Международный институт генеалогических исследований
Карта сайта Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Как француз историю переписал

07.11.2008
Зимой 1812 года Париж был взбудоражен книжной новинкой. 500-страничный памфлет, изданный большим тиражом, произвел настоящую сенсацию. Речь в книге шла о разглашении тайных стратегических планов России, с которой Франция тогда, как известно, вела войну.
   Встревожило французов уже само название памфлета: «О возрастании русского могущества с самого начала его до XIX столетия». Автор книги, некий г-н Лезюр, сообщал, что в его распоряжение попал секретный российский документ, подписанный – ни много ни мало – самим Петром Великим.
   Созданный мсье Лезюром образ врага в виде алчной и кровожадной России призван был убедить французскую общественность в том, что наполеоновская армия вершит правое дело, спасая Европу от агрессивных врагов. В армии же книга Лезюра должна была, как предполагалось, резко поднять боевой дух. Вот как по этому поводу написал Валентин Пикуль в своем знаменитом романе «Пером и шпагой»: «Французская армия шагнула за Неман, а тираж книги Лезюра догонял штабы Наполеона, подстегивая отстающих, воодушевляя сомневающихся…» (К сожалению, в этом романе Пикуль не избежал фактической ошибки: она написал, что Лезюр опубликовал якобы текст завещания Петра I; это не так – в памфлете был лишь «пересказ» документа).
   Как ни странно, но пик интереса к памфлету был недолгим – сводки с мест реальных боевых действий заслоняли все остальное. А уж после позорного изгнания Наполеона из России о книге почти забыли.
   Новый скандал, связанный с петровским «завещанием» разразился без малого через четверть века, когда в 1836 году, опять-таки в Париже, вышла книга Фридриха Гальярде «Записки кавалера де Еона». Это были беллетризованные мемуары известного авантюриста де Еона, французского дипломата и разведчика, состоявшего с 1755 по 1760 год при французском посольстве в Петербурге. Искусством конспирации де Еон владел настолько умело, что 48 лет его считали мужчиной, а 38 – женщиной. В период царствования императрицы Елизаветы Петровны де Еон играл роль тайного дипломатического агента Людовика при русском дворе и одновременно шпиона при французском посланнике. Именно Гальярде впервые опубликовал тогда сам текст, как он уверял, «завещания» Петра I, которое лишь пересказал в своей книге Лезюр. Гальярде писал: «В 1757 году кавалер де Еон привез (в Париж. – А. К.) драгоценный документ, открытый им благодаря его безграничной дружбе (с императрицей.
   – А. К.) и бесконтрольным изысканиям в самых секретных царских архивах».
   О документе этом тогда заговорил свет. Из сочинения Гальярде следовало, что он был тайно вручен де Еоном (вместе со специально написанным им докладом о России) французскому министру иностранных дел аббату Берни и королю Людовику XV.
   Текст «завещания» Петра Великого, опубликованный в книге Гальярде, настолько любопытен, что не грех кое-что из него процитировать: «Во имя святой и нераздельной Троицы, мы, Петр, император и самодержец всероссийский, всем нашим потомкам и преемникам на престоле и правительству русской нации.
   I. Поддерживать русский народ в состоянии непрерывной войны, чтобы солдат был закален в бою и не знал отдыха (…).
   II. Вызывать всевозможными средствами из наиболее просвещенных стран военачальников во время войны и ученых во время мира для того, чтобы русский народ мог воспользоваться выгодами других стран, ничего не теряя из своих собственных.
   III. При всяком случае вмешиваться в дела и распри Европы, особенно Германии, которая как ближайшая представляет более непосредственный интерес.
   IV. Разделять Польшу, поддерживая в ней смуты и постоянные раздоры (…).
   V. Делать возможно большие захваты у Швеции и искусно вызывать с ее стороны нападения, дабы иметь предлог к ее покорению. Для этого изолировать ее от Дании и Данию от Швеции и заботливо поддерживать между ними соперничество.
   VI. В супруги к русским великим князьям избирать германских принцесс для того, чтобы умножать родственные союзы (…).
   VII. Преимущественно добиваться союза с Англией в видах торговли, ибо это именно та держава, которая для своего флота наиболее нуждается в нас и которая может быть наиболее полезною для нашего флота (…).
