Как «вырастить» родословное древо

/НАТАЛЬЯ ЯКИМОВА/

[1K] соцзащита :: Как «вырастить» родословное древоБыли времена, когда от предков публично отмежевывались, старались не упоминать в автобиографиях, изымали из домашних архивов документы и фотографии бабушек и дедушек. Сегодня же знать историю собственной семьи хотели бы многие. Причем люди, занимающиеся генеалогическими изысканиями, далеко не всегда потомки «первых лиц» Таврической губернии или деятелей, прославившихся в советскую эпоху. Свою родословную хотели бы «выстроить» внуки и правнуки самых обычных людей, живших когда-то в Крыму.

«Верните ридикюльчик!»

Уже лет двадцать в Государственном архиве в Крыму рассказывают подлинную историю о старушке, которая написала сюда письмо: жила, мол, когда-то в Симферополе, в 20-е годы за участие в самодеятельности была премирована сумочкой-ридикюлем — к ней даже была прикреплена пластинка с дарственной надписью. Лично «всесоюзный староста» Калинин сумочку вручал, руку жал… Потом была война, эвакуация, немецкий снаряд попал в дом, он не уцелел. Венчала письмо просьба: верните ридикюльчик, буду внукам показывать! Смех смехом, а многие запросы, приходящие в архив сегодня, действительно смахивают на это письмо.
«Чуть ли не каждый обратившийся пишет: «Хочу узнать историю своей семьи. Расскажите мне про мою бабушку и дедушку, я только знаю, что родились и жили они в Крыму», — комментирует старший научный сотрудник Государственного архива в АРК Любовь Кравцова. — И при этом люди не знают фамилий бабушек-дедушек, где именно они жили, когда. В одном из последних писем вообще читаю: «прадед умер в 1941 году, расскажите нам о его судьбе», в другом: «семеро детей у моего прадеда, трое уехали в Россию, четверо были расстреляны в Феодосии, напишите об их судьбе». С такими «указателями» шансов что-то узнать о своей семье практически нет».
В год в Государственный архив Крыма приходят тысячи запросов. Большинство из них социально-правовые, когда людям требуются справки, подтверждающие стаж работы, даты рождения, бракосочетаний, сведения о наградах и т.п. Ведь именно от этих документов зависит, например, начисление пенсии, получение льгот. Именно они выполняются в первую очередь. А ведь еще поступают депутатские запросы, обращения из судов, прокуратуры, адвокатских контор. Пусть процент «чисто генеалогических» среди запросов не так уж велик (в минувшем году их было 48, причем 12 от иностранцев), но косвенное отношение к поискам предков имеют очень многие.

За предком — в читальный зал

У сотрудников архива есть свои нормы рабочего времени на каждый запрос. Так, на четыре социально-правовых отпускается один день, на тематический — 1 — 4, на генеалогический — 10. Но это теория: на самом деле невозможно оторвать столько свободного времени, чтобы забросить справки, жизненно важные для многих крымчан, и заниматься исключительно чьим-то родословным древом. Именно поэтому чаще всего граждан приглашают провести самостоятельные поиски в архивах — к их услугам читальный зал и помощь специалистов. Можно нанять помощника, выдав ему доверенность на копание в глубинах родословной. Но все равно нужен определенный набор сведений, иначе время окажется потраченным впустую. Фамилии, даты рождения, вступления в брак, время смерти, место рождения и жительства — это необходимый минимум.
Правда, далеко не все документы можно изучать лично. Например, с церковными метрическими книгами могут работать только сотрудники архива. Археограф Елена Каркач пояснила, что, согласно законам Украины, эта информация считается конфиденциальной. Кроме того, выцветший текст, написанный чернилами, нелегко прочесть. А еще не стоит подвергать людей соблазну что-то подправить в документе — ведь архив отвечает за каждую выданную справку, а случается, что дата или даже одна буква в фамилии может стать решающей — скажем, при получении наследства. Услуга по изучению документов архивистами не бесплатная, просмотр одной метрической книги за год стоит 10,67 грн. В Симферополе, например, было 12 православных храмов — вот и представьте объем работы хотя бы за несколько лет. Не исключено, что поиск нужной информации может вылиться в 500 — 1000 грн.

