Международный институт генеалогических исследований
Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Томас Шек: Даже через 70 лет мы имеем право расследовать военные преступления

04.05.2014

Немецкий прокурор, представитель Центрального ведомства управления юстиции земель ФРГ по расследованию нацистских преступлений Томас Шек 26 апреля закончил работу в белорусских архивах. В интервью БелаПАН он заявил, что у военных нацистских преступлений нет срока давности, и потомки жертв должны знать правду о том, что же произошло с их родителями и прародителями на самом деле.

"По немецким законам убийство не имеет срока давности, — говорит Шек. — И не важно, старый преступник или молодой — убийство будет расследоваться и через 50, и через 70 лет. Если его в то время нельзя было раскрыть, оно будет раскрыто сейчас. 

Вначале, когда Центральное ведомство создавалось, у нас было более 120 сотрудников, которые работали над делами. Сейчас у нас только шесть прокуроров и судей. Конечно, время упущено. Потихоньку мы наши дела уже закрываем. 

Наше ведомство не решает, будет человеку вынесен обвинительный приговор или нет. Мы не возбуждаем уголовные дела, мы расследуем преступления, собираем информацию и передаем ее в прокуратуру. А там уже решается, будет ли против человека выдвинуто обвинение. Как говорит руководитель нашего ведомства, даже по прошествии 70 лет мы имеем право расследовать военные преступления, чтобы рассказать потомкам жертв, что же произошло на самом деле. Для них это своего рода облегчение — узнать, что было с их матерями, отцами, бабушками и дедушками".

На вопрос, какие именно военные преступления чаще всего инкриминируются обвиняемым, Шек ответил: "Первое, что мы расследуем, — это убийства. В Национальном архиве в Минске мы работали с подобными документами. Например, ефрейтор такой-то расстрелял там-то пять мирных граждан. Второй вариант — наша работа в Южной Америке. Там мы перепроверяем фамилии и имена тех, кто после войны бежал за границу и там попросил политического убежища. Мы собираем эти имена, проверяем у нас в картотеке, проходили ли они по какому-то делу. И третий вариант — это люди вроде охранников в концлагерях. Да, они были маленькими людьми, но работа в концлагере рассматривается как соучастие в преступлении. Это сложно доказать, но несколько таких дел были возбуждены прокуратурой. Чем это все закончится, еще пока неизвестно".

Источник: http://belapan.com/archive/2014/04/30/media_germany_v3/