Международный институт генеалогических исследований
Карта сайта Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Кому принадлежит ваше имя: вам или государству?

10.12.2007
Известный предприниматель Евгений Гомберг занимается не только бизнесом. Он восстанавливает памятники, высказывается в прессе по разным вопросам. Недавно он выступил с серией полемических статей на тему переноса нелатышских фамилий в латышский язык. Эта тема и стала предметом разговора Татьяны Фаст с Евгением Гомбергом в программе «Давайте разберемся» на Радио Балтком. Предлагаем эту беседу в сокращении.

-- Женя, по твоим статьям я поняла, что ты вполне сжился с буквой «с» в конце своей фамилии в паспорте. В отличие от Руслана Панкратовса, который подал иск в Европейский суд и считает такое написание дискриминацией, ты полагаешь, что это патриотично, грамотно и справедливо. Скажи честно, зачем ты ввязался в этот спор? Тебе за государство обидно?

-- Ни в коем случае, патриотизм тут не при чем. Просто когда в обществе долго идет какая-то дискуссия, а аргументы, которые мне кажутся самоочевидными, в ней все не появляются, вот тогда я, по Игорю Северянину, «…вдохновляюсь мгновенно и берусь за перо». Почему я вообще ввязываюсь? Общественное сознание — это сумма сознаний каждого из нас. И если в дискуссию вбрасываешь свежую мысль, обязательно новую, то идей становится больше, и общественное сознание становится богаче.

-- Согласна! Но тем не менее, после того как ты выступил в прессе со своим мнением, сторонников того, что проповедуешь ты, я не заметила.

-- А я не занимаюсь вербовкой сторонников. Я же не политик, мне не нужно, чтобы все как один умерли «в борьбе за это».

-- Напомни твою позицию, многие могут быть просто не в курсе…

-- Очень просто. По Карнеги — «Как перестать беспокоиться и начать жить». Жить легче, если воспринимать действительность такой, какая она есть. Меня спрашивают: «Вы поддерживаете букву «с» или нет?  Вы выступаете за латышизацию?» Я ни за что не выступаю. Ситуация такова, что мы волей-неволей оказались вытеснены из географического ареала русского языка. Это факт, но он вызывает недовольство, обиды. Моя позиция вот в чем: то, как ваша фамилия написана на латышском языке, это, вообще говоря, вашей фамилии не касается. Это внутреннее дело латышского языка.

-- А разве это не внутреннее дело личности, чья фамилия искажается?

-- Искажение фамилии — проблема не русско-латышская, она шире. Она возникает при любом переносе фамилии в иной алфавит. У нас же проблема замешана на обиде. Если бы вы по собственному желанию, скажем, уехали жить в Америку, то последнее, чем бы вы занимались,  — качали права, что вашу фамилию как-то не так пишут. Потому что ваш выбор был бы добровольным. А у нас выбора не было.

-- Вот в этом-то и большая разница. Принципиальная.

-- Да, нас не спросили. Но результат таков, каков он есть. Сегодня мы живем в стране, где государственным языком является латышский. Что с этим спорить? Спросите, поддерживаю я теплую погоду или мороз? И бороться с этим не собираюсь. В обозримом будущем ситуация не изменится.

-- А вот Руслан Панкратовс считает, что есть шанс вернуть фамилию Панкратов с помощью Страсбургского суда. Он хочет, чтобы его фамилия была написана так, как досталась ему от предков.


-- И это у него никоим образом не получится. Потому что это невозможно вне кириллицы. Мне вообще кажется, что написание фамилий вне русского языка (вынесту латышский за скобки) уязвляет в первую очередь людей, которые не привыкли к иным языкам, кроме родного. 

-- Все это так. Но если вспомнить о фамилиях Шишкин, Пышкин и других, то проблема выйдет за рамки языкознания. Или вспомним историю с фамилией Ментцен, которая стала Менцене, то есть изменила смысл и превратилась в Тресковую.

-- Как только фамилия попадет в другой язык, она дальше подчиняется законам этого языка, будь то латышский, испанский и так далее. Она будет навсегда искажена.

-- Под свои грамматические правила в Европе подгоняют фамилии только три страны — Латвия, Литва и Ирландия. А остальные пишут так, как желает ее владелец.


