Международный институт генеалогических исследований
Карта сайта Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Древние рукописи охраняют десятки котов и кошек

05.12.2007

Усатые охранники Российского государственного архива древних актов - это коты и кошки

Кляксик, Цапа, Злючка, Беретка, Кармен, еще несколько десятков кошек и котов… Все вместе усатые охранники Российского государственного архива древних актов (РГАДА) собираются только за обедом.
   За считанные минуты они уплетают корм, разложенный на чистые пластиковые тарелочки, и разбегаются кто куда – большая часть кошек живет здесь на полулегальном положении. Однако именно благодаря им вот уже больше 10 лет полчища грызунов, крыс и мышей обходят архив стороной.
   Получается, кошки стоят на страже нашей истории.
   Кавалеры сбежали от Кармен
   – А где же Тетка? – беспокоится архивариус и по совместительству кошачья опекунша Инна Иванова. Всех своих подопечных она знает «в лицо», по именам и помнит их родственные связи до седьмого колена. Она может погладить любую киску – и та в знак особого расположения по-свойски потрется о ее ноги. Абсолютному большинству других людей кошки не доверяют. От меня так вообще сиганули в разные стороны, хотя я предлагала им не абы что, а свежайший говяжий фарш. Даже сладкоголосое «кис-кис-кис» не помогло. К моей еде осторожные киски подошли только тогда, когда я удалилась на приличное расстояние.
   – Все кошки очень добрые, ласковые… Это жизнь их сделала осмотрительными, – объясняет Инна Иванова и знакомит меня с усато-полосатой компанией. – Это Кляксик – видите, у него черное пятно на мордочке. Это Малыша, она взрослая кошечка, но очень изящная, как котенок. Кармен – дама с характером, отсюда и кличка. Долгое время она командовала двумя котами – так и жили втроем. Правда, потом кавалеры сбежали на хоздвор, оставив ей в наследство трех котят. Сейчас вот думаем, куда их пристроить.
   Основная часть архивных кошек – выходцы из типографских подвалов, расположенных на территории архива. Путевку в жизнь отсюда получили десятки мурлык. Предоставленные сами себе, в последние годы они активно плодились и размножались. Особо сообразительные даже сумели сделать головокружительную карьеру, попав из трущоб… в кабинет заместителя директора.
   Вальяжный «квазимодо»
   Пока мы идем к главному зданию архива, только и разговоров, что о главном коте – Зайце.
   – Он такой красавец! – восхищаются сотрудницы архива. – И окрас у него редкий – «коровий» (белый с черными пятнами), таких кошек Петр I из Голландии вывез.
   Я мысленно рисую себе образ вальяжного красавца, а меня встречает матерый разбойник с побитой мордой.
   – Вот вчера пришел без верхнего клыка, видно, опять с кем-то подрался, – сокрушается Инна Иванова. – Но вы не смотрите, что он весь в шрамах и царапинах. Это ему молодежь на пятки наступает, вот и приходится отстаивать свое реноме. Он здесь главный – все кошки его. Это, кстати, видно невооруженным глазом – среди подрастающего поколения больше всего белых в черных пятнах кисок.
   – С декабря по июнь Заяц большую часть времени на улице проводит, а сейчас – отдыхает, силы копит. Хоть щечки и бочка у него немного округлились, – Идея Андреевна Балакаева, замдиректора архива, ласково треплет кота за щечки, которые аж со спины видны. Кот уже возлежит на ее рабочем столе, подставив для дальнейшего поглаживания живот. Он просто млеет, выставив розовый язычок.
   – А почему кота Зайцем назвали? – спрашиваю женщин.
