Международный институт генеалогических исследований
Записывайтесь на курсы по генеалогии Заказать исследование | Задать вопрос
Программа «Российские Династии»

Клятва Гиппократа казаков

26.08.2013

Чехословакия: эпизод из истории казачества
Казаки, после 1921 года эмигрировавшие из России в Чехословакию, твердо верили в скорое возвращение на Родину. К этому они готовились, занимаясь в средних и высших учебных заведения Чехословацкой Республики. Марина Цветаева писала о духовном состоянии эмиграции так: «До последней минуты и в самую последнюю верю и буду верить в Россию».

Молодые казаки Днепра, Днестра, Кубани, Дона, Терека, которых Первая мировая война и революция в России заставила бросить образование, выбирали в Чехословакии научные свои будущие специальности достаточно расчетливо и прагматично. Они считали, что в послевоенной экономической ситуации в стране будут нужны в первую очередь технические специалисты. Поэтому при щедрой поддержке чехословацкого государства в рамках оказания помощи русским эмигрантам (т.н.«Русская акция», существовавшая в 1921–1927 годах) молодые казаки предпочитали обучаться на инженерных и экономических факультетах университетов Чехословакии.

Но были и исключением и медицинские факультеты Карлова университета в Праге и Университета Коменского в Братиславе.

Важную роль в поддержке и помощи русским и украинским студентам-медикам сыграл заместитель министра иностранных дел Чехословакии и полномочный министр управления Русской акции, доктор Вацлав Гирса. Он родился в 1875 году в чешской семье, проживавшей в украинской Шепетовке. Начальную школу и гимназию окончил на Украине, так что русский и украинский, как, впрочем, и, собственно, чешский были для него родными языками. Медицину Вацлав Гирса изучал в Карловом университете в Праге. В 1901 году начал работать хирургом в одной из клиник Киева. После десяти лет работы практикующим хирургом, возглавил хирургическое отделение Земской больницы в Киеве. В 1918 году после провозглашения независимости Чехословакии он вернулся в Прагу. В 1920 году инициировал создание Славянского института. В 1921 года стал председателем межминистерской комиссии и руководителем Русской акции, которую возглавлял до 1926 года. Казакам был хорошо известен вклад доктора Гирса в решении их проблем. «Охарактеризовав вь кратких чертах деятельность д-ра Гирсы и указавь значение этой деятельности именно для нас казаков мы съ гордостью и полным основанием можемъ назвать его другом России и Казачества и перед его уходом (1927 г.) хотелось бы оть всей души выразить ему свою благодарность за всю братскую помощь которую мы здесь оть чехословацкого народа въ его лице имели». Эти теплые слова написал казак П. Калашов в 1927 году в журнале «Казачий сполох» (№10) по случаю отставки доктора Гирсы с поста руководителя Русской акции. Главный попечитель русской эмиграции в Чехии получил назначение послом Чехословакии в Польше.

Cтуденты обращались к доктору Гирса со своими личными просьбами и проблемами. Здесь были и вопросы получения грантов и стипендий, паспортов и виз и многие другие. Дипломат и врач пытался по мере сил и возможностей вникнуть в проблему каждого и оказать реальную помощь.

Невозможно написать обо всех выходцах из казачьих семей — выпускниках медицинских факультетов Чехословацких университетов. Приведем лишь несколько примеров, которые помогут составить общее представление о том поколении медиков, происходивших из казачьих семей, проживавших в то время в Чехословакии.

Доктор медицины Николай Андреевич Келин, врач и поэт. Родился 28 ноября 1896 года в станице Клетской Усть-Медведцкого округа Всевеликого войска Донского. Его семья принадлежала к числу зажиточных казаков. Мужчины казачьего рода Келиных традиционно служили в рядах Великого Войска Донского. Его две сестры окончили Медицинский институт в Санкт-Петербурге. Николай учился в Императорском лесном институте, но после начала войны поступил в Константиновское артиллерийское училище, которое являлось одним из самых престижных военных училищ царской России. В начале 1917 года, после окончания училища, был направлен во вторую батарею четвертой запасной артиллерийской бригады в Саратове. Вскоре после революции, был назначен в 3-й особый отдельный артиллерийский дивизион командиром внештатной батареи. После развала фронта и деморализации войск Николай в январе 1918 года вернулся на родной Дон. Но Тихий Дон в то время был охвачен огнем революционных страстей и казачьих антибольшевистских восстаний.

О событиях того периода офицер Келин написал в стихотворении «О чем пел набат»:


Над Россией хрип и шумы…

Над снегами медный зык,

Мечет колокол безумный

Окровавленный язык…

Вьется по полю метель…

Все маятель...

Залепило всю шинель...

Носит ветер стон и звон,

Вторит ветру крик ворон.

Стон и звон…

Крик ворон…

Вот подводят их… пятьсот…

Следом тащат пулемет…

— Гей собаки, встаньте в ряд,

Командиры говорят…

— Станьте в ряд.

Говорят…

— Кто расстреливать привык?

Над снегами слышен крик —

-Кто привык?.. кто?

А-а-ааай, родименький, спаси!

А-а-ай спаси...

— Тише сволочь,

Говорят, — не проси…

Дай им сотни две плетей,

Чтобы были веселей… Гей!

Вот обреченных ставят в ряд…

Так хмуро вдаль они глядят, —

Могилой будет край сугроба,

И пулеметы встали в ряд,

Сейчас они заговорят

О том,как призрачна свобода…


Участие в гражданской войне и приобретенный «кровавый» опыт привили ему лишь отвращение ко всего рода насилию.

В составе донской казачьей дивизии эвакуировался из Крыма с остатками войск барона Врангеля на остров Лемнос в Эгейском море. Жизнь в лагере для интернированных на острове под надзором французских колониальных войск давала едва ли не единственную возможность остаться в живых, но не сулила перспективы для реальной жизни. Ему удалось покинуть остров и добраться до Константинополя, а оттуда при помощи Союза русских студентов перебраться через Братиславу в Прагу. Несмотря на языковой барьер и другие чисто бытовые проблемы Николай Келин поступил и успешно окончил медицинский факультет Карлова университета с «красным дипломом». Но его поджидали серьезные трудности в получении собственной медицинской практики в атмосфере жесткой конкуренции со своими чешскими коллегами. Кроме всего прочего, диплом с отличием врача Келина содержал особую пометку, которая гласила, что его обладатель не имеет права заниматься медицинской практикой на территории Чехословакии. Это положение потребовала внести Врачебная Палата ЧСР, которая небезосновательно опасалась конкуренции со стороны эмигрантов. Первоначально финансовое положение Николая Келина было достаточно сложным. Однако в своей работе врача он добился серьезного успеха, что принесло ему известность хорошего специалиста и человека, готового бескорыстно оказывать помощь больным. Келин получил лицензию на медицинскую практику, а вскоре и гражданство Чехословакии, которое другим эмигрантам часто, даже после нескольких десятилетий проживания в ЧСР получить не удавалось. Его репутация хорошего специалиста в своей области позволила приобрести влиятельных покровителей и обзