Международный институт генеалогических исследований
Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

И стали на Амуре казачьи посты...

14.07.2008

В первые годы возвращения Приамурья России в середине XIX века самые сложные задачи «Амурского дела» выполняло казачество. Генерал-губернатор Восточной Сибири граф Николай Муравьев сознательно использовал его для колонизации почти безлюдных районов как наиболее подготовленное и приспособленное к местным условиям служилое сословие, умеющее и самостоятельно воевать, и хозяйствовать автономно. В то же время практически ничего не было известно о первых казачьих постах на берегах одной из крупнейших рек Дальнего Востока. Документы, существенно расширяющие наши представления о них, удалось обнаружить в архивах только недавно...

ИНИЦИАТИВА ГЕНЕРАЛ-ГУБЕРНАТОРА

Теорию и практику казачьих постов Муравьев освоил и применил еще на Черноморском побережье Кавказа, где тамошнее казачество было главной опорой управляемой им пограничной линии. Именно за успехи в ее административном продвижении в глубь Западного Кавказа Муравьев стал одним из самых молодых генералов Российской империи.

Сосредоточив в 1855 году войска в устье Амура, Муравьев уберег опорные пункты России на Дальнем Востоке от атак англичан и французов. Этот успех он дополнил другим шагом: приказал временные посты, выставленные на левом берегу Амура для помощи продовольствием возвращающимся войскам, превратить в постоянные пограничные пункты. Правители трех северных провинций Маньчжурии ставились перед фактом существования русских опорных пунктов. Муравьев показал себя грамотным стратегом, настаивая на сохранении казачьих постов. Именно с них началась героическая колонизация приамурских земель россиянами.

Самый известный пост на среднем Амуре был выставлен по прямому приказу Муравьева 21 мая (2 июня по новому стилю) 1856 года близ устья реки Зеи. Одновременно по распоряжению императора Александра II он получил право самостоятельно вести переговоры с властями Китая и губернаторами пограничных провинций Поднебесной. Прежде всего – о прохождении очередного сплава войск и выставлении по левому берегу Амура постов и складов продовольствия для возвращающихся с устья казачьих и солдатских команд. Муравьеву было разрешено за эту уступку предложить маньчжурским губернаторам покупать у русских современные артиллерийские орудия и боеприпасы. И тем подтолкнуть китайского императора к более энергичной войне с англичанами на юге его страны.

Князь Михаил Волконский, личный посланник Муравьева, заявил маньчжурам в Урге, «что главнокомандующий готов помогать Китаю против кого угодно – англичан и французов, лишь бы китайское правительство попросило об этом наше правительство». Это была реализация древнеримского правила: «Враг моего врага – мой друг». Весьма показательна и дипломатическая поездка Волконского в глубь Маньчжурии, для встречи с губернаторами северных провинций Китая. Князь заявил о наличии в распоряжении генерал-губернатора Восточной Сибири 100-тысячной армии, и его приказе выставить посты на левом берегу Амура – без обсуждения и каких-либо обязательств по снятию их после выполнения первоначальной миссии.

РЕЗУЛЬТАТ ОДНОЙ ОШИБКИ

Расстановкой постов на среднем Амуре руководил военный губернатор и наказной атаман Забайкальского казачьего войска полковник Михаил Корсаков. Первый пост появился 14 мая 1856 года в устье реки Котоманды, в 218 верстах от места слияния Шилки с Аргунью. Известно, что на нем сложили печь, в которой казаки пекли хлеб и снабжали им войска. Второй пост выставили через 350 верст, напротив устья реки Кумары. Третий, Усть-Зейский, – через 210 верст. Всего планировалось иметь пять постов, на которых должен был нести службу личный состав сводной Амурской сотни. Муравьев распорядился разместить на каждом посту не менее 50 казаков.

По приказу наказного атамана Забайкальского казачьего войска Корсакова командование всеми постами поручалось войсковому старшине Хилковскому. Приказом от 29 мая 1856 года предлагалось называть в официальных бумагах посты: 1-й – Котомандским, 2-й – Комарским, 3-й – Главным, или Усть-Зейским, 4-й – Хинганским и 5-й – Сунгарийским. Сначала их занимали солдаты 13-го батальона и казаки, занятые в сплаве продовольствия. Они возводили амбары и казармы из бревен плотов, на которых прибыли, крыли строения наподобие черепицы древесной корой.

Потом на смену пришли казаки сводной Амурской сотни. Они вместе с офицерами находились на постах в течение года, занимаясь разведкой, сбором информации, заготовкой дров, строительством складских и жилых помещений. «Посты Его Императорского Величества» – так официально назывались эти опорные пункты. Словом, за ними стояла вся мощь Российской империи.

После прохода летом и осенью 1856 года войск с устья Амура временные команды Хинганского и Сунгарийского постов были сняты, но казаки сводной Амурской сотни с Усть-Зейского поста сюда не добрались, несмотря на приказ Муравьева. Однако Корсаков его отменил, и это была ошибка: ведь казаки были подготовлены к боевым походам в самых суровых погодных условиях.

В результате на Усть-Зейском посту остались зимовать и нести службу 138 человек, хотя он был рассчитан на значительно меньшее количество людей. Из обнаруженной в архиве книги выдачи водки, которую еженедельно вел сотник Травин, видно, что за зиму умерло 26 казаков.

У команды поста имелись продукты и деньги, на другом берегу Амура находилась маньчжурская деревня Сахалян из 40 домов, где в случае необходимости была возможность закупить продовольствие. Поэтому с определенной долей уверенности можно сделать вывод, что казаков скосила какая-то эпидемия, вызванная скученностью.

