Международный институт генеалогических исследований
Карта сайта Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Генеалогическое древо Короткова

20.08.2009

Экс-губернатор рассказывает, как найти свои корни
Его фамилия в особом представлении не нуждается — экс-глава Амурской области человек известный по определению. А вот чем занимались его предки, и самому Леониду Викторовичу интересно. 
Удовлетворить любопытство помогают усидчивость и целеустремленность. Без этих качеств составить генеалогическое древо невозможно. Бывший губернатор Приамурья открывает новую рубрику «Амурской правды», в которой известные люди области будут давать нашим читателям различные практические советы и рекомендации.

Заполнять белые пятна семейной истории Леонид Коротков начал более 20 лет назад. Глотнуть архивной пыли заставили давние трагические обстоятельства и жажда восстановления справедливости.

— В 1941 году осудили моего деда по материнской линии. Из рассказов родственников было известно только, что обвинялся он в контрреволюционной пропаганде и после ареста его судьба оставалась неизвестной. В 1988—1989 годах власти страны разрешили интересоваться подробностями гибели жертв политических репрессий, — припоминает начало своих исследований Леонид Викторович. — Воспользовавшись такой возможностью, я подал заявление в прокуратуру. Там оформили запрос и отправили его в Омск, где находится архив областного управления КГБ. Слава богу, документы этой организации всегда сохранялись и сохраняются на должном уровне.

Через месяц в Амурскую область пришло уголовное дело, в котором удалось почерпнуть много полезной информации. Дед во всеуслышание ругал колхозы, несоответствие конституции окружающей действительности и так далее. Его расстреляли. Помимо этого, я выяснил, что дед родился в 1890 году в Киевской губернии, а в 1906-м вместе с семьей в рамках Столыпинской реформы был переселен на Дальний Восток. Всплывали различные моменты его жизни и жизни других родственников. Меня, как говорится, засосало. Сейчас дети растут, и им тоже интересны подробности жизни предков.

Недостающие звенья

К сожалению, недавняя активная политическая жизнь Леонида Короткова редко позволяла отвлечься на составление генеалогического древа. В общей сложности за двадцать с небольшим лет он провел в архивах около 50—60 часов.

Сейчас времени на исследования больше, и проводится оно в основном в областном государственном архиве. За что особая благодарность его работникам. Изучаются списки переселенцев, метрические книги, другие исторические документы.

Цепочка родословной периодически прерывается: в конце позапрошлого — начале прошлого века функции загса выполняли сельские священники и их малограмотные помощники, грешившие неточностями.

К тому же в метрических книгах изначально отсутствуют даты рождения, и первые упоминания о детях относятся лишь к моменту их крещения.

Похозяйственные книги тоже составлялись не всегда грамотно. Многие документы утеряны в годы Великой Отечественной войны, когда амурские архивы перевозились в Томск. Некоторые документы банально сгорели во время бытовых пожаров в сельских Советах.

— При должной усидчивости и целе-устремленности возможно восстановить многие недостающие звенья, — продолжает собеседник. — Возвращаюсь назад, выхожу на прямых родственников через связи с другими людьми. Был случай, когда просто поехал в село Песчаноозерка (Октябрьский район), где родились мои отец и дед — участник Великой Оте-чественной войны Павел Иванович Коротков. Старожилы вспомнили деда как лучшего кузнеца в округе и рассказали несколько неизвестных мне подробностей из его жизни. Опираясь на эти сведения, удалось продолжить исследования.

Дополняя историю

Любопытный момент: факты из личной истории Коротковых могут поставить под сомнение некоторые события общеизвестной летописи Приамурья. К примеру, Зазейское восстание крестьян в 1924 году было жестоко подавлено сотрудниками ОГПУ, все виновные якобы расстреляны.

По сведениям же Короткова, почерпнутым из другого уголовного дела, настоящие участники восстания заблаговременно покинули опасный район и избежали гибели. К стенке поставили невиновных, тех, кто просто попал под горячую руку. В числе последних оказались два прадеда Леонида Викторовича.

Иногда, наоборот, подтверждаются либо дополняются картины тех или иных событий. В документах, что сохранились, порой можно обнаружить самые неожиданные подробности. К примеру, узнать не только точное количество членов семьи, но и поголовье скота, описание надворных построек и площади личных посевов.

Интересны сами личности дедов и прадедов.

— Моя прабабушка Ксения Андреевна, уже будучи вдовой, в 56 лет вышла замуж за вдовца Самойлу Семеновича. Ему на тот момент было 62 года. Так вот, они в первый же год совместной жизни сумели родить первенца — девочку. Правда, она вскоре умерла. Зато выжила их вторая дочь — моя бабушка Феодора Самойловна. Ксения Андреевна родила ее в 59 лет.

По словам Леонида Короткова, генеалогическое древо — такая вещь, которую можно пополнять до бесконечности. Главное — желание и, как ни парадоксально, деньги.

Как уже указывалось, многие родственники матери и отца родом из Украины, есть корни в Липецкой и Тамбовской областях. Конечно, можно ограничиться посыланием запросов, но по-настоящему полновесный, ощутимый результат возможен только при личном общении с уходящей историей семьи.

Где искать подноготную?

Начинать поиск лучше с ближайших родственников — отца, матери, дедушек и бабушек. Места и даты рождения, смерти или бракосочетания их родителей можно узнать в учреждениях загса по месту рождения.

Аналогичная информация досоветского периода, как правило, хранится в государственных архивах субъектов Федерации. Обычно это метрические книги, списки переселенцев, похозяйственные книги.

Настоящий кладезь информации — архивы КГБ (ФСБ РФ). Учитывая размах политических репрессий на Дальнем Востоке в 30-е годы прошлого века, сведения о своих прямых либо дальних родственниках там могут обнаружить большинство коренных амурчан.

Дать верное направление помогает непосредственное общение со старожилами и краеведами населенных пунктов. Во многих селах люди живут династиями с обширными родовыми корнями. Есть возможность составить единую картину по многочисленным воспоминаниям.

Генеалогическое древо Коротковых

Коротковы Павел (1988),

Андрей (1992),

Арина (2005)

Коротков Леонид Викторович

(1965)

Экс-губернатор Амурской области,

учитель НГОУ «Наш дом».

Коротков Виктор Павлович

(1932—1966)

Машинист паровоза ст. Завитая.

Погиб на работе.

Коротков Павел Иванович

(1906—1975)

Участник Великой Отечественной войны,

кузнец МТС и райпо, пенсионер-огородник.

Коротков Иван Алексеевич

(1881—1924)

Крестьянин села Песчаноозерского.

Расстрелян как участник Зазейского

восстания.

Коротков Алексей Терентьевич

(1849—1903)

Крестьянин села Песчаноозерского.

Коротков Терентий Изосимович

(… — 1883)

Отставной унтер-офицер,

крестьянин села Песчаноозерского.

Изосим Коротков

Данных нет.

Источник: http://www.ampravda.ru/2009/08/20/022777.html