Международный институт генеалогических исследований
Карта сайта Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Отсекая ненужное

05.04.2009
Что в имени моем?

«В Гомельской области есть деревня Гурины. У большинства ее жителей фамилия Гурин. Откуда взялись эти названия? По мужу моя фамилия Потапенко. В Ельском районе, откуда родом мой свекор, есть деревня Потапы. Интересно узнать происхождение и этой фамилии.

Т.Потапенко


Отвечает ведущая рубрики доктор филологических наук, профессор Валентина ЛЕМТЮГОВА:


— Фамилия Гурин ведет свое начало от древнего слова «гурин» — «фитиль» (бел. «кнот») в виде круглого шнура. Слово это вышло из активного употребления и сохранилось лишь в отдельных белорусских говорах. Местная жительница поясняет: «Даўней запалак мала было, мужчыны клалi гурын на крэмене i красалi агонь». Но фамилия образована не непосредственно от слова «гурин», а через стадию разговорно–бытового прозвания. Кто–то из ваших предков внешними данными имел сходство с гурином. Например, был высокий ростом, долговязый; или изготовлял такие «кноты».


Деревня названа Гурины потому, что ее основали родственники с общим бытовым прозванием или с общей фамилией Гурин. Белорусы по древнему обычаю очень часто селились родственными группами, что отражалось в названии поселений.


Аналогичным образом возникло название деревни Потапы. Основателями ее были родственники по прозванию или фамилии Потап. Имя Потап происходит от латинского Потабий по прозванию города в Древнем Риме. Ныне это город Падуя в Италии. Фамилия Потапенко образована от имени Потап с добавлением суффикса —енк(о)–, который обозначает сына или более отдаленного предка по мужской линии. В данном случае это сын (предок) Потапа.


«Как–то странно получилось с некоторыми белорусскими фамилиями. Механизатор из Новогрудского района Владимир Конон. Где здесь фамилия, а где имя? Почему именно Конон, а не Кононов, например. Еще. Генерал–майор милиции Иван Сергей, футболист Александр Глеб, министр связи Николай Пантелей... В номере за 4 марта в «СБ» выступил автор Владимир Степан. Доводилось встречать фамилии Свирид, Борис, Гордей, Кондрат, Арнольд... Эти фамилии запросто могли быть и именами. Почему так получилось? Может быть, столоначальникам прежних лет не хватило фантазии переделать эти «вторые имена» в полноценные и звучные фамилии?

Николай Мельниченко, Лоев».


— Каждый национальный язык развил в себе специфические черты, которые выделяют его как самобытную индивидуальность среди других культурно–развитых языков. Соответственно изменения произошли и в системе национальных именословов. На базе общеславянского фонда у каждой нации сформировался своеобразный реестр имен, выработались самобытные словообразовательные средства и модели.


Когда имя и фамилия человека употребляются в одной и той же форме, действительно возникают определенные неудобства, особенно при отсутствии отчества. Но такова традиция. Автор письма привел лишь те случаи, когда два члена наименования представлены христианскими именами. Но в белорусской именословной системе есть множество примеров, когда в той же номинативной конструкции функцию фамилии выполняют древние славянские имена–характеристики или разговорно–бытовые прозвания: Борис Гром, Виталий Жук, Геннадий Стома, Денис Сила и т.д. Это одна и та же модель. В ней слились элементы язычества и христианства. Совершенно прав автор письма в том, что она в наибольшей степени характерна для белорусов и в наименьшей — для россиян. Даже в советское время народная артистка Беларуси Ольга Владимировна Александровская сознательно или несознательно избрала себе театральный псевдоним в духе древней традиции — Ольга Галина. Нашим предкам не приходилось решать вопрос, какой из двух членов является именем. Имя человека было основным и всегда стояло на первом месте, за ним шло имя отца (деда, прадеда...). Но со временем стали возможными любые вольности, сейчас имя и отчество вообще принято передавать инициалами.


Что касается фантазии столоначальников, то, думаю, ее бы хватило. Но это было бы отступлением от принятой юридической нормы, на что в древности никто не мог осмелиться. Да и какой в том был смысл? Переоформить фамилию можно и сегодня, но опыт показывает, что с фамилиями надо обращаться осторожно. Любая переделка вносит путаницу в документацию и родословную. К нам в Институт языка и литературы имени Якуба Коласа и Янки Купалы регулярно приходят письма из нотариальных контор, других государственных учреждений и отдельных граждан с просьбой подтвердить идентичность имен, отчеств и фамилий, записанных в документах по–разному. Даже расхождение в одной букве (Наталия — Наталья, Геннадиевна — Геннадьевна, Парфеевец — Парфиевец) или знаке (Семенков — Семеньков) вызывают недоверие, а тем более если прибавляется целый словообразовательный элемент. Постоянно возникают проблемы из–за отсутствия в русском написании точек в букве ё. Удивительно, что белорусам, живущим в России, приходится приезжать в Минск за подтверждением, что фамилии Адамёнок и Адаменок, например, идентичны.


Но есть и иная сторона вопроса. Зачем нам, белорусам, отрекаться от своих извечных родных корней, которые выделяют нас из среды других славянских этносов. И без того наши имена и фамилии подверглись существенной обработке в составе Речи Посполитой и Российской империи. Масса белорусских бессуффиксальных фамилий или по желанию их носителей, или по воле российской канцелярии были оформлены суффиксом —ов–. Петр Миронович Машеров вспоминал, что к его родовой фамилии Машера кем–то было искусственно приставлено —ов. Поэтому, считаю, оставшееся наследие необходимо всячески беречь. Ведь это наша история.


Жду ваших писем.

Источник: http://www.sb.by/post/83468/