Обнаруженная в архиве переписка Муравьева с Корсаковым свидетельствует о негодовании генерал-губернатора в связи с невыполнением его приказа о занятии казаками Хинганского и Сунгарийского постов. 15 февраля 1857 года Муравьев потребовал от Корсакова ранней весной выставить посты уже у устьев Сунгари и Уссури и провести ротацию: «Занимаемые ныне посты Котомандский, Комарский и Усть-Зейский снять вовсе, возвратив состоящих на них казаков в Забайкальскую область, в места жительства. Для занятия же Усть-Сунгарийского и Усть-Уссурийского постов назначить вновь 50 человек по 25 на каждый пост, при двух офицерах, из числа пеших и конных казаков, предназначаемых к поселению на Амуре в лето 1858 года». Задачи вновь выставляемых постов остались прежними, но к ним добавлены осмотр и выбор местностей для поселений 4-й и 5-й сотен Амурского конного полка и пешего казачьего дивизиона.

Муравьев подробнейше описал снабжение казаков, от оружия до теплой одежды, для несения ими годовой службы на вновь учреждаемых постах. Определить места для них должен был топограф подпоручик Попов.

ОСВОЕНИЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

4 апреля 1857 года войсковой старшина Хилковский сообщил Корсакову, что «для занятия Уссурийского поста с 25 казаками мною назначен зауряд-хорунжий Сивириин Андреев Токмаков». Фамилии всех 25 казаков обнаружены и опубликованы в прошлом году историографом Амурского казачьего войска сотником Владимиром Поповым. Такая же команда из 25 казаков при одном офицере на три дня раньше основала пост на левом берегу Амура напротив устья Сунгари. Через год, в 1858 году, здесь высадились пешие казаки, и была основана Михайло-Семеновская станица.

Муравьев, опираясь на донесения топографов, отдал 25 июня 1857 года приказ контр-адмиралу Петру Казакевичу: «Для временного же заведывания вторым отделением сей линии имеет господин военный губернатор Приморской Области, впредь до поселения там казаков, назначить одного из благонадежнейших штаб– или обер-офицеров, в его распоряжении состоящих, которому определить местопребывание в Уссурийском или Сунгарийском посте». Причем места постов он определял так: «В настоящее время между Хинганом и Мариинским постом у нас находятся только два поста: Сунгарийский на левом берегу Амура и Уссурийский на правом (берегу Амура)».

Муравьев продолжал писать Казакевичу 25 июня 1857 года: «Новейшим распоряжением моим, сделанным уже на Усть-Зейском посту, предписано учредить Уссурийский пост на правом берегу реки Амура, ниже устья реки Уссури… Устье этой реки предполагается пограничным нашим пунктом на правом берегу Амура».

Из вновь обнаруженных документов ясно, что в конце мая или в первых числах июня 1857 года подпоручик Попов определил место, а зауряд-хорунжий Токмаков высадился с частью казаков и начал обустраивать пост на правом берегу Амура, где в него впадает Уссури. Именно к Уссурийскому посту приплыл из станицы Благовещенской Муравьев 31 мая (12 июня) 1858 года. Получив от казаков подробную информацию о лучших местах для основания штаб-квартиры 13-го сибирского линейного батальона, генерал-губернатор сплавился на основное русло Амура и приказал 3(15) июня начать высадку десанта батальона в устье реки Бури. Так, 15 июня 1858 года Муравьев лично основал селение, получившее название Хабаровка (позже – Хабаровск). А первыми воинами, положившими начало поселениям на Уссури, были казаки из 2-й сводной Амурской сотни.

1 апреля 1857 года Хилковский, выполняя приказ Корсакова, назначил командиров основанных постов. Начальником всех постов, расположенных по левому берегу Амура, и командиром 2-й сводной Амурской сотни стал зауряд-есаул 4-й сотни 4-го полка Сафронов, субалтерн-офицером при нем – зауряд-сотник 5-й сотни того же полка Щеголев.

Посты Уссурийский и Сунгарийский просуществовали в указанных Муравьевым местах год, потом были сняты, а казаки отправлены назад в Забайкальскую область. Но именно они обнаружили, обжили и показали Муравьеву удобные места для поселения казаков и десанта 13-го батальона под командованием капитана Якова Дьяченко. И на месте постов, разведанных казаками, продолжали дальше строиться станица Михайло-Семеновская и селение Хабаровка, где расположился 13-й батальон.

Таким образом подтверждены сведения о существовании в 1856–1857 годах пяти казачьих постов на Амуре, хотя известны состав и командиры всего двух. Три казачьих поста пока не изучены, но их документы в архивах имеются.

Можно уверенно утверждать, что 151 год назад генерал-губернатор Восточной Сибири Николай Муравьев однозначно писал об основании казачьих постов на территориях ныне существующих поселка Ленинское (станица Михайло-Семеновская) и селения Казакевичево. А значит, и даты основания этих населенных пунктов необходимо сдвинуть в 1857 год. Было бы справедливо вернуть имя, данное Муравьевым, – Михайло-Семеновская – исторической казачьей станице. Да и всем казачьим станицам, располагавшимся по берегам Амура и Уссури. Именно так мы, наследники героических первопроходцев-россиян, можем и должны отметить 150-летие подписания графом Николаем Муравьевым-Амурским Айгуньского договора и 200-летие со дня рождения этого выдающегося человека, генерал-губернатора Восточной Сибири.
Источник: http://nvo.ng.ru/notes/2008-07-11/16_kazaki.html