Международный институт генеалогических исследований
Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Эпоха ракетного противостояния

09.09.2009

Едва ли не на каждый календарный день приходится годовщина одного или нескольких событий из разряда тех, которые принято называть судьбоносными. Сегодня – по крайней мере три. 

Самая близкая к нам по времени – 8 сентября 1944 года. В этот день в Лондоне разорвалась первая немецкая боевая баллистическая ракета, известная как «Фау-2» («Фау» – так произносится первая буква слова Vergeltungswaffe, то есть «оружие возмездия»). Ракеты эти были еще очень несовершенны и малоэффективны. Но принципиально они, по сути дела, не отличались от современных. Не хватало разве что ядерных боеголовок – но их у Гитлера, к счастью, еще не было. Причем в Лондоне сначала даже не поняли, что произошло, – ведь воздушной тревоги не было. А сегодня ясно: наступила эпоха ракетного оружия и ракетного противостояния. 

Далее. 8 сентября 1941-го – начало ленинградской блокады. Огромная, страшная тема, которая вряд ли поддается освещению в этих лапидарных заметках. Одно лишь отмечу: железнодорожное сообщение с Ленинградом было перерезано еще 27 августа, а нехватку продовольствия жители города почувствовали лишь в октябре. Цена запоздалого понимания… 

Теперь – дальше в глубь истории. 8 сентября 1380 года произошла знаменитая Куликовская битва, ставшая началом освобождения Руси от монголо-татарского ига. Но это сегодня мы так говорим, а современникам наши выводы и оценки не были доступны. Сам прецедент военной победы над Ордой имел, в общем-то, главным образом психологическое значение (как бы это ни было важно). Всего через два года Тохтамыш взял и дотла сжег Москву. А до падения ига оставалось целых 100 лет. Так что героико-эпическая трактовка этого сражения, привычные славословия о Куликовом поле и Дмитрии Донском – позднейшее наслоение на ту историю, которая была прожита, и своего рода общее место нашего исторического самосознания. «Куликовская битва принадлежит к символическим событиям… Таким событиям суждено возвращение. Разгадка их еще впереди», – писал, например, Александр Блок. 

В немецком языке есть два слова, соответствующих русскому «история»: die Geschichte и die Historie. Первое из них подразумевает историю событийную – то, что произошло, и не более. А второе – историю как процесс, имеющий некую цель или смысл. Это уже не история, а историософия. Мы «вчитываем» в факты свои представления о содержании и направленности исторического процесса – именно свои, а не участников давних событий. (Не говоря уже о том, существует ли у истории направленность вообще.) С научной картиной прошлого и его настоящим пониманием это уживается плохо. 

Да даже и с достоверностью. Скажем, 8 сентября 1157 года родился английский король Ричард I, он же Ричард Львиное Сердце. Привычный уже для нас литературный и киноперсонаж. Чего у него не отнимешь, так это храбрости на поле боя, доблести рыцаря. И этого оказалось достаточно для популярности на века. А что же он сделал как король, как правитель? Да ничего, в общем, – если не считать установления властной вертикали. В своей Англии почти не появлялся. «Он воевал», – вздыхал Бродский в стихах на смерть маршала Жукова. Воевал против отца в союзе с братьями, потом против братьев. Воевал против короля Франции. На войне и погиб в 1198 году, когда осаждал крепость в личных целях, занимаясь дележом клада золота. К тому же был инвалид и уродец с искривленным позвоночником. Но народ слагал о нем песни, ему верил и на него надеялся. 

Ничего странного, конечно. Ведь народ в строгом, терминологическом смысле слова – это и есть те, кто не отделяет себя от государя, верит в него как в миродержца, спасителя или там вершителя судеб. Тех, кто смотрит на власть иначе, надо иначе и называть – гражданским обществом, например. Но с этим в XII веке были большие проблемы. 

Между прочим, наследником Ричарда стал его брат Иоанн Безземельный, никак не любимец богов. Но одно дело на века он сделал – подписал Великую хартию вольностей. По мне, так это стоит всех побед Львиного Сердца, вместе взятых. 

Из того же ценностного ряда. 8 сентября 1851 года родился русский историк, социолог, правовед Максим Ковалевский (ум. 1916). Свой путь в науке он начинал с изучения общественного строя средневековой Англии. Потом написал семитомный труд «Экономический рост Европы в период, предшествующий развитию капитализма». В Европе много работал, преподавал, в России издавал журналы «Вестник Европы» и «Критическое обозрение», был депутатом Думы и членом Государственного совета. Основал Партию демократических реформ… 

Что ж, повезло человеку: застал период общественного подъема и не дожил до Октября. Совсем другой случай – жизнь прекрасной актрисы Людмилы Целиковской, родившейся ровно 90 лет назад. Выросла в музыкальной семье, выучила ноты раньше, чем азбуку. Но стала актрисой театра и кино. По кинофильмам ее, конечно, знают больше, но здесь экранизации Чехова и Островского были скорее исключением. А «Иван Грозный», «Сердца четырех», «Повесть о настоящем человеке» – искусство все-таки не ее уровня. Не для нее. Может быть, годы, прожитые с Юрием Любимовым, для культуры важнее. А свобода пришла поздно. Целиковская умерла в 1992 году. 

И в заключение – одна цитата. 8 сентября 1833 года Пушкин писал жене: «Важная новость. Французские вывески… появились на Кузнецком мосту». 

По-моему, отмеченный Пушкиным факт своей «судьбоносностью» может поспорить с Куликовской битвой. И, главное, ни жертв, ни разрушений.

Источник: http://www.ng.ru/historyday/2009-09-08/16_day.html