Международный институт генеалогических исследований
Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

У карты города. Закоп

21.09.2013

Странные, однако, бывают у селений названия. К примеру, донецкий поселок Закоп. Что оно означает, подразумевает? Да и откуда оно взялось? Трудно объяснить и то, почему изначально названную деревню Любимовкой вот уже более полутора века упорно называют еще и Закопом и даже Окопом. Наверное потому, что Любимовок много, а Закоп, насколько мне известно, один. Находясь буквально за проходной металлургического монстра, далеко не на окраине города, поселок, тем не менее, продолжительное время был не городским - принадлежал сельской общине. И только в 30-х годах прошлого века, в пору массового переподчинения окрестностей городу, вошел в его юридические границы.

Деревня у каменного окопа

Первое публичное упоминание о Любимовке (Закопе) относится к 1859 году. Тогда, по результатам переписи, в поселении насчитывалось 106 человек. Этот факт свидетельствует о том, что к моменту строительства металлургического завода Джоном Юзом она уже существовало. С одинаковым постоянством называли селение тогда и Любимовкой, и Закопом, и даже Окопом. Но непременно деревней. Возникают вопросы: сколько лет она к этому времени уже существовала и кто был ее основателем? Повод к размышлению дает вот эта информация. А именно: "На момент вхождения в 1926 году Любимовки (Закопа) в черту Сталино, здесь уже насчитывалось 266 человек". То есть, за 67 лет, последующих за переписью, население деревни увеличилось на 160 человек. Интересно, а сколько лет понадобилось, чтобы ее численность достигла 106 человек? Ясно, не один год и не десять лет.

Прямых сведений по поводу основателя деревни ни в исторических справочниках, ни в документах Донецкого государственного областного архива не обнаружилось. Зато есть веские основания преположить, что это дело рук кого-то из большой династии дворян Нестеровых. Ее основатель, Иван Андреевич, поселился в Бахмутском уезде в конце ХVIII века. В селе Григорьевка, что, считай, рядом, ему принадлежали 62 крестьянина. Земля ему досталась в качестве приданого жены - Дарьи Алексеевны. Урожденной Рутченко. Алексей Кириллович Рутченко в этой местности имел около 5600 гектаров земли. У него с женой было три сына и две дочери. Все они после смерти родителей стали владельцами огромных участков земли. Сыновья Григорий, Николай и Иван занимали различные военные и гражданские посты. В честь Григория и назвали село - Григорьевка. Сегодня это район между улицами Пухова и Молодежной в Ленинском районе Донецка. В свою очередь у сына Алексея Рутченко, Ивана Алексеевича, был сын Владимир. От брака с Софьей Ивановной у него родились три сына: Александр, Николай и младший Сергей. Их дом входит сегодня в состав спорткомплекса "Олимпик".

Вернемся, однако, к Ивану Андреевичу Нестерову. У него с женой (по этому поводу есть много вопроcов: разные источники называют разные имена жены. - Авт.), был старший сын Николай, 1812 года рождения, имевший чин губернского секретаря. Он заложил несколько шахт. После его кончины всю землю и шахты в том числе унаследовала его жена, Елизавета Альфонсовна. По сведениям, разработка 9 пластов здесь производилась с 1854 года.

В начале ХХ века наследникам Нестеровой принадлежало немногим более 500 десятин земли. Она шла узкой полосой вдоль речки Асмоловки. На современной карте города это участок от улицы Кирова до спорткомплекса "Олимпик" в Ленинском районе. Владельческая же усадьба Лизино-Никольское, принадлежавшая Николаю Нестерову, располагалась между деревней Любимовкой (Закоп) и землею Софьи Ивановны Рутченко у Дурной (Птичьей) балки с речкой Асмоловкой. В конце ХIХ века здесь имелось три постройки с проживающими в них 36 мужчинами и 9 женщинами. К веским доказательствам факта причастности членов династии Нестеровых к основанию Любимовки (Закопа) можно отнести дом с башенкой на улице Потийской, 51, нынешнего Закопа.

В поселке улиц немного. Но переплетаются, встречаются и расходятся они одна с другой настолько непредсказуемо, что при поиске нужного объекта можно и запутаться. На Потийскую, 51, с квартальной А. И. Черненко и Т. Хмельницкой мы пришли безошибочно. Здесь эта улица разбегается на два крыла. Налево - Азовская, чуть правее и вниз - Огородная. А впереди крутой обрыв, куда в пору дождей несется весь мутный поток стоков. За высокой железной изгородью тот самый дом с башенкой, который нам нужен. Двор не то чтобы ухоженный, но и не забытый. В полисаднике перед домом - фруктовые деревья, во дворе множество легковых авто, по всему видно давно никуда не выезжавшими: с толстым слоем пыли на крышах, спущенными колесами, выбитыми стеклами. Есть тут и авто, что при деле. Ясно, что дом и его дворик еще при деле. Только что здесь сейчас находится и кто хозяйничает, вышедший навстречу сторож толком не объяснил. Правда, пояснил, что после медвытрезвителя в доме Нестерова поочередно располагались СМЭУ "Ресурсы-светофор", МРЭО, а многочисленные авто - не более чем остатки бывшей штрафплощадки. Дом еще такой, о которых говорят "ого-го-го". Правда, изрядно обшарпанный. Время тронуло и венцы его башенки: некоторые кирпичи разрушаются. В этом доме долгое время жила и отсюда ушла в мир иной последняя видная фигура династии Нестеровых - Елизавета Альфонсовна. Искомой надписи на стене с датой строительства дома, увы, мы не нашли. Да ее, видать, никогда здесь и не было. Но в Закопе никто не сомневается, что изначально это и есть дом Нестерова, с которого берет свое начало поселение.