Если прадедушка уголовник

Первый вопрос, который зададут в архиве, — о вероисповедании предков. И не стоит обижаться, что «встречают по национальному признаку». Дело в том, что, к примеру, православные церковные книги сохранились, хоть и не за все годы. Также возможно отыскать следы предков-иудеев. А вот лютеранских метрических книг, на немцев, нет, та же ситуация с католическими.
Второй важный вопрос — сословие. Любовь Кравцова рассказала, что дворянское происхождение предков облегчает поисковую работу, так как сохранился фонд дворянского депутатского собрания, там есть родословные книги, дела тех, кто просил о внесении их в родословные книги Таврической губернии. Крымскотатарские мурзы в правах были приравнены к русским дворянам и также внесены в «летопись аристократов», там можно найти немало известных фамилий — Ширинские, Баринские, Гаспринские. Купцов проследить тоже можно: по отдельным городам есть алфавитные списки, составлявшиеся при уплате налогов. Причем в них имеется и состав семьи, нередко расписана собственность. Не по всем регионам, но сохранились книги мещан, куда они занесены семьями. А вот с крестьянами труднее всего, осталось очень немного отрывочных документов с данными о них. Вот разве что посадили за что-нибудь — тогда и мог он промелькнуть в каких-то бумагах. Так что наличие предка-уголовника все же имеет положительную сторону — хоть какая-то ниточка в прошлое.

Где еще искать?

Когда речь идет не о таком уж далеком прошлом — годах советской власти, то в поиске могут помочь, например, списки раскулаченных. Кстати, когда в 90-х годах потомкам невинно пострадавших выдавали компенсации, то Государственный архив АРК пережил настоящий вал запросов. Многие оказались разочарованными, но не потому, что архивисты не нашли документального подтверждения фактов раскулачивания, — для получения компенсации требовалась опись изъятого, а такой источник важной информации встречался нечасто. А когда он имелся, то список имущества нередко разочаровывал. Ладно когда отобрали дом с коровой, а как вам такой перечень: «шкатулка с пуговицами, одеяло, четыре ложки…».
11 тысяч дел репрессированных поступили из архива СБУ, там тоже можно отыскать след пострадавшего предка. Списки расстрелянных оккупантами крымчан в период ВОВ очень приблизительные, неточные, упоминается там небольшая часть жертв, так что помочь они могут мало. О том, как они составлялись, вспоминали люди, присутствовавшие при вскрытии мест массовых расстрелов мирных граждан. Например, когда разрыли ров на 10-м километре феодосийского шоссе в Симферополе (а был май), на город полетели такие тучи мух, что поступил приказ немедленно забросать его снова землей, без опознания убитых.
…Сегодня, когда стало модно узнавать историю своей семьи, расплодились фирмы, предлагающие услуги по составлению родословной. Стоит это $200 — 700 и выше. Все услуги таких халтурщиков сводятся к рассылке запросов в архивы, случается, что заказчику сбывают откровенную липу, — а он и рад, что обзавелся если не родословным древом, то хотя бы «кустом». Серьезных организаций, специализирующихся на таком виде услуг, в нашей стране не так уж и много — например, Украинский центр генеалогических исследований. А если сил и времени достаточно, лучше самому уйти с головой в прошлое. Пока своеобразный рекорд в установлении поколений предков поставил настоятель Кизилташского монастыря отец Никон, раскопав историю своего рода до XII века. Часть материалов он нашел в Крыму.

Источник: http://1k.com.ua/178/details/8/7
Дата: 22.06.2007
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