Международный институт генеалогических исследований
Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Опустевший от холода дворец

23.04.2010

Усадьба великого дворянского рода Энгельгардтов в смоленской деревне Мачулы перенесла бомбежку и революцию, но не выдержала отключения отопления.


Призрак позапрошлого века
По Рославльскому шоссе до Починка останавливаемся в придорожном кафе.
- Здравствуйте, подскажите, где находится имение Энгельгардтов?
- Кого? А, Энгельгардтовка! Так это прямо по дороге еще около 20 километров. Проезжаем Шаталово, через пару километров поворот. В самом селении Энгельгардтовка жители разводят руками: мол, заброшенные дома, даже очень старые, здесь есть, а вот с дворянскими усадьбами туго. Если проехать чуть дальше, в Мачулы, есть бывшее здание Дома культуры. Вроде дворянское. А почему усадьба там, а эта деревня названа не в честь ее хозяев, так, наверное, в советское время мудрили.
Мачулы немаленькое селение, по нынешним временам несколько десятков жилых домов, пара магазинов, действующая школа и библиотека. Очень даже густонаселенная деревня, если сравнить с другими, где остались жить несколько старичков.
В школе как раз субботник. На просьбу указать дорогу к имению отреагировали только учителя и дети.
- Вон там, на пригорочке поворот налево, и проезжайте до конца. Сразу увидите, не ошибетесь, - показывали нам направление нашей цели.
Красивое желтое двухэтажное здание с флигелями, заросшее кустарником, видно издалека. Фонтан у подъездной аллеи, скорее всего относится к уже более позднему времени, превратился в место посиделок молодежи и помойку, до краев заполненную мусором. Дорожка к дому, вымощенная камнем, еще проглядывает через пожухшую траву. У крыльца - заваленный фрагмент статуи, ноги выцветшего розового цвета, судя по стилю, это было изваяние видного политического деятеля советских времен. Если снаружи здание полностью сохранило дух и вид дворца XIX века, то внутренний интерьер полностью адаптировали под советские реалии. Только расположение комнат позволяет судить о былом величии. На первом этаже левого крыла здания - внушительных размеров бальная зала, которую позже превратили в кинозал. Об этом из-под солидного слоя пыли говорит оставленная в углу аппаратура. Высокие своды и длинные переходы напоминают о пышных временах позапрошлого века, а о культпросвете - фрески на стенах. Местами сколотые фигуры разудалых гармонистов, пляшущих вприсядку, и неизменные серп и молот причудливо сочетаются с узкими и длинными, как в монашеских кельях, окнами.
На втором этаже сохранились черно-белые фотографии, где запечатлены передовики производства, новые технологии в агропромышленном хозяйстве, фронтовики.
Пол практически везде либо прогнивший, либо разобранный. Целыми остались только толстые бревна-перекрытия. Один из флигелей полностью выгорел.
Спускаемся в подвал. В этом огромном помещении с высокими сводами легко представляешь, как челядь спускалась сюда, чтобы достать продукты и открыть новую бочку вина к барскому ужину. Дневной свет сюда не проникает. Без фонарика становится немного жутко. Сейчас сфотографируем, вспышка должна осветить пространство. Два раза подряд на кнопку и бегом наверх. Поднимаемся так, будто кто-то гонится за нежданными посетителями. И вот удивительно: на фотографиях, сделанных в одном и том же месте практически в одно и то же время, есть одна отличительная деталь. Если на первой четко видны кирпичи, то вторую застилает дым, будто ползущий вверх по стене. Разница: доли секунд. Привидение поймали? Надо будет у местных спросить, не замечали ли здесь чего странного.
Тихий дом
- Да, здесь жили Энгельгардты, только вот ни семейного кладбища их не сохранилось, ни хозяйственных построек, - рассказывает местная жительница. - Только дом и парк остались. В парке до сих пор растут акации, это они сюда привозили, на Смоленщине ведь отродясь такая диковина не росла. На том месте, где сейчас библиотека находится, барин похоронил свою любимую собаку. А хозяйка дома (вероятно, имеется в виду Софья Яковлевна Энгельгардт, урожденная Реад), когда заболела, попросила похоронить ее рядом с собакой. Где похоронен сам хозяин, не знаю.
По рассказам аборигенов, когда к власти пришли большевики, дом стали переделывать. Во время Великой Отечественной войны в здание попала бомба, но стены дворца выстояли, тогда дома строились на века. В семидесятых годах прошлого века здание отдали Дому культуры, где проходили сельские дискотеки, показывали кино.
В девяностые годы в доме отключили отопление. Печи в то время, наверное, уже стали непригодными к использованию. Года два работники культуры продолжали трудиться в холодном здании, потом им отдали другое помещение. Дом покинули его последние обитатели. Здание стояло нетронутым около года. Потом его облюбовала молодежь, стали растаскивать на стройматериалы, вынесли двери, выдернули огромную люстру в бальной зале.
- Теперь его вряд ли восстановят, - считают жители. - Дешевле новое построить. А привидений ни разу не видели. Показалось вам, наверное. Дом тихий.
Когда-то это был дворец с шестнадцатью комнатами, которые отапливались 14 изразцовыми печами. Основали усадьбу Реады. В 1716 г. один из представителей шотландского дворянского рода Яков Реад поступил на службу Российскому государству и был пожалован земельными владениями в Смоленской губернии. Софья Яковлевна Реад унаследовала в качестве приданого усадьбу Мачулы. Ее муж Александр Платонович Энгельгардт, смоленский городской голова, почетный гражданин города Смоленска, завершил обустройство усадьбы. На ее территории были построены усадебный дом, 2 флигеля, ряд служебных строений, оранжереи, расширен парк с озерами, павильонами и беседками.

