Международный институт генеалогических исследований
Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Семейные связи в политике

09.05.2016

Практически с самого возникновения такого понятия, как власть, ответственность за управление группами людей, а также соответствующие привилегии передавались по наследству. Однако даже там, где принцип семейственности не провозглашался, можно заметить его характерные черты, поскольку человеку с влиятельными родственниками проще добиться успеха в определенных областях. Так возникли целые династии в политике. Подобный подход сохраняется и в наши дни.

Представители западных стран любят говорить о ценностях демократии, в частности о необходимости сменяемости власти, однако на деле демонстрируют несколько иной подход: большое значение уделяется семейным узам, что позволяет говорить о существовании настоящих кланов в политике. И речь идет не о монархиях, где передача власти по наследству не считается европейскими и американскими политологами нарушением демократического принципа, а о куда как менее явном процессе.

Пожалуй, наиболее явно этот подход прослеживается в США. Политиков, стоявших у истоков страны, принято называть отцами-основателями, и с тех пор среди правящей элиты прослеживается определенная семейственность. Так, предшественник Барака Обамы на посту главы государства Джордж Буш не зря обычно упоминается как "младший": незадолго до его президентского срока – с 1989 по 1993 годы, страной руководил его отец Джордж Герберт Уокер Буш.

Более того, отец Джорджа Буша – старшего Прескотт также занимался политикой. Он был избран в сенат от Коннектикута, а также занимал должность директора американского инвестбанка Brown Brothers Harriman.

Примечательно, что еще один его сын – Джеб Буш – претендовал на руководство страной, однако был вынужден снять свою кандидатуру, не видя шансов конкурировать с другими представителями Республиканской партии. Кроме того, большие вопросы вызывала его способность противостоять Хиллари Клинтон, выдвинутой демократами. Ее кандидатура также служит лишним подтверждением приверженности американской политической системы семейным ценностям. Муж Хиллари – Билл Клинтон – является 42-м президентом США, он занял эту должность в 1993 году, а покинул в 2001-м, "разбавив" Бушей. И хотя Хиллари еще не стала хозяйкой Белого дома (а большинство политологов уверены, что именно ей предстоит стать первой в американской истории женщиной-президентом), уже сейчас можно говорить о некоей преемственности.

В конце концов, Хиллари Клинтон занимала должность госсекретаря США. Именно жена 42-го американского лидера во многом определяла внешнюю политику страны, в частности ее действия на Ближнем Востоке.

Еще одна известная фамилия – Кеннеди. Джон Кеннеди был президентом, его братья Роберт и Эдвард также занимались политикой. После убийства Джона в 1963 году и Роберта в 1968-м прежних высот эта династия не достигала, однако не исчезла из политического поля США.

Среди Рузвельтов раньше всех до президентского кресла добрался Теодор: он возглавлял страну с 1901 по 1909 годы. Его сын до руководства США не дошел, ограничившись управлением подконтрольных Америке территорий: с 1929 по 1923 годы был губернатором Пуэрто-Рико, с 1932 по 1933 годы – генерал-губернатором Филиппин. Зато Франклин Рузвельт, в 1933 году ставший 32-м президентом США, вошел в историю как единственный глава Белого дома, который избирался на должность более двух раз. Свой пост он покинул только в 1945 году. Другие представители фамилии также играли и продолжают играть заметную роль в американской политике.

Рокфеллеры, больше известные как семья талантливых предпринимателей, также не гнушаются заниматься политикой. Так, Нельсон Рокфеллер занимал должность губернатора штата Нью-Йорк с 1959 по 1973 годы, а также дважды пытался стать кандидатом в президенты США от Республиканской партии, впрочем, неудачно. Это не помешало ему стать вице-президентом при Джеральде Форде в 1974-1977 годах. Его брат Уинтроп был губернатором Арканзаса, а Дэвид занял пост директора Совета по международным отношениям США.

Другие страны Запада также демонстрируют  приверженность семейным традициям.

Например, множество родственных связей можно обнаружить в политической элите Великобритании, даже если не брать в расчет Виндзоров, которые на протяжении столетия ее возглавляют.

Так, Дэвид Кэмерон, премьер-министр королевства, является потомственным аристократом. Его род происходит от английского короля Вильгельма IV. Примечательно, что род жены Кэмерона Саманты Гвендолин Шеффилд – также аристократический: она ведет свою родословную от британского монарха Карла II.

Еще один хорошо известный во всем мире английский политик – мэр Лондона Борис Джонсон – тоже может похвастаться родственными связями в политике. Его отец Стенли Джонсон был одним из первых уполномоченных объединенной Европы по контролю за загрязнением окружающей среды.

Сохраняют верность традициям и в Италии, стране, которая подарила миру некогда самую влиятельную семью своего времени – Медичи. Так, ее нынешний президент Серджо Маттарелла является сыном другого влиятельного политика – Бернардо Маттареллы, который провел в составе правительства в общей сложности 12 лет. Премьер-министр страны Маттео Ренци также родился в семье с политическим прошлым: его отец Тициано представлял Христианско-демократическую партию в коммунальном совете Риньяно-суль-Арно с 1985 по 1990 годы.

Куба – Остров свободы, рожденный в пламени революции. Его население также решило довериться семейной преемственности при управлении страной. После того, как Фидель Кастро был вынужден покинуть пост из-за проблем со здоровьем, место у руля занял его младший брат и соратник Рауль, который до этого на протяжении 50 лет возглавлял Министерство обороны Кубы.

Говоря о преемственности во власти, нельзя не упомянуть Белоруссию. Дети президента страны Александра Лукашенко слишком молоды, чтобы строить самостоятельную политическую карьеру. Тем не менее сам он часто появляется на официальных мероприятиях в их сопровождении, отмечая, что "есть кому перенять эстафету через 20-25 лет".

В России говорить о какой-либо передачи власти по наследству не приходится уже сотню лет. Тем не менее зачастую дети, видя успешных на политическом поприще родителей, решают выбрать для себя такую же судьбу. Можно сказать, что сегодня россияне наблюдают возникновение новых политических династий.

Так, сын бессменного лидера ЛДПР Владимира Жириновского Игорь Лебедев является депутатом Госдумы третьего-шестого созывов и занимает должность заместителя председателя нижней палаты парламента. Родители специально сменили ему фамилию, чтобы она не мешала ему строить самостоятельную политическую карьеру. Кстати, это не помешало Игорю Лебедеву добиться успеха.

Глава КПРФ Геннадий Зюганов решил не менять своим детям фамилию. Благодаря солидному трудовому и жизненному стажу, он может наблюдать политические успехи не только детей, но и внуков. Один из них, Леонид Зюганов, занимавший должность помощника депутата Московской городской думы в 2014 году, одержал победу на выборах в депутаты городского Законодательного собрания.

Сын вице-премьера России Дмитрия Рогозина Алексей в какой-то мере продолжает дело отца, занимаясь оборонными проектами страны. С апреля 2016 года он занимает должность заместителя директора департамента имущественных отношений Министерства обороны России.

Эксперты предсказывают большое политическое будущее "первому межфракционному ребенку" Ивану. Его родители – депутаты от "Единой России" Мария Максакова и КПРФ Денис Вороненков. Ребенку пока нет и года, он не может говорить, не то что решать, с чем свяжет свою судьбу. Однако обстоятельства его рождения указывают на то, что в парламентской деятельности его должен ждать заметный успех.

Источник: http://www.dni.ru/polit/2016/5/4/335811.html