Международный институт генеалогических исследований
Карта сайта Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Любимец Петра Великого

03.10.2013

Княжеский род Трубецких относится к династии Гедиминовичей, потомкам великих князей литовских. Находясь между Литвою и Московским государством, представители этого рода в разное время неоднократно меняли место службы, что в те времена было обычным явлением, а с начала XV века стали окончательно переходить на службу к московским великим князьям, где занимали высшие посты в государстве: назначались воеводами, начальниками приказов, в посольства к иностранным государям.

В середине XVII века и князь Юрий Петрович Трубецкой переехал в Россию, принял православие, получил в вотчину с. Трубецкое на Оке (ныне Тарусский район), сан боярина и женился на княжне Ирине Васильевне - сестре фаворита царевны Софьи, князя Василия Васильевича Голицына, имевшего вотчины на территории современной Калужской области. От этого брака у них было два сына: князь Иван Юрьевич и князь Юрий Юрьевич. Иван Юрьевич (18.06.1667 - 16.01.1750) находился при Петре Великом, сперва боярином, потом генерал-аншефом, а при Петре II пожалован чином фельдмаршала. Его брат Юрий Юрьевич (1668–8.09.1739) был генерал-поручиком при Екатерине I, а в царствование Анны Иоанновны действительным тайным советником и сенатором.

Благодаря высокому положению родни Иван Юрьевич уже в 17 лет стал стольником, одним из первых вступил в лейб-гвардии Преображенский полк и к 1693 г. был уже капитаном, а через год - подполковником.

Пётр I доверял Ивану Юрьевичу до такой степени, что поручил ему надзор за своей мятежной сестрой, которая содержалась под стражею в московском Новодевичьем монастыре. Охраняя заточённую Софью, Трубецкой остерегался не только хитростей царевны, но и её сторонников.

Однажды князь чудом избежал смерти. Отчаянные стрельцы, сделав подкоп под самую комнату, где стояли его часовые, проломали пол, освободили Софью и потом устремились на стражу. Трубецкой успел запереться в келье. Ожесточившиеся мятежники искали его и уже приближались к келье, как, на его счастье, один из стрельцов, бывший до того брадобреем князя и преданный ему, будто показывая дорогу, бросился вперед, отводя убийц по ложному следу от кельи, в которой он находился. Через несколько дней мятеж был подавлен, возмущение утихло, виновные были схвачены и выведены на площадь для получения заслуженного наказания. На месте казни присутствовал юный государь в окружении ближних сановников. В числе связанных стрельцов, головы которых уже лежали на плахах, Трубецкой заметил брадобрея, спасшего ему жизнь. Великодушный Иван Юрьевич упал к ногам царя, поведал о поступке осужденного и просил о пощаде его. Получив желаемое, он поселил прощённого стрельца в одной из своих деревень и освободил навсегда его и потомство от оброка.

Дав Трубецкому чин генерал-майора, Пётр I назначил его в 1698 году новгородским наместником.

Иван Юрьевич был женат два раза: первый раз на княжне Анастасии Степановне Татевой, от которой детей у него не было, и второй раз на Ирине Григорьевне Нарышкиной (1671–1749), от которой имел двух дочерей: первую, княжну Анастасию Ивановну (1700–1755), вышедшую замуж за молдавского господаря, российского сенатора Дмитрия Константиновича Кантемира, а после его смерти вторично за фельдмаршала и генерал-фельдцейхмейстера князя Людовика-Вильгельма Гессен-Гомбурского; вторую, княжну Екатерину Ивановну, вышедшую замуж за Антония Дунина-Скржинского.

Северная война началась неудачным для русской армии сражением под Нарвой. Отсутствие боевого опыта русских воинов способствовало блистательной победе Карла XII. Дивизия князя Трубецкого, составленная из рекрутов-новобранцев, сложила оружие, а начальник оной принуждён был сдаться в числе военнопленных.

В плену князь Трубецкой пробыл восемнадцать лет.

В Стокгольме Иван Юрьевич был даже принят при шведском дворе. Находясь в плену, он встретил и полюбил баронессу Вреде, имевшую родственные связи со шведской правящей династией. Однако их союз не был освящен официальным браком и поэтому родившегося младенца Ивана ни мать, ни отец не в состоянии были записать на своё имя. Ему дали, как незаконнорожденному, усечённую фамилию Бецкой, что в те времена бывало нередко.

В 1718 году Пётр I обменял двух генералов - Ивана Юрьевича Трубецкого и Артамона Михайловича Головина на пленного шведского фельдмаршала графа Карла-Густава Реншильда, взятого под Полтавой.

Возвратившись в Россию, князь удостоился звания генерал-лейтенанта в первый день 1719 года, а спустя три месяца был назначен командующим всеми кавалерийскими полками на Украине. Его семья приняла маленького Ваню как родного. И сам Иван Юрьевич, и его жена Ирина Григорьевна, а позднее даже императрицы Елизавета и Екатерина II уговаривали Ивана Ивановича взять фамилию Трубецких, но он настоял на своем: «Он известен стал под именем Бецкого, с этим именем останется и умрёт».

Иван Юрьевич дал своему сыну блестящее по тому времени образование в Копенгагене, после чего тот был зачислен в Датский кавалерийский полк. Иван Иванович, как отпрыск знатной семьи, готовил себя по примеру отца к военной службе. Всё вроде бы складывалось так, как он и хотел, но во время одного учения он был сброшен лошадью и сильно помят при проезде эскадрона; это обстоятельство сделало его хромым на всю жизнь, и о военной карьере пришлось забыть. Пришлось менять профессию, и делом всей его жизни была избрана дипломатия. Выйдя в отставку, он путешествовал по Европе.

