусловно. Я собираюсь подготовить научную статью по этой теме.
- И что? Может, кто-то из нас вправе претендовать на свой клочок земли в этом Клондайке? Как герои Джека Лондона…
- А вот это не удастся. В соответствии с американским законодательством все земли на Аляске принадлежат местным общинам. Так что даже правительство США не может претендовать на какие бы то ни было разработки на тамошней территории. Только с разрешения юпиков и атапасков…
- Ну, вы-то их расположением уже заручились!

Источник: http://www.kuzbass85.ru/2010/09/01/аляска-–-русская-земля/