В нескольких шагах от дома с башенкой из такого же красного кирпича - двухэтажное здание архитектурой поскромнее. По всей видимости, строились они или одновременно, или с разницей в год - два. "Седина" кирпичей их стен - одинаковой плотности и одинакового темно-бурого цвета. Любовь Николаевна Куликовская, живущая в доме напротив, рассказывает, что в этом здании что только не было. И какой-то заводик по выпуску и наладке точных машин, и цех переработки мяса. Сейчас здесь выпекают пиццу. Удовольствия от такого соседства, сетует пожилая женщина, мало. Днем и ночью сигналят машины. Гвалт.

То, что к рождению Любимовки (Закопа, Окопа) имеют самое прямое отношение Нестеровы, местные уверены на все сто. А дело, со слов местного краеведа Валентины Леонтьевны Королевой, выглядело так.

Тот первый Нестеров, в каком, правда, неизвестно году, за собак у одного из местных помещиков выкупил четыре семьи: Чиганенко, Линник, Степуры и Богофаловых. Отвел, рассказывают, мужиков поодаль от дома, на место нынешней улицы Огородной. Забил первый кол и сказал: "Вот здесь окапывайтесь, стройтесь, заводите скот и живите". Так это было или нет, сейчас уже не установить. Нестеров знал, что говорил. Строить здесь было из чего. Лопатой не копнешь - сплошной камень. Но и камень отступил перед страстным натиском людей обжиться на новом месте. Вскоре здесь уже был бурлящий людьми котлован, из которого подводами и на ручных тачках вывозили, а где и на спинах, они выносили камень из карьера. И все же несмотря на то, что в то время на местности действительно люди все глубже закапывались в землю и здесь образовался глубокий котлован - окоп, деревню они назвали Любимовкой. На цифровой карте конца ХIХ века под номером пять значится "д. Любимовка (Закоп)". А встык с ней под цифрой два - земля Е. А. Нестеровой.

Чиганенко привез с собой большую семью. Только детей у него было пять или шесть. Семьи первопоселенцев женились - роднились между собой не единожды. Продолжатели их фамилий и сегодня живут в поселке, а также в других местах Донецка. Кстати, других версий происхождения названия поселка от местных жителей, в том числе и потомков первых поселенцев, я не услышал.

У развалин истории

Начало второй половины 30-х годов ХХ века можно смело отнести к эпохальным в судьбе деревни Закоп и города Сталино. Как явствует протокол заседания комиссии о расформировании Сталинского района и установлении городской черты от 10 сентября 1926 года, в этот день было принято решение: "1. "Территорию Сталинского района распределить между следующими 4 районами: Стыловским, Марьинским, Авдеевским и Макеевским". 2. Из Григорьевского №1 сельсовета к городу присоединить два населенных пункта. Екатериновку (Масловку) с 99 жителями и деревню Любимовку (Закоп) с 266 жителями".
Всего же в том году в юридическую черту города вошел 21 населенный пункт с 3199 жителями.

Рожденный раньше Закоп, волею судьбы, уже вскоре оказался придатком металлургического завода Джона Юза. И вот уже почти полтора века дышит его воздухом, делит с ним свои радости и печали. Жизнь селений ранга Любимовки (Закопа) все это время регламентировалась заводом. Подойдя в свое время вплотную с востока, он не давал и не дает Закопу возможности продвигаться в этом направлении фактически ни на пядь. Сколько помнят старожилы, улица Клиническая как была крайней к заводу, как подпирала его стену десятилетия назад, так и сегодня подпирает.
Поскольку за свою долгую жизнь поселок не родил своих героев, то расскажем о тех пришлых знаменитостях, кто в разное время здесь жил и работал на заводе или в сфере его влияния.

Отдавая одинаково глубочайшую дань уважения управленцу Адаму Свицыну и врачу Федору Берви, смеем все же начать с первого. Этот человек многое сделал для развития завода, а значит поселка и города. Родился Адам в середине - конце 1870-х годов в губернском городе Ковно (ныне Каунас, Литва), в семье врача. В 1900 году Адам Александрович с отличием закончил Петербургский горный институт. Получив чин коллежского ассесора, Свицын был откомандирован горным управлением на металлургические заводы Южной России. Поработав в разных должностях на Александровском и Керченском метпредприятиях, он в 1909 году оказался в Юзовке.