Досье
Энгельгардты - дворянский и баронский род, происходящий из Швейцарии, где Генрих Энгельгардт упоминается в 1383-1390 годах как гражданин и член городского совета в Цюрихе. В начале XV века Георг Энгельгардт жил в Лифляндии, от него происходят все дворяне и бароны Энгельгардты в России. Первым из Энгельгардтов поступил в русское подданство служивший раньше в польских войсках Вернер Энгельгардт, принявший православие с именем Еремея и умерший в 1672 году. Сын его Сигизмунд, а по принятии православия Степан, был московским дворянином и стольником. Другие сыновья Еремея Каспаровича, Юрий и Иван, также были стольниками. Старший сын Степана Еремеевича, Андрей Степанович был стольником и поручиком смоленской шляхты. Христофор-Фридрих Энгельгардт (1762-1831), сын директора генеральной экономии в Лифляндии Антона-Иоанна Энгельгардта, был подполковником и генерал-адъютантом князя Потемкина. Брат его Георг-Рейнгольд-Густав (Егор Антонович) - известный директор Царскосельского лицея. Василий Васильевич (родился в 1758 г.), участник второй турецкой войны, был сенатором. В 1853-1854 годах по Высочайшему повелению, за фамилией Энгельгардт, внесенной в матрикулы курляндского и лифляндского дворянства, было признано баронское достоинство, в том числе за Карлом-Антоном-Густавом-Августом (по-русски Антон Евстафьевич, 1796-1872), генерал от кавалерии, командиром сводного гвардейского кавалерийского корпуса. Валерий Федорович (1797-1854)-директор института инженеров путей сообщения; его брат Николай Федорович (родился в 1799 г.)-генерал-лейтенант, командир 15-й пехотной дивизии в севастопольскую кампанию (1854-55). Отто-Мориц-Лудвиг (1778-1842) - профессор минералогии в Дерптском университете. Сергей Петрович (1795-1870) - могилевский губернатор. Александр Николаевич (1832-1893)-известный ученый и сельский хозяин. Барон Густав-Мориц-Константин (1828-1881)-профессор и декан богословского факультета Дерптского университета. Из ветви, оставшейся в Швейцарии, Никлас-Фридрих Энгельгардт, доктор медицины, выехал в первой половине XVIII века в Россию и был директором санкт-петербургского сухопутного госпиталя. Его сын Николай-Генрих был генерал-лейтенантом и губернатором в Выборге. Дворянский род Энгельгардтов записан в VI части родословной книги Смоленской губернии, и герб его внесен в VI часть Общего Гербовника. Баронский род фамилии записан в V части родословных книг губерний Ярославской, Екатеринославской и Курской. Есть еще несколько дворянских родов Энгельгардтов более позднего происхождения. В Смоленской губернии фамилии принадлежало более 20 усадеб и дворцов, в одном из которых сейчас расположен смоленский ЗАГС.

Источник: http://www.gorodnews.ru/mk/item.php?id=207