Международный институт генеалогических исследований
Карта сайта Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Предки. Прадеда руководителя филармонии расстреляли на глазах прихожан

25.02.2014

На днях в Георгиевской церкви Владимира прошёл вечер памяти первомученика Петра СКИПЕТРОВА, погибшего в 1918 г. в Петрограде: он был священником и призвал солдат, которые пришли в Александро-Невскую лавру, не обижать прихожан.

Его расстреляли на глазах у паствы. А в 2001 г. канонизировали.

Почему же вечер памяти духовного лица из Санкт-Петербурга уже во второй раз проводят во Владимире?

Дело в том, что отец Пётр - родом из села Станки Вязниковского района. Семья Скипетровых значится в списке вязниковского дворянства. Более того, художественный руководитель Владимирской областной филармонии, Заслуженный деятель искусств России Анатолий АНТОНОВ - правнук родного брата Петра Скипетрова - Михаила.

Впрочем, поводов пообщаться с Анатолием Ивановичем и так более чем достаточно: 7 марта - 50 лет их совместной жизни с супругой Беллой Константиновной; приближается и его собственный юбилей - 70-летие. 25 лет - оркестру русских народных инструментов, который создал Антонов и которым он бессменно руководит. Да и филармонии в этом году «стукнет» 70 - правда, осенью. Но начали мы разговор с истории рода

Землячество помогало

Людмила Потребина, vlad.aif.ru: - Анатолий Иванович, давно ли вы сами узнали свою родословную?

Анатолий Антонов: - В начале 2000-х. Ещё мать перед смертью говорила: «Ищите Скипетровых». Первые данные нашёл в областном архиве, потом поиски продолжили в Интернете. Узнал, что церковь в Станках строил мой прародитель Ефим Скипетров. У него было 4 сына; сыновья старшего - Ивана - Пётр и Михаил закончили духовную семинарию во Владимире, затем - университет в Петербурге, где и остались работать. Создали там владимирское землячество и фонд помощи приезжим из родного края; особенно старались помогать семьям, потерявшим кормильцев.

Протоиерей Пётр Скипетров погиб, потому что не смог не вмешаться в попытку новой власти отобрать Свято-Троцкую Александро-Невскую лавру у верующих (на её территории он и похоронен). Его поступок так потряс, очевидно, саму революционную власть, что о нём с уважением писала «Правда». И до 1933 г. попыток отобрать храм у верующих больше не было.

Л.П.: - Это - ещё одна страница героической истории Владимирской земли и её сынов!

А.А.: - И не единственная. Михаил Скипетров, мой прадед, прошёл путь до генерала-контролёра: вёл финансовые проверки в военно-морском ведомстве в Первую мировую войну, был директором и членом правления железнодорожной компании. При его финансовой поддержке строили Суворовский музей в северной столице: его имя значится в перечне благотворителей в табличке на здании. В нашем роду - и Алексей КОЛОКОЛОВ, строитель 25 храмов, в том числе в Ляхах Меленковского района.

Л.П.: - Удалось ли вам найти кого-то из ныне здравствующих представителей рода? 

А.А.: - Нашли данные о родне во Владимире, но пока, к сожалению, познакомиться не удалось. В Санкт-Петербурге живет внучка Петра Скипетрова - Галина Михайловна, ей уже 89 лет. Когда мы впервые позвонили, она отнеслась к нам настороженно. Целый год перезванивались, прежде чем она решилась на встречу. И только увидев документы, которые мы с супругой привезли, поверила, что мы - её родня. Удивляться не приходится: она работала следователем.

Вернулись в родные края

Л.П.: - Как же ей удалось избежать репрессий, происходя из дворянской семьи?

А.А.: - Её бабушка уничтожила все документы, касающиеся родства. А моя мать сохранила: семья к этому времени жила в глубинке. Когда грянула революция, Михаил Скипетров, сам уже серьёзно больной, остался жить под Петроградом, а сыну с семьёй велел ехать в Станки - на родину. Дед перебрался с женой и маленькой дочерью - моей мамой. Не знаю, какое у деда было образование - возможно, ветеринарное. Его взял на работу председатель колхоза по фамилии Графский: дед занимался здесь лошадьми. Когда Графского перевели в Ставрово, он уговорил поехать с ним и деда с семьёй. Там и умерли дед с бабушкой; мать в 16 лет осталась одна. Она закончила дошкольное педучилище в Покрове. Направили во Владимир.

Л.П.: - А что знаете об отце?