К этому времени в жизни семейства Юзов и их завода произошли существенные события. После смерти 17 июня 1889 года Джона Юза его дела приняли его потомки. Начатый строиться семейный дом еще при старшем Юзе, распахнул двери перед его сыновьями и их семьями в 1891 году. Сыновья Джона правили бал в Юзовке вплоть до 1903 года. И в том же году, покинув бурлящую революционными страстями Россию, уехали в Британию. В особняке поселился новый управляющий заводом англичанин Я. Дж. Андерсон. Правил заводом и жил в особняке он недолго. В 1907 году, получив травмы, убыл на Туманный Альбион.

После него в доме поселился первый русский управляющий заводом Адам Александрович Свицын. Двухэтажное добротное здание служило ему обителью до национализации металлургического завода в 1918 году. С тех пор за этим строением по улице Клинической прочно закрепилось название как "дом Свицына". Не вдаваясь в тонкости оценки его архитектурных достоинств, отметим, что с исторической точки зрения интерес для города он, конечно, представляет. У нас ведь не осталось ни дома Шидловского, ни дома Смолянинова, Ливена, Карпова…

Разговор о реанимировании "дома Свицына", читай Юза, повидавшего многих жильцов и хозяев, уже ведется давно. Он ветшает. Однако стены его крепки и красивы даже без рам в высоких оконных проемах. Манит к себе ажурный парадный вход. В начале 1980-х особняк был отремонтирован. Какое-то время в нем пребывало общество глухонемых. Производила здесь свою продукцию и пищевкусовая фабрика. С конца 1990-х в особняке размещалась контора без четких опознавательных знаков. Сегодня дом Юза - Свицына окружен высоким забором и не подает никаких признаков жизни.

Не меньшую известность в Юзовке имел и Федор Васильевич Берви. В 1893 году он получил медицинское образование со званием лекаря, закончив медицинский факультет Дерптского университета. В будущий Донецк он попал по прихоти его величества случая. В построенную в 1873 году первую в Юзовке заводскую больницу через время срочно потребовался еще один хирург. И тут о Федоре Берви вспомнил его друг, также выпускник Дерптского университета, Карл Теодорович Вегнер. Он переговорил с Федором Васильевичем. Среди прочих аргументов был и высокий заработок медиков. Так Федор Берви, сын известного марксистского социолога и экономиста Василия Васильевича Берви, принявшего фамилию Флеровский, оказался в Юзовке.

Среди жителей врач Берви пользовался большим авторитетом. Уважало его и руководство. А жена Федора Васильевича, Ольга Григорьевна, в дополнение ко всему была еще и дружна с семьей директора завода Артура Юза. Какие из обстоятельств сыграли главную роль - неизвестно, но Берви получил разрешение у Артура Монтегю Бальфура на покупку рентгеновского аппарата. Благодаря ему в том же 1906 году был организован один из первых не только в Донбассе, но и в Российской империи рентгеновский кабинет. Берви официально признан основателем в больнице хирургического отделения.
В Юзовке и Сталино Берви проработал более 50 лет, сделав за это время около 10 тысяч операций. По сведениям современников и нынешних исследователей его биографии, в нашем городе Ф.В. Берви жил не в одном месте и не в одном доме - неподалеку от площади имени Ленина, на улице Челюскинцев. Жил он и в Закопе. По улице, носящей сегодня его имя. До поры до времени на доме, где он жил, говорят, висела соответствующая табличка. Времена изменились: в тот дом въехали новые хозяева сделали ремонт, и табличку убрали.

Умер Ф.В. Берви в 1942 году. Похоронен вместе с женой и сыном Владимиром на Мушкетовском кладбище.
Родственными нитями связана нынешняя городская клиническая больницы №6 с той первой заводской больницей. На ее территории еще видны останки первого женского отделения на 34 койки (вместе с родильным), отрывшегося в 1894 году. Это был если не первый, то один из первых роддомов в нашем городе. Он продержался вплоть до второй половины 1980-х. Потом в здании размещалось неврологическое отделение. Потом его ломали, но не доломали. В десятках метров для будущих мам построили пятиэтажку, которая круглосуточно смотрит на дом Юза - Свицына .

О домах, где жили знаменитости, мы рассказали намеренно. Чтобы люди, живущие в поселке, бывающие здесь, лучше знали историю своего города и места, где живут. Других исторических зданий, как и имен людей, в них живших, к сожалению, история поселка, который сегодня насчитывает 9 улиц и 840 жителей (при 450 домах), до нас не донесла.

По большому счету, Закоп мог бы гордиться своим географическим месторасположением. Основан-то он недалеко от слияния двух некогда солидных речек - Кальмиуса и Скоморошиной. От дома Нестерова это километр - два, от Любимовки-Закопа совсем рядом. В чаще деревьев и кустарников от кольца разворота троллейбуса 17-го маршрута. Сквозь заросли я добрался к этому месту. Этакая идилия с журчащей темно-зеленой водой в глубине ложбинки. Тихо, свежо, все зеленым-зелено. И это уже территория металлургического завода. Видать, им и дальше суждено по жизни идти бок о бок.

Анатолий БИРЮКОВ.

Источник: http://vecherka.donetsk.ua/index.php?id=4647&show=news&newsid=106345