Казаки: этнос или сословие?

Хорошо, что в средствах массовой информации публикуются материалы на казачьи темы. Плохо, что иногда приходится сталкиваться с невежеством и незнанием темы. Более того, иногда казачий фольклор выдается за исторические истины.

 

Припоминаю случай, как однажды на праздновании Дня Ставрополя один из артистов, играя роль Петра I, произнес фразу: «Казаки, я дарую вам свободу». Но историкам хорошо известно, что именно Петр I после Булавинского восстания казнил несколько тысяч казаков. Многие, в т. ч. казаки-некрасовцы, бежали из России. Он же отменил выборность войсковых атаманов и т. д. В ряде информационных сообщений неправильно трактуются традиции казачьего самоуправления, воинской службы, вопросы о причислении казаков к сословию. Хотелось бы на страницах газеты ознакомить читателей, хотя бы кратко, с некоторыми вопросами, которые касаются казачества.

24 января 2009 года, как известно, исполнилось 90 лет со времени принятия Оргбюро ЦК ВКП(б) циркулярного письма «Об отношении к казакам». В протоколе заседания не отмечены фамилии присутствующих. Не осталось и подлинника постановления. Лишь в Центральном партийном архиве бывшего института марксизма-ленинизма сохранилась копия документа. По всей вероятности, тот, кто составлял и принимал этот зловещий документ, побоялся проклятий потомков.

Маховик репрессий на местах был раскручен так, что его не могли остановить окончательно в течение многих десятилетий. До сих пор вряд ли кто-либо укажет точную цифру уничтоженных, выселенных, умерших от голода казаков.

Прошло уже почти двадцать лет с того времени, когда казачество вновь заявило о себе, стали создаваться общественные организации по его возрождению. За это время написано множество научных статей, учебных пособий, монографий, в которых рассматривались вопросы казачества с различных точек зрения, иногда прямо взаимоисключающих друг друга. Самой злободневной являлась тема о том, являются ли казаки народом или сословием. Разумеется, эта тема сложна и требует научного подхода.

В газетной статье вряд ли возможно полностью раскрыть вопрос о казачестве как культурно-этнической общности — народе. Постараемся кратко остановиться лишь на некоторых архивных и исторических материалах, чтобы с их помощью понять, о чем идет речь, и высказать свое личное суждение.

В 1807 году вышла книга Е. Зябловского «Новейшая география Российской империи», которая была издана для Московского государственного университета. В ней перечисляются славянские народы России. Это «россияне, казаки, кои суть славянские народы, кои суть донские, гребенские, терские, волжские, оренбургские, сибирские, малороссийские, бугские и черноморские, поляки, другие славянские народы».

В учебнике «Русская история» Устрялова, изд. 1845 г., сказано: «Народ казацкий возник от слияния разноплеменных людей, искавших необузданной воли, в состав его вошли: остатки древних половцев, черкесов, переселившихся с Кавказа, русские удальцы, для которых были тягостны законы, беглые поляки, молдаване, татары, не терпевшие самовластия ханов. Чудесная смесь племен отразилась в чертах казаков, их языке, в самом образе жизни. Лица их доселе выражают нечто азиатское. Язык их состоит из слов русских, татарских, польских и др. …Бесстрашие их напоминает детей Кавказа».

Очень интересную трактовку слова «казак» дал известный донской историк начала ХХ века Е. П. Савельев. В своем знаменитом труде «История казачества» за 1915-1916 гг. он отмечал: «Казаки прежних веков, как это ни странно, не считали себя русскими, т. е. великороссами или москвичами: в свою очередь, и жители московских областей, да и само правительство смотрели на казаков как на особую народность, хотя и родственную с ними по языку и вере». Не случайно вплоть до XVIII века общение с донскими казаками русские цари осуществляли через Посольский приказ (читай — Министерство иностранных дел. — П. Ф.).

Великий русский писатель Л. Н. Толстой, прожив некоторое время в терской станице Новогладковской, в своей повести «Казаки» отметил значительную разницу между казаками и русскими людьми. Он писал: «Живя между чеченцами, казаки перероднились с ними и усвоили себе их обычаи, образ жизни и нравы горцев… Еще до сих пор казацкие роды считаются родством с чеченскими… Влияние России выражается (для казака. — П. Ф.) только с невыгодной стороны: стеснением в выборах (имеется в виду атаманов и руководящих органов. — П. Ф.), снятием колоколов и войсками, которые стоят и проходят там… Казак по влечению менее ненавидит джигита-горца, который убил его брата, чем солдата, который стоит у него, чтобы защитить его станицу, но который закурил табаком его хату. Он уважает врага-горца, но презирает чужого для него и угнетателя солдата».

