Международный институт генеалогических исследований
Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Украина. Старое средневековье

03.08.2009

Про Украину написано немало, и будет ещё больше. Это удивительное государственное образование, которое появилось на месте УССР, действительно является больной мозолью для нас, и, как ни крути, проблема эта будет вечной. Сколько бы ни сливались «братские народы» в экстазе единения и сколько бы ни расплевывались «навсегда», вопрос русско-украинских отношений будет стоять вечно. Взаимные упреки, насмешки и подлянки не смогут рассорить между собой русских с украинцев так, чтобы уже навсегда. 

Однако тот факт, что проблема эта навечно, вовсе не означает, что её не нужно решать. Нужно. При необходимости можно даже и силовыми методами, поскольку даже война России и Украины не способна сплотить украинское общество в едином порыве ненависти к москалям. Вообще война с Украиной сразу же и неминуемо станет ещё и внутренней гражданской войной на самой Украине. А русские войска на Украине будут встречать как цветами, так и фугасами. В этой войне не будет коллаборационистов и не будет предателей. Все смешается в один большой бардак, появятся новые Мазепы и Махно, Бендеры и Петлюры, Щорсы и Бульбы. 

Посмотрим на Украину во время Гражданской войны — и поймем, что, по сути, ничем эта земля не изменилась со времен Тараса Бульбы. И война шла там абсолютно средневекового типа, навроде какой-нибудь тридцатилетней войны. «Белые приходят грабют, красные приходят грабют». Да что там тридцатилетняя война, война Алой и Белой розы — и та кажется куда более осмысленной, внятной и современной, чем то, что происходило во время Гражданской на Украине. 

Попытка построения на месте УССР национального государства могла бы заслуживать уважения, если бы не тот факт, что никакой украинской нации не существует. Не украинского народа и украинской культуры, а именно украинской нации. Казалось бы, идеологи украинского национализма, люди вовсе не далекие от истории и философии, должны были бы хотя бы рассмотреть историю возникновения национальных государств Европы, изучить предпосылки, понять сам механизм этого. И уж, во всяком случае, знать, что как таковые национальные государства возникли совсем недавно, а сами нации — только чуть раньше. Но почему-то даже самые продвинутые из этих людей считают, что национальное государство возникнет само собой, автоматически приложится к госграницам, банковской системе, демократии, мобильным телефонам и прочим прелестям современной цивилизации. 

Великий эксперимент Советского Союза по собиранию украинских земель в гигантскую республику едва только начал готовить почву для возникновения украинской нации, как Союз развалился, и на земли Украины вернулось обычное средневековое мировоззрение. А националисты ведут себя так, как если бы Украина получила свою юридическую государственную субъектность, пройдя все стадии формирования национального государства. Но национальное сознание и патриотизм куется в войнах, а национальное государство возникает в результате веков борьбы монарха с феодальной вольницей, пока не возникнет абсолютизм. 

Немудрено, что получив независимость, украинцы вовсе не получили государственность и нацию, а остались православными восточными славянами, которые волей судеб оказались в рамках этого государства, а какого-нибудь другого. «Моя хата с краю» — это вовсе не признак равнодушия и эгоизма, это признак до-государственного сознания. За исключением самих националистов, обычный украинец — это патриот своего дома, села, города, райцентра, в лучшем случае — области. Его нисколько не беспокоит, в какой стране окажется его дом, если это не отразится на его жизни. Причем это верно и в отношении Восточной Украины, и Западной. Просто притяжения разные: тех — к Польше, этих — к России. А если лучше жить независимо, то, конечно, надо независимо, но при чем тут «украинская нация»? 

Государственным сознанием обладают исключительно крымчане, и это видно хотя бы потому, что менталитет там русский, люди считают себя русскими и видят смысл в существовании государственных границ и территориальной целостности своего государства, то есть России. И чем больше людей с русским менталитетом и патриотизмом проживает в той или иной области, тем сильнее там государственное чувство. Беда только, что чувство это направлено вовсе не на Украину, а на Россию, и только на неё. И в силу этого, хоть население западных областей более активно и готово бороться «против москалей», но борьба эта не за Украину, а за то, чтобы москалей не было, а государство, как им кажется, является единственной возможностью это обеспечить. 

В принципе, разговоры о развале Украины не вызывают у рядового украинского обывателя никаких особых протестов. Жалко, конечно, но не смертельно. Обидно, что москалям что-то перепадет, но главное, чтобы родной дом оставался целым. Тут в некоторое противоречие входят две пословицы. «Моя хата с краю» борется с «Що не зъим, то понадкусаю». 

То, что называют национализмом, на Украине таковым вовсе не является. Любовь к Родине, своему народу и даже патриотизм, — это ещё далеко не национализм. Желание колонизировать и цивилизовать «дикий восток» Украины, изменить менталитет тамошних украинцев и заставить их стать такими же, как западенцы, больше похоже на зарождение украинского национализма, но оно не разделяется обывателями, а существует только в головах у профессиональных борцов за идею, и это их самая большая трагедия. 