Князь Иван Юрьевич в начале XVIII века считался крупным землевладельцем. Только в пределах современной Калужской области кроме родового с. Трубецкое на Оке он владел с. Велегож (Велино) в Юхновском районе, с. Косьяново в Козельском районе и сёлами Трубецкое и Пущино на р. Погибельном отвержке в Тарусском районе.

28 января 1722 г., когда праздновалось заключение Ништадтского мира со Швецией, князь Иван Юрьевич получил чин генерал-аншефа и стал членом Военной коллегии. В феврале он был назначен киевским генерал-губернатором и в этой должности находился до декабря следующего года.

С восшествием на престол Петра II Иван Юрьевич Трубецкой вернулся на службу и 25 февраля 1728 года удостоился чина генерал-фельдмаршала, став десятым обладателем этого звания, хоть и не имел особых военных заслуг. В это время его сын, дипломат Иван Иванович Бецкой, находился в Париже при прусском посольстве в самом центре политической и аристократической жизни Европы.

В Париже зарождались сотни тайн, одна из которых заключалась в следующем. Устав от 40-летнего мужа, наследного принца Ангальт-Цербстского герцогства Христиана-Августа, который из-за отсутствия средств для достойного их статусу существования семьи был вынужден служить командиром полка в прусской пехоте, его 18-летняя супруга Иоганна Елизавета находилась в Париже. Пока полковник Христиан-Август службой зарабатывал средства для обустройства семьи, находясь со своим полком в Пруссии, его юная супруга познакомилась с молодым русским аристократом. Плодом этого знакомства, по некоторым предположениям, и стало появление 21 апреля 1729 году на свет принцессы Софии Фредерики Августы, ставшей впоследствии российской императрицей Екатериной II.

Следует отметить, что впоследствии герцогиня Ангальт-Цербстская - Иоганна-Елисавета всегда относилась к Бецкому очень милостиво.

Это событие описал еще до революции известный в свое время журналист-историограф Н.И. Греч, знавший тайны императорского двора по материалам III Отделения Его Императорского Величества канцелярии: «Немецкая принцесса происходила от русской крови. Отец её, принц Ангальт-Цербстский, был комендантом в Штеттине и жил с женой в разладе. Она проводила большую часть времени за границею, в забавах и развлечениях всякого рода. Во время пребывания в Париже, в 1728 г., сделался ей известным молодой человек, бывший при прусском посольстве, Иван Иванович Бецкой, сын пленника в Швеции князя Трубецкого, прекрасный собой, умный, образованный. Вскоре, по принятии его в число гостей княгини Ангальт-Цербстской, она отправилась к своему мужу в Штеттин и там 21 апреля 1729 г. разрешилась от бремени принцессою Софиею Августою, в святом крещении Екатерина Алексеевна. Связь Бецкого с княгинею Ангальт-Цербстской была всем известна».

В период правления Анны Иоанновны князь Иван Юрьевич Трубецкой был пожалован 26 апреля 1730 году в сенаторы и награждён орденами Св. Андрея Первозванного и Св. Александра Невского. Будучи уже в преклонном возрасте, Трубецкой лишь изредка появлялся на заседаниях Военной коллегии, членом которой он состоял. Однако 23 мая 1739 году именным указом Анны Иоанновны в Москве вновь утверждалась должность генерал-губернатора, на которую был назначен Иван Юрьевич.

В ночь вступления на престол императрицы Елизаветы Петровны (24—25 ноября 1741 г.) И.И. Бецкой был одним из руководителей дворцового переворота и находился безотлучно при новой государыне, которая тогда же и наградила его орденом Св. Екатерины, сняв его с себя. Фельдмаршал князь Иван Юрьевич Трубецкой одним из первых принёс присягу дочери Петра Великого и поддержал новую императрицу.

Возвратившись в Санкт-Петербург, указом императрицы И.Ю. Трубецкой вновь был назначен сенатором, но в заседаниях Сената почти не участвовал. Скончался И. Ю. Трубецкой 16 января 1750 года и похоронен в Александро-Невском монастыре, в церкви св. Лазаря.

Князь Иван Юрьевич Трубецкой, хотя не отличился на ратном поле и не должен занимать место среди известных российских полководцев, но верностью к престолу и любовью к правде заслуживает уважения потомства. Он был последним боярином, пережившим почти на полвека замену Боярской думы Сенатом, имел доброе сердце и слыл «человеком жития воздержанного и добродетельного».

Может быть, Иван Бецкой так и остался бы на дипломатической службе, если бы его «биологическая» дочь София Фредерика Августа не превратилась в Екатерину II. С восшествием её на престол настал «звездный час» отца.

Знала ли Екатерина Великая о своём подлинном отце и деде? Можно однозначно ответить утвердительно. Не случайно, по сведениям известного современного российского историка-публициста А.И. Обухова, «императрица целовала обе руки отца при встрече. Когда же при дворе императрицы стали слишком часто слышны разговоры об отцовстве Ивана Ивановича Бецкого, последний счёл за благо прекратить участие в званых балах и обедах, дабы царедворцы не обсуждали его с Екатериной феноменальное сходство».

ИВан Иванович Бецкой получил должность директора Канцелярии от строений и стал членом комиссии по обустройству Петербурга и Москвы, а также был назначен президентом Академии художеств. Именно Бецкой руководил работами по установке творения знаменитого французского скульптора Фальконе «Медного всадника». Под его началом «оделись в гранит» берега Невы и сооружались мосты в Санкт-Петербурге.

Скончался он 31 августа 1795 г. в Санкт-Петербурге и был погребен в Александро-Невской лавре. На его надгробии выбиты слова, сказанные Г.Р. Державиным: «Луч милости был, Бецкой, ты».

Игорь ГОРОЛЕВИЧ.

Источник: http://www.vest-news.ru/article.php?id=54005