В русском языке слово «казак» некоторое время употреблялось как «бездом-ник», «бродяга», или в узком смысле — «одинокий вольный человек, не имеющий своего крова и родины» (читай — бомж. — П. Ф.). Какое же число преступлений надо было совершить, чтобы образовался народ, который сразу же заявил о себе многочисленными положительными качествами?! Невозможно представить, чтобы где-то случайно встретилась громадная масса людей, увидевших впервые друг друга, сговорившись бежать в какие-то неведомые края, чтобы жить воровскими шайками, бродягами. Появившись на Дону, эти «беглые люди» вдруг неожиданно сумели проявить свой ум, смекалку, создать справедливое общество, управляемое самим народом, стать не только защитниками своей территории, но покорителями и стражами новых неизведанных земель. На примере Российского государства можно проследить, какой неоценимый вклад внесли казаки не только в его стабилизацию, но и расширение границ, которые до сего времени остаются самыми большими во всем мире. Так что споры об истинном значении слова «казак» и времени появления его в русском языке, времени появления казачества можно продолжить до бесконечности.

Значительную часть своего существования казачество боролось со степью. Прошло много веков, пока оно стало на путь объединения. К этому времени следует отнести организацию больших общин, появление постоянных поселений. Условия жизни требовали защиты и самообороны околиц своих населенных пунктов.

Запорожские и донские казаки создали самые оригинальные и неповторимые формы казачьей жизни и быта. устройство внутреннего быта и традиций у донских казаков было в духе древнего новгородского вече. Войсковой круг на Дону напоминал и Запорожскую раду. На войсковом кругу каждый казак имел право голоса наравне со всеми. Кругу принадлежала административная, законодательная и судебная власть, он назначал походы и производил межевание земельных угодий и водных ресурсов, ему принадлежало утверждение судебных приговоров и смертной казни. На кругу избирались казачьи начальники, а главным исполнителем решений войскового круга был войсковой атаман.

Многолик и многонационален был казачий народ, но все с воодушевлением пели: «Наша матушка Рассея — всему свету голова». Во время прохождения действительной службы казаков учили: «Не выпячивай грудь, ты не солдат», «Не топочи, ты не в пехоте», «Подбери брюхо, ты не мужик». Все это способствовало умению носить «казачью осанку», а это — широкая и твердая поступь, ловкость движений, смелый глаз.

Казаки, появившись на Кавказе, жили рядом с горскими народами на правом берегу Терека — «на гребнях». Только в начале XVIII века они перешли жить на левый берег, чтобы предотвращать свободные набеги крымских татар не только на самих себя, но и на ставших для них близкими и родными горцев.

Часть ученых отвергает гипотезу «о казаках как о народе» и заявляет, что это военное сословие, пользующееся определенными льготами и привилегиями. Возможны ли они сегодня? А вот этого как раз и не следует делать: в условиях развития демократического общества любые привилегии могут спровоцировать недовольство многих народов России и даже социальный взрыв в обществе.

На мой взгляд, казака следует определять по природному (потомственному) происхождению, по соблюдению им выработанных предками традиций, культуры, обычаев, а не по тому, принял ли он на себя обязанности несения государственной службы. К сожалению, за многие годы советской власти слово «казак» стало почти нарицательным, и многие возмущаются, когда казаки причисляют себя к этносу. И зачастую даже сами природные казаки не имеют смелости открыто заявлять о себе, что принадлежат к казачьему этносу. Последняя перепись служит тому подтверждением.

Для того чтобы возрождать казаков как этническую общность, необходим закон о казачестве, в котором должно быть четко определено, кто такой казак. В этом случае отпадет необходимость определять казака как принявшего обязанность несения государственной службы. К сожалению, по этому закону «казаками» стали представители многих народов. Но ведь никакому представителю чеченского народа не придет в голову стать черкесом или карачаевцем, а вот казаком — пожалуйста. Действительно, в ранние века казаками становились представители других народов. Но на это уходило не одно поколение и при условии принятия казаком веры, традиций, культуры, обычаев, которые становились родными. В свое время, когда казаки-гребенцы стали переселяться на левый берег Терека, часть из них не пожелала этого делать. Они ушли в горы и там приняли ислам, а через несколько поколений стали чеченским родом «гуно», т. е. гуноевцами. Голубоглазость и славянский тип лица до настоящего времени сохранились у многих.

Считаю, что вопрос о казачестве не должен сниматься с повестки дня. И если реестровое казачество (реестр в переводе с польского языка означает список. — П. Ф.) практически согласилось с вариантом служивых казаков, то представители общественных организаций, особенно природных (потомственных) казаков, обязаны продолжать работу по принятию закона о казачестве.

Казачество выжило, должно жить и будет жить, пока будут жить казаки.

Источник: http://www.stapravda.ru/20090318/kazaki_etnos_ili_soslovie_36422.html
Дата: 22.03.2009
Семейные сайты на заказ
НОВОСТИ