-- По каким бы правилам вы русскую фамилию ни писали, если это не кириллица, фамилия будет искажена. ее уже никто не сможет произнести точно так, как вы хотите.

-- Недавно газеты писали про Шишкину, которая готова была согласиться и на английскую транслитерацию своей фамилии. Но ДГИ ей так и не разрешил. Их обижает, что в латвийских паспортах фамилия она стала означать определенную часть женского тела.

-- Если читать латышский текст по-русски. Давайте не будем о глупостях.

-- Но это вопрос по существу! Должно ли государство считаться с правами личности при написании фамилии в паспорте или оно все решает само. И речь не просто о счетах из отеля или рецептах. Паспорт — документ, который идентифицирует личность. Без бумажки ты букашка. И если в паспорте твоя фамилия искажена, то у человека будут претензии.

-- Заметьте, Шишкин уже по-русски произносится не так, как пишется — Шышкин. Потому что русская орфография хромает. Русскую орфографию не раз пытались реформировать, чтобы приблизить звучание к написанию. Почему слово «рожь» пишется с мягким знаком, а слово «нож» -- без мягкого? Или зачем мягкий знак на конце слова «мышь».

-- Но мы говорим не о правилах правописания, а о правах человека, который имеет право отстаивать написание своей фамилии в той транслитерации, которая его устраивает.

-- Если на то пошло, то в статьях я привлек внимание к тому, что в латвийском паспорте есть 4-я страница, на которой вы можете написать свою фамилию, как хотите, латинскими буквами.

-- Я специально взяла с собой паспорт гражданки Латвии, где нет никакой специальной страницы. 4-я страница чистая.

-- Это у тебя здесь чисто. А у меня написано Eugene J. Gomberg. С отчеством, заметь. Там еще по желанию можно указать национальность.

-- И ты ее заполнил по собственному желанию?

-- Ну да. Потому что у меня с 1989 года кредитная карточка, где мое имя именно так и написано, по-английски. .

-- Хорошо! Но откуда человек может знать, что на 4-й странице он имеет право свою фамилию изобразить так, как он хочет?


-- Конечно, у него есть право не знать все, что угодно. Проще подать иск в Европейский суд, чем прочесть правила выдачи паспортов, которые висят на стене в паспортных столах. После моей статьи, кажется, Нил Ушаков, даже объявил акцию по смене паспортов и заполнению 4-й страницы. «Депутаты нашей фракции, — говорит, — уже побежали менять». Интересно узнать, поменяли? 

Реклама
<a href="http://ap.delfi.lv/l?region=299&bust=622840" target=_top><img src="http://ap.delfi.lv/i?region=299&bust=622840" border=0 width=180 height=150></a>

-- Ну, раз этот закон нигде не опубликован и его не разъясняют при выдаче паспорта, естественно, что основная масса людей этого просто не знает.

-- Как это, закон не опубликован? Но если уж теперь я им рассказал, пять лет спустя, теперь все хорошо? Уже Шишкин может себя писать, как хочет? И в новом паспорте, европейском, есть страница, где вы можете написать свою фамилию, как хотите, но латиницей! Подчеркиваю: это латинские буквы никакого языка. А на никаком языке и правила произношения никакие.

-- Тем не менее Стасбургский суд принял иск Панкратова к рассмотрению. Значит, увидел в нем предмет спора.

-- Я не вижу в этой технической проблеме нарушения прав человека. Россияне так же мучаются с иностранными паспортами, только им жаловаться не на кого. Есть методы транскрипции, транслитерации,  стандарты ISO. Не нужно техническую проблему воспринимать как оскорбление. Надо более эрудированно относиться к взаимоотношению языков, тогда можно избежать некоторых проблем.

Вот вы знаете, что в латышском языке нет слова «латыш»? Оно -- русское. Русские купцы, приезжая сюда, спрашивали местных немцев: «А это кто?». Те и отвечали: «Lettishe» — латыш. А латыши себя называют «латвиеши»,  жители Латвии, латвийцы. Вайра Вике-Фрейберга как-то раз объявила себя президентом всех «латвиешей». Русские жутко обиделись! «Ах, латышей? А мы кто?!» -- спрашивают. А Вайра понимает русский в объеме Чебурашки. Она ж не знает, что в русском языке «латыш» -- это этнический латыш, а не латвиец. житель данной территории. И не могла взять в толк, в чем ее упрекают. Я же говорю: «криеву исцелмес латвиеши». Латвийцы — не латыши -  русского происхождения. Она ничего плохого не имела в виду, а ее обвинили, не понимая этой языковой тонкости.

