Международный институт генеалогических исследований
Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

В Минске работает «Школа практической генеалогии»

31.10.2013

На вопросы «НН» ответил ее руководитель и преподаватель, сотрудник Национального исторического архива Беларуси Вадим Врублевский.

— С детства я интересовался собственной родословной, — рассказывает Вадим Врублевский. — Стал опрашивать своих родственников, разыскивать документы, хранившиеся у них и в архивах.

Радость открытия прошлого через имена, характеры и поступки людей ни с чем не сравнима, особенно если учесть, что в венах этих людей текла та же кровь, что и в твоих.

В определенный момент окончательно созрело желание поделиться радостью открытия с другими.

Еще занимаясь на истфаке Белгосуниверситета, в марте 2009 года, мы создали генеалогическое объединение — кружок исследователей генеалогии «Радавод», разрабатывали родословные известных белорусов, работали над созданием библиографического списка по генеалогии и смежным дисциплинам, описанием древних кладбищ Беларуси, оказанием методической помощи людям в поиске их собственных корней.

Но малая заинтересованность молодежи, ограниченный круг участников, поверхностный светский характер кружка обратили мое внимание в другую сторону.

Будучи православным христианином, в июне 2012 года я посетил приход Николая Японского на улице Лидская в минском микрорайоне Каменная Горка и решил молиться и служить при нем. Настоятель прихода — отец Павел Сердюк — приязненно отнесся к моей инициативе — помочь людям познавать самих себя, восстанавливать свою родовую память, открывать тайны истории через судьбы конкретных людей — далеких и близких предков.

В августе 2013 был разработан план занятий школы, определены их темы, объявлен набор всех желающих через подачу заявок со сведениями о родственниках.

На сегодняшний день в этом просветительском проекте в качестве постоянных участников зарегистрировано 35 человек. Некоторые из наших слушателей — жители других городов и поселков (к примеру, Мостов, Крупок, Орши), поэтому

мы ввели заочное обучение, которое осуществляется через электронную рассылку необходимых для занятий материалов.

Кроме лиц, принятых после подачи заявок, наши занятия посещают вольные слушатели, многие из которых со временем также становятся постоянными членами.

Стоит отметить, что это первый проект такого рода в Беларуси и второй на постсоветском пространстве (подобная школа действует в Санкт-Петербуруге и имеет преимущественно светский характер).

НН: Насколько востребованной оказалась деятельность школы? Что вы можете сказать о ее слушателях?

ВУ: Насколько школа оправдает свои цели, покажет время. Все зависит от самих людей, их настойчивости и целеустремленности.

Возрастной диапазон учащихся довольно широк. Самой старшей слушательнице — 74 года, самому младшему — 18.

Школа рассчитана на взрослых людей, осознавших долг перед своей семьей и родом вернуть из забвения утраченные страницы прошлого и передать их детям.

НН: Что именно вы предлагаете слушателям своей школы?

ВУ: Осознать духовный позыв для занятия генеалогией, обозначить первые шаги поиска (начать сбор воспоминаний, описать семейный архив, ухаживать и составить описание могил предков). Рассказываем о происхождении восточнославянских фамилий, имен и прозвищ, предоставляем информацию об основных белорусских и зарубежных монографиях, статьях, списках со сведениями по генеалогии Беларуси, России, Украины, Польши.

Главный блок информации связан со сферой архивоведения, поскольку именно в архивах сохранились уникальные и ценные исторические документы.

Особое внимание уделяется интернет-ресурсам и социальным сетям, которые помогают генеалогическим поискам во времени и пространстве. С целью систематизации собранной информации отдельное внимание уделяется различным видам ее обработки, а именно текстовой подаче, поколенным спискам и схемам, генеалогическим программам.

Это цикл вопросов, которые предполагается преподать слушателям школы в период до Нового года. После Нового года речь пойдет о методике разработки и приобретении навыков в области исследования родословных основных белорусских сословий — дворян, мещан, крестьян и духовенства.

Предполагается привлечь к участию известных специалистов в этих сферах. 4 мая 2014 года — заключительный занятие, его мы посвятим подведению итогов.

НН: Какие условия сегодня сложились для изучения своей родословной? Сотрудничаете ли Вы с какими-либо учреждениями и инициативами?

ВУ: На сегодняшний день заниматься своим родословной — дело почетное и перспективное. Если предки проживали на территории Беларуси и стран ближнего зарубежья, то особых препятствий не существует.

Можно работать в читальных залах архивных учреждений самостоятельно или заказывать проведение исследований силами их сотрудников.

Третий вариант — по договоренности или доверенности над вашей тематикой могут работать частные специалисты-генеалоги.

В Беларуси генеалогией как наукой занимаются специалисты отдельных учебных и научных учреждений, например БГУ и Института истории Академии Наук.

Насколько активной деятельностью в этом направлении занимаются научные и учебные заведения в регионах, сказать не берусь.

Популяризацией дворянской генеалогии занимаются некоторые общественные инициативы, например «Объединение белорусской шляхты».

В последнее время создаются новые проекты, например Центр генеалогических исследований со специальным фондом, ориентированным на развитие научной генеалогии.

Самым крупным белорусским генеалогом-ученым на сегодняшний момент является кандидат исторических наук Сергей Рыбчонок.

Но в основном, белорусская генеалогия движется вперед, благодаря подвижническим усилиям любителей-энтузиастов, например Дмитрия Дрозда, Федора Чернявского, Василия Юрши.

Многое делает меценат и издатель Анатолий Стецкевич-Чебоганов. Надеюсь, что некоторые из упомянутых лиц расскажут о своем богатом опыте исследовательской работе и нашим слушателям.

НН: На каком языке проводятся занятия?

ВУ: Сначала в правилах школы было определено, что языки обучения — белорусский и русский.

Но по нашей инициативе и по желанию учащихся на занятиях мы пользуемся белорусским языком, преимущественно по-белорусски готовятся учебные и вспомогательные материалы.

Радует то, что многие русскоязычные слушатели к этому отнеслись с пониманием, воспринимают белорусский язык как должное и сами стараются задавать вопросы и отвечать по-белорусски.

НН: В начале 90-х появилось эссе Владимира Орлова «Мой радавод да пятага калена, або спроба пазбегнуць выгнання», в котором он рассказывает о старинном обычае, согласно которому юноша, достигнув совершеннолетия, чтобы подтвердить свое право называться мужчиной, должен был, помимо прочих испытаний, рассказать о своей родословной до пятого колена. В противном случае незнание родословной воспринималось как неуважение к своим предкам, и его могли выгнать как потенциального предателя.

ВУ: Если бы и сегодня в нашем обществе придерживались таких правил, то на изгнание можно было бы осудить около 75% наших соотечественников. Белорусы мало знают о своих предках, как правило, до третьего-четвертого поколения.

Эпоха беспамятства внесла значительные коррективы в обычай белорусов сберегать память о прошлом.

Поколения белорусов старались забыть о вчерашнем дне, их учили смотреть вперед и думать только о «светлом будущем».

Примечательно, что большинство наших слушателей принадлежит к поколению, родившемуся в 1950—1960-е годы.

Источник: http://nn.by/?c=ar&i=117041&lang=ru