А.А.: - Он был кадровым офицером. После ранения под Вязьмой преподавал в пехотном училище Владимира. Даже женившись, он продолжал писать рапорт за рапортом с просьбой отправить его на фронт. Через несколько месяцев после моего рождения он добился своего: в ноябре 44-го вновь воевал.
Погиб под Берлином 24 апреля 1945 г. - перед самой Победой. Он похоронен в Трептов-парке.

Л.П.: - Интересно, что вы выбрали профессию не по примеру кого-либо из родителей. Что же тогда определило судьбу? 

А.А.: - Я много лет был уверен, что сделал выбор под влиянием одного случая. После войны мы несколько лет жили на Украине - в Каменке. Однажды на свадьбе я увидел музыканта: он играл на гармони или баяне, а я стоял напротив и следил за его игрой не отрываясь. А через несколько лет, когда увидел объявление о наборе в музыкальную школу, тайком от матери прошёл 3 км, чтобы записаться туда. И уж потом сказал ей.

А когда спустя много лет начал интересоваться своей родословной, понял, что, наверное, была какая-то предрасположенность от предков, у которых считалось в порядке вещей владеть музыкальным инструментом, а то и несколькими. А тот музыкант на свадьбе, видно, сумел задеть крепко спавшие склонности.
Будет общение - будет и культура

Л.П.: - Ансамбль русских народных инструментов, который вы создали и возглавляете, известен не только в России. Что вам особенно запомнилось в зарубежных поездках?

А.А.: - Произвела большое впечатление последняя поездка - в Иран. Развеялось впечатление об этой стране как о закрытой мусульманской. Да, женщины там закрывают лица. Но в то же время на наших концертах было многолюдно, причём шла в основном молодёжь, которая принимала очень тепло. (А в России наш зритель главным образом - старшего возраста) Ну, и мы выступили так, что, как говорится, показали душу России. Среди иранской молодёжи велик интерес к русскому языку. Нас спрашивали, как попасть в Москву, чтобы изучать язык. Мы побывали и в тегеранской школе, где изучают русский: общались с молодежью на своём родном языке! В посольстве нам показали комнату, где Сталин подписывал исторический документ, положивший конец войне.

В Марокко приём был более сдержанным, но поразили проливные дожди: словно ведром воды окатили - вмиг мокрый. Мгновенно откуда-то появляются продавцы зонтиков, и вся улица - в зонтиках. Очень тепло принимали нас в Польше, где люди простые и добрые. Культура открывает все двери: мы были даже в такой закрытой стране, как Туркменистан, где действует визовый режим. Италия, Таджикистан, Австрия, Румыния, Украина - всего не перечислить. В Москве выступали во всех престижных залах. У нашего коллектива - немало наград. Например, памятный знак концертной программы «Содружество» (их в России всего -14), награда «За вклад в развитие культуры г. Владимира».  

Л.П.: - Какие впечатления оставляет российская глубинка?

А.А.: - Больше всего, конечно, ездим по области. Во многих сёлах и деревнях на концерт приходят полтора-два десятка человек, а то и меньше. Но мы всё равно работаем в полную силу: иначе просто не можем. Люди после концертов окружают нас, расспрашивают. Как-то одна женщина лет 45 сказала: «Давно не видела мужиков в концертных костюмах!» Конечно, жителям глубинки интересно побывать на концерте. Но важнее всего для них, по моим впечатлениям, общение.

Л.П.: - А на федеральном уровне обсуждается вопрос установки на селе мониторов, где жители глубинки смогут увидеть за доступную плату любой концерт: дешевле показать, чем организовать гастроли…

А.А.: - Если это случится, то станет началом конца не только русской культуры, а духовности вообще. Начнут уничтожать культуру на селе - долго ли она продержится в Москве?
Досье

Анатолий Антонов родился в 1944 г. во Владимире. Закончил Владимирское музыкальное училище, затем - Академию им. Гнесиных в Москве. Оркестр русских народных инструментов, который он создал, работая во Владимирской филармонии, признан культурным достоянием России. Антонов был директором театра кукол, работал в управлении культуры Владимира; имеет 10 лет педстажа. Вернувшись в филармонию, с 1984 г. стал её художественным руководителем, а ныне - и арт-директором, а также дирижёром оркестра.

Награждён медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени, орденом Дружбы; Заслуженный деятель искусств России.

Женат, двое взрослых детей, трое внуков.

Источник: http://www.vlad.aif.ru/society/persona/1112005