   – Он поначалу очень трусливый был, его то и дело гоняли тогдашние авторитеты Вася с Ксюшей, – рассказывает Инна Иванова (именно ее доброе сердце растопил кот семь лет назад и с тех пор прописался в архиве). – С весны до осени он жил во дворе, и как-то раз, когда на улице лил дождь, я пожалела его – пустила в читальный зал. – С тех пор кота как подменили, он здесь утвердился. Днем «работал» в читальном зале – сидел под лампой, ночевал где придется. А раз в два–три месяца Заяц отправлялся вместе со мной на обход хранилищ. Не суетился, не убегал – шел рядом, как собачка. Понимал, наверно, что на работе.
   А поработать тогда было над чем. Мышей регулярно видели в хранилищах, они даже в железные сейфы с книгами умудрялись пробираться. Полностью книги, конечно, не съедали, но обгладывали самое вкусненькое – кожаные переплеты, золотое тиснение. Сейчас мышей в архиве нет, но Заяц по-прежнему вхож в читальный зал. Его знают все постоянные посетители. Если с ним поздороваются, он непременно мявкнет в ответ. Кота настолько полюбили, что даже разрешили ему жениться официально. Архивной подруге Зайца, кошке Лизе, шесть лет.
   – Она сама его выбрала, – улыбается Инна Иванова. – Пришла 5-месячным подростком – такая вся из себя недотрога – и начала перед Зайцем хвостом вертеть. А тому хоть и было уже 3 года, он все равно выглядел мальчиком-одуванчиком.В общем, охмурила его Лиза и тоже пробилась на постоянное проживание в архив. Умудрилась прописаться в кабинете замдиректора – там они с Зайцем и живут.
   Откуда они взялись
   Рассказывают, что в архиве Министерства юстиции, созданном в 1886 году (со временем его преобразовали в Государственный архив РФ), кошки обитали всегда. И не только в подвалах, но и в хранилищах. В XIX веке многие сотрудники жили семьями в архивном городке, располагавшемся прямо на территории учреждения – понятно, что очень скоро они тоже обзаводились кисками. В 90-х годах прошлого века в скрижалях архивной истории главной киской значится некая Муся. Говорят, неряхой была ужасной: ее белоснежной шерсткой можно было полюбоваться только после дождя. Тем не менее, Мусю очень любили, подкармливали вкусненьким – и она, как и Заяц, была вхожа в читальный зал.
   Без казенного пайка
   Долгую историю существования архивных кошек Инна Иванова рассказывает, пока мы обходим основные места их кормления. За каждым закреплен определенный сотрудник. Елена Руднева, специалист Государственного архива РФ, к примеру, отвечает за доставку разносолов на паперть.
   – Каждый день приношу фарш: говяжий, куриный, индюшачий, – рассказывает Елена. – Если мяса нет, покупаю сухой корм или дешевую колбаску. Творог, молочко – тоже обязательно.
   А ведь прокормить ораву мурок – дело накладное. Например, 2-килограммовая упаковка сухого корма стоит 180 рублей, а хватает ее всего на два дня.
   Инна Ивановна и Елена с завистью рассказывают, что во Дворце английской королевы хвостатые охранники – русские голубые кошки – получают государственный паек. Будто бы их род пошел от киски, подаренной еще Екатериной II.
   В Австрии кошкам за вклад в дело сохранения доверенных им ценностей выплачивают пожизненную «пенсию» – свежее молоко и мясо. В России же отношение к животным далеко не такое уважительное. Даже в Эрмитаже, где до революции кошки официально числились на довольствии, сейчас около 50 мурок сотрудники кормят в складчину.
   – А наших кошек не то что кормить за казенный счет не хотят, их вообще несколько раз пытались истребить, – возмущаются сотрудницы архива. – Те, кому это взбрело в голову, даже не понимают, какой опасности они подвергают архивные ценности. Вот в Архиве Москвы примерно два года назад взяли и уничтожили всех кошек. Так вскоре крыс там стали находить в коробках для документов, в хранилище стало страшно работать. Пришлось им кошек возвращать, да еще брать в аренду такс.
   Образованный котеночек не нужен?