«S» на конце вашей фамилии — это внутреннее дело латышского языка. У него есть правила, и эти правила стоит уважать. Как минимум. Если мы хотим, чтобы уважали русский. Без S в латышском языке существительное попадает в звательный падеж, это будет не «Панкратов», а «Эй, Панкратов!». А ваша собственная фамилия остается с вами. Считайте, что S на конце русской фамилии не произносится. Для меня лишняя S — как восьмая цифра в номере мобильника! Почертыхался и привык.

-- Хороша восьмая цифра, если она влечет за собой экономические проблемы! Например, связанные с имущественными правами. Не буду далеко ходить, несколько лет назад мой муж судился из-за квартиры в Новосибирске и вынужден был два раза туда летать только из-за буквы «с» в новом паспорте. А еще один  знакомый чуть не лишился счета в голландском банке, когда поменял паспорт.


-- Действительно, написание фамилии имеет юридические имущественные аспекты. Только это не связано с проблемой «латышизации». Это техническая проблема переноса кириллицы в любой алфавит, в том числе и латышский.

-- Как ты думаешь, чем закончится дело Панкратовса в Европейском суде?

-- Не знаю. Не думаю, что он чего-то добьется. Скорее всего, вердикт будет обтекаемым, с учетом закона о языке. Было бы неплохо, если бы Европейский суд  рекомендовал на 4-й странице использовать и кириллицу.

Надо правда понимать, что закон о языке интерпретирует каждый конкретный чиновник, нередко довольно безграмотный и упертый. Это, думаю, относится к фамилии «Ментцен». Знаю женщину, фамилия которой по мужу английская — Thomas. Произносится Томас. Ну, напишите в паспорте «Tomase». Нет, она — «Тхомасе». Почему в этом случае применена транскрипция, а не транслитерации, вопреки своим же собственным правилам?

-- Не кажется ли тебе, что чиновник, радея за государство, в своем усердии может сделать человека нелояльным к этому государству, причем из-за ерунды…

-- Ну… Нелояльным сделать не так просто — это сидит внутри каждого.

-- Та же Шишкина 8 лет судилась, не желая быть Сиськиной. В итоге перешла на девичью фамилию Осаулко. Видимо, решила, что с этой фамилией ей будет легче.

-- Вот видишь! А перешла бы сразу — 8 лет жизни бы сэкономила.

-- Но человек хотел остаться с той фамилией, с которой жил. Есть интересный вопрос с портала Delfi. «У меня в руках российский паспорт на фамилию Миллер. Она напечатана на трех языках — русском, английском и латышском. Ни в одном из написаний нет буквы «с». То есть Латвийское государство, выдавая мне вид на жительство, не стало применять принцип главенства латышской грамматики, а применило принцип главенства личности. Евгений, вас не смущает, что вы оставляете за государством право на избирательную принципиальность? То есть получается, что вы отстаиваете принцип, по которому иностранец, проживающий на территории Латвии, имеет больше прав, чем ее гражданин?»

-- Да я вообще ни за что не выступаю. Я излагаю свою позицию. Она состоит в том, что S в конце моей фамилии на латышском — это не мое дело. Моя фамилия остается со мной. Например, мой электронный адрес — Gomberg, и никто меня не заставит писать иначе. Но когда я диктую адрес латышам, то считаю необходимым из вежливости добавить, что без «s» — это по-английски.

А если господину, задавшему вопрос, не приписали букву «S», скорее всего, кто-то проморгал. Потому что это против общих правил.

Напоследок хочу прочесть из Шекспира. «Что значит имя? Роза пахнет розой, хоть розой назови ее, хоть нет. Ромео под любым названьем был бы тем верхом совершенств, какой он есть.».

-- Красиво. Но думаю, что Шишкин и Панкратов с тобой все-таки не согласятся.


-- Я никого не хочу перевоспитывать. Особенно тех, чья позиция -  «не смущайте меня фактами, я уже составил свое мнение».
Источник: http://rus.delfi.lv/news/daily/interview/article.php?id=19720390