Международный институт генеалогических исследований
Карта сайта Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

История неизвестного солдата

06.05.2009

Имя погибшего в Кадуйском районе военного летчика оставалось неизвестным 66 лет «Я испытал настоящий шок, когда мне по­звонили и сказали, что нашли могилу деда», — говорит приехавший в село Никольское из Москвы Виктор Сигриянский, внук погибшего под Кадуем летчика. Его дед, подполковник Вениамин Леонидович Сигриянский, разбился на самолете 9 мая 1943 года. 66 лет на могиле, за которой ухаживали местные жители, значилось: «неизвестный офицер». Отныне могила в селе Никольском перестала быть безымянной — благодаря учителям, школьникам, поисковым отрядам Ленинградской, Вологодской областей, череповецким радиолюбителям — всем, кому небезразлична судьба каждого солдата, сражавшегося за нашу Родину.

9 мая 1943 года под поселком Кадуй разбились два военных летчика. Пилоты­штурмовики перегоняли самолеты ИЛ­2 с череповецкого аэродрома на Ленинградский фронт.

…В тот майский день жители деревень Грищ и Нежбуй готовили уставшую от войны землю к посевной: кто пахал (на себе — лошадей не было), кто боронил. В небе над полем появились три самолета, потом пролетели еще два. И вдруг закружил еще один. С ним явно было что­то неладно. Машина сделала круг, а потом на бреющем полете, срезав макушки ближнего лесочка, рухнула на землю… Сельчане, оставив работу, побежали в лес.

— Когда мы уже подбежали вплотную, то услышали стон, — говорит очевидица трагедии Валентина Князева, в годы войны ей было 14 лет. — Но добраться до кабины пилотов было трудно, самолет перевернулся и лежал кверху брюхом. Пока добрались, оба летчика уже были мертвы. Что делать? Направили ходоков в военкомат, телефонов тогда не было, чтобы сообщить о случившемся. А летчиков обрядили и похоронили на кладбище недалеко от деревни. Земля у нас твердая, в один гроб положили обоих. Завернули в парашют (при них два парашюта было и по паре запасных сапог).

Через некоторое время после трагедии в деревню Грищ приехали солдаты. Жили два месяца: разбирали самолет, увозили по частям. Уехали. За могилой летчиков стали ухаживали жители деревни. А когда деревня опустела, начальная школа в ней закрылась, — ученики школы из деревни Нежбуй. Тамошний учитель математики Василий Кругликов — участник Великой Отечественной войны, был тяжело ранен, вернулся в родную деревню, где и преподавал.

Когда и деревня Нежбуй опустела, прах летчиков перезахоронили в селе Никольском. Имя одного из погибших было известно сразу: штурман полка, старший лейтенант Евгений Васильевич Калашников.

— Мы связались с сестрой летчика Калашникова — Антониной Васильевной, — рассказывает Галина Иванова, учитель русского языка и литературы, сейчас — на пенсии, краевед. — Она жила в Москве, работала в МГУ лаборантом. Нам дали разрешение на перезахоронение. В 1977 году Антонина Васильевна приезжала на могилу брата в Никольском.

И здесь своя история… Сердце жены Калашникова не выдержало трагиче­ской вести о гибели мужа. В годы войны трехлетний сын Калашниковых попал в детский дом. Мальчишку разыскала и взяла к себе сестра Калашникова. Долгое время (пока не стал взрослым) он не знал, что его родной отец — погибший под Кадуем летчик Евгений Калашников. На перезахоронение сын приехать не смог — он стал военным, и в это время служил в Западной Германии.

А что же второй летчик? «Неизвестному офицеру» — 66 лет значилась эта надпись на памятнике в Никольском. 18 апреля 2009 года неизвестную страницу заполнили. На торжественном митинге была открыта мемориальная доска, на которой начертано имя второго погибшего летчика: Сигриянский Вениамин Леонидович, подполковник, заместитель командира полка по политиче­ской части.

— Мы много лет занимались поисками, — рассказывает Иван Дьяков, председатель вологодского областного поискового отряда. — Писали во многие инстанции, но ответа не получали. И вот пришли документы из Санкт­Петербургского архива. Но в одних документах значился Сигрианский, а в других Сигриянский. Плиту давно бы установили, но и одна буква имеет значение.

Поиски увенчались успехом благодаря труду многих неравнодушных людей. Дело сдвинулось с мертвой точки, когда Илья Прокофьев (он владелец сайта www.soldat.ru), председатель фонда поисковых отрядов Ленинградской области, нашел информацию об историческом формуляре 957­го штурмового авиационного полка, о том, что экипаж в составе Калашникова и Сигриянского погиб именно здесь. К поискам активно подключились вологодские поисковики, череповецкие радиолюбители; помогали местные жители, школьники. Разыскали внука Вениамина Сигриянского в Москве, где он живет вместе с женой Светланой и 19­летним сыном Антоном. Антон приехать не смог: учится в институте.

— Ошибку сделал паспортист, — рассказывает внук Виктор Сигриянский. — Мы знали о судьбе деда очень мало, знали, когда погиб, знали, что сбили самолет. Отцу было 17 лет, когда дед погиб, отец ушел учиться в авиашколу. Жаль, его нет в живых, он больше всего был бы этому рад. Единственное, что сохранилось, фото деда 1942 года.

День 18 апреля выдался холодным и ветреным. На площади перед памятником было многолюдно: мамы с колясками, детишки, бабушки, украдкой вытирающие слезы. В почетном карауле застыли ребята из вологодского поискового отряда. Школьники читали стихи. Имя Сигриянского звучало на всю страну, на весь мир — в эфире работали череповецкие радиолюбители. А в небе над Никольским летели лебеди…

Источник: http://wobla.ru/news/1085441.aspx