   Тем не менее руководство объединения, на балансе которого находится архивный городок – а это 10 зданий – обеспокоены тем, что кошек становится все больше.
   – Если в кошках действительно есть необходимость, сотрудники архива должны организовать кормление и уход за ними. Пока этого нет, – сказал Вячеслав Богданов, директор ОЭТО, и продолжил неожиданно. – Не было бы в законе статьи о защите животных от жесткого обращения, мы бы этих кошек…
   – Уничтожили? – подсказывает Инна Иванова.
   – Зачем же? Может, отвезли бы куда подальше и выпустили. Единственным разумным решением проблемы могла бы стать стерилизация животных, но к этому опекуны кошек относятся с осторожностью. Они опасаются, что под предлогом стерилизации животных увезут и просто уничтожат. И действительно, таких случаев достаточно. Люди, даже имея на руках ветпаспорта животных, не могут отстоять своих питомцев. А еще сотрудники архива не без основания опасаются, что, обленившись и раздобрев после операции, кошки перестанут ловить мышей да и вообще не смогут выжить на улице.
   Так что пока женщины решают проблему по старинке – пристраивают котят в хорошие руки. Кстати, если кто-то из читателей «ВМ» захочет взять себе архивного котеночка, он может позвонить по телефону 246-31-57
   В фондах Российского государственного архива древних актов (РГАДА) собраны документы аж с ХI и до начала ХХ веков: рукописные книги, фонды учреждений, личные фонды – всего более 3 млн единиц хранения. Ценнейшую часть материалов РГАДА составляет коллекция древнейших хартий и рукописей из личных архивов великих и удельных князей. Наиболее ранний документ из этой коллекции – договорная грамота Великого Новгорода с великим князем тверским и владимирским Ярославом Ярославичем 1264 года.
   Не меньшую ценность представляют законодательные памятники ХI–ХVII веков: Русская Правда, Судебник 1497 г. Ивана III, Судебник Ивана IV 1550 г., подлинный столбец Соборного уложения 1649 года. С этими документами обращаются с особой осторожностью: их не дают по первому требованию, чаще используют микрофильмы, поэтому большую часть времени они находятся в сейфах хранилищ.
   Еще в архиве хранятся родовые и личные фонды крупнейших землевладельцев, промышленников, государственных деятелей дореволюционной России: Бобринских, Воронцовых, Гагариных, Голицыных, Гончаровых, Демидовых, Паниных, Шереметевых, Шуваловых, Юсуповых и других.
   Мнения специалистов:
   Александр КОНСТАНТИНОВСКИЙ, ветеринарный врач:
   – Поведение кошек после стерилизации сильно не изменится, они просто могут стать поспокойнее. И место своего обитания они вряд ли покинут, мышей тоже будут ловить, равнодушными останутся только к котам. С котами другая ситуация – для них половой инстинкт первичен. Ученые даже проводили исследования: если во время полового акта кошка видела мышь, она обязательно ее преследовала, кот же – никогда. Поэтому кастрированные коты среди своих полноценных собратьев часто чувствуют себя неуютно и даже могут подвергаться гонениям. Если же котов не кастрировать, они будут постоянно уходить на поиски невест. Правда, удовлетворив свои потребности, скорее всего, вернутся, потому что они, как и кошки, очень привязаны к месту обитания.
   Ирина НОВОЖИЛОВА, президент Центра защиты животных «Вита»:
   – Полностью уничтожать архивных кошек было бы, конечно, опрометчиво. Это факт известный: уходят кошки, и тут же, в геометрической прогрессии, плодятся крысы. Однако численность кошек необходимо контролировать, и самый цивилизованный вариант – планомерная стерилизация. Опасения, что изменится поведение животных, напрасны. Во многих приютах прекрасно уживаются как стерилизованные особи, так и их полноценные собратья – и никто никого не гоняет. 

Автор: Ольга ЩЕРБАКОВА

Источник: http://www.vmdaily.ru/article.php?aid=45185