«Майдан» вмиг отодвинул националистов на десятые роли, а «оранжевые», которые, на первый взгляд, казались идущими в струе традиционного украинского национализма, оказалось, совсем не разделяли ценностей национального суверенитета и государственной субъектности Украины. Для «оранжевой» власти не составляет никаких моральных проблем отдать тем же американцам ради своей победы столько суверенитета, сколько она будет стоить. Внешняя политика? Да пожалуйста. Экономика внутри страны? Никаких проблем. Ющенко присягнул в верности Американской империи и считает это своим абсолютным правом. 

Однако «вассал моего вассала не мой вассал», и те, кто, пока шла битва, находились под рукой Ющенко, вовсе не считают себя связанными его обязательствами. Юлия Тимошенко без всяких зазрений совести совершенно открыто выбирает, на кого ей опереться. Почему бы и не на Россию, если она поможет заявить свои права на украинский престол? И в следующем бою её дружина вполне может выступить на стороне, противоположной той, на какой она была в битвах 2004 года, или просто увести свои войска с поля боя в самый решающий момент.  

Вся элита Украины живет именно так, и воспринимает свои вотчины как родовое наследие, которым можно оперировать как угодно. Для неё нет внешних врагов, кроме тех, которые хотят пограбить их земли, вроде того же Дерипаски, который желает установить свой порядок в ленных владениях многих украинских феодалов. Российскую угрозу они воспринимают как нашествие москальских орд, как грабителей и захватчиков их собственности, а вовсе не как цивилизационную экспансию и национальную угрозу. Но если им «белый царь» даст гарантии прав, оставит за ними их земли, то они и пальцем не пошевельнут, чтобы отстаивать «государство Украина». А если царь будет требовать меньше налогов и сохранит право на транзит газа, то любой украинский феодал с радостью назовет его своим сюзереном. 

Однако жить под рукой Москвы — это и опасно, и менее выгодно. Оттого украинские элиты и против. А народ? Да кто о нем когда думал. Дело народа — работать, дело дружины — служить, дело баронов — вовремя налоги слать, а сюзерен от Бога поставлен на правление и право свое в битвах подтвердил. 

На первый взгляд, на Украине те же самые политические институты, что и у нас, но на самом деле в недрах их скрыта все та же Сечь, что была всегда. На Украине есть президент, и, казалось бы, его пост что-то значит, но на самом деле это только игра в политику. Если отбросить все государственные конструкции и описать реальное положение дел, то мы увидим вовсе не всесильного монарха, а сидящего в Киеве князя, влияние которого распространяется только на небольшую территорию вокруг, а власть над отдаленными землями держится только за счет опять же сохранившихся ошмётков советской правоохранительной системы. Приди кому-либо из хозяев регионов мысль подкопить силенок и попросту перестать выполнять приказы из центра, — и весьма вероятно, что ничего с этим киевский князь поделать не сможет, разве что начать войну. 

Вот такой вот у нас сосед, с которым нас призывают обращаться как с суверенным национальным государством в рамках международного права и равноправного партнерства. Смиренно уважать те границы, которые Россия, повинуясь не очень понятной логике и прихоти, для Украины установила. Взаимодействовать на равных с институтами власти, большинство из которых являются слегка видоизмененными институтами, сохранившимися после развала СССР, созданными для удобства управления национальными республиками. Проводить переговоры с политиками, которых сами учили, двигали по партийной линии, давали квартиры и служебные автомобили. А если ты вдруг приедешь на Украину и посягнешь на её «суверенитет», то разбираться с тобой будут люди, которые заканчивали российскую академию госбезопасности и давали присягу Советскому Союзу. 

Абсурд существования полной феодальной вольницы параллельно со старыми советскими государственными институтами, средневековый менталитет, который пытаются выдать за национальный дух украинцев. Всё это не может продолжаться слишком долго, поскольку никому особо не нужно. Государство Украина непременно распадется само, без всякого внешнего вмешательства. Распадется мирно или с войной — это неизвестно, но Восток и Юг отойдут к России, а Западенщина, очевидно, все же станет маленьким государственным образованием, живущим за счет транзита и потихоньку формирующимся в национальное государство. Только едва ли оно будет называться Украиной и едва ли жители его будут называться украинцами. Как французы, которые считают своими предками галлов; венгры, которые ведут свой род от гуннов; так и жители Западенщины будут считать украинцев своими далекими пращурами и вести от них свою генеалогию. Если, конечно, к тому времени национальные государства вообще сохранятся и будут играть такую же роль в сознании людей, как сейчас.

Источник: http://www.rus-obr.ru/discuss/3790