   VIII. Неустанно расширять свои пределы к северу и к югу вдоль Черного моря.
   IX. Возможно ближе придвигаться к Константинополю и Индии, обладающий ими будет обладателем мира. С этой целью возбуждать постоянные войны (…) X. Заискивать и старательно поддерживать союз с Австрией, поощрять для виду ее замыслы о будущем господстве над Германией, а втайне возбуждать против нее недоброжелательство в государях (…).
   XI. Заинтересовать Австрийский дом в изгнании турок из Европы (…).
   XII. Привлечь на свою сторону и соединить вокруг себя всех грековосточных отщепенцев, или схизматиков, распространенных в Венгрии, Турции и Южной Польше (…).
   XIII. Когда Швеция будет раздроблена, Персия побеждена, Польша похоронена, Турция завоевана, армии соединены, Черное и Балтийское моря охраняемы нашими кораблями, тогда надлежит под великою тайною предложить сперва Версальскому договору, а потом Венскому, разделить власть над Вселенною (…).
   Так можно и должно покорить Европу».
   Первым, кто поставил под сомнение подлинность текста, был исследователь Берхгольц, который посчитал, что автором текста был вообще-то… Наполеон Бонапарт. Свою гипотезу Берхгольц попытался доказать текстологическим анализом «завещания» и письменных работ, а также речей Наполеона. Берхгольц писал: «И тут и там те же общие мысли, те же заключения, а в местах, где биографы цитируют собственные слова императора, те же образы, те же выражения, которые можно найти и в речах Наполеона, и в документах, диктованных им».
   Однако в 1877 году в журнале «Древняя и Новая Россия» вышла статья известного историка С. Шубинского, название которой говорит само за себя: «Мнимое завещание Петра I».
   Убедительно и ярко Шубинский доказал, что в Европе с подачи Гальярде была растиражирована фальшивка, сфабрикованная самим де Еоном. Дело в том, объясняет Шубинский, что де Еон мечтал о месте посланника Франции в России, но его работа (в частности, доклады) производила на короля вялое впечатление. Нужен был подвиг! Нужен был политический скандал, сенсация! И вот уже бравый кавалер (а в то время он ходил еще в мужском одеянии), человек образованный и рисковый, фабрикует искусный документ, который должен был всколыхнуть Версаль.
   Но читавшие его королевские министры лишь многозначительно переглядывались. Документ, на который де Еон возлагал такие надежды, ложится в недра архива МИД Франции.
   На свет божий его извлек в 1812 году уже упомянутый Лезюр, получивший заказ от Наполеона (который приблизил его к себе) создать общественное мнение во Франции в пользу войны с Россией. Именно работа С. Шубинского положила конец спорам об авторстве мнимого «завещания» Петра I.
   
   КОММЕНТАРИЙ
   КОРРЕСПОНДЕНТ «ВМ» ВЛАДИМИР СТЕПАНОВ ПОПРОСИЛ ВЫСКАЗАТЬ СВОЕ МНЕНИЕ ПО ПОВОДУ ИСТОРИЧЕСКИХ ФАЛЬШИВОК ДЕПУТАТА МОСГОРДУМЫ ИВАНА НОВИЦКОГО:
    «История знает немало попыток изменить ее ход с помощью фальшивых документов. Взять, к примеру, пресловутые «Протоколы сионских мудрецов». Но эту «информационную бомбу» удалось своевременно обезвредить, доказав, что этот документ – циничный подлог.
   В случае с Петром Великим известно, что перед смертью в незаконченном завещании он написал: «Отдайте все...» И в это время перо выпало из его слабеющей руки. Но что касается захвата Европы… Реальная политика Петра имела мало общего с постулатами приписываемого ему документа. Известно, что у него не было никаких замыслов относительно завоевания Индии и Константинополя, раздробления Польши для отторжения от нее украинских и белорусских земель, сознательного сталкивания Франции и Австрии.
   Как видно, методы информационной войны были изобретены не в нынешнем и не в прошлом веке: политический пиар имеет длительную мировую историю. Пока будет спрос на них – будет и предложение».
Источник: http://www.vmdaily.ru/article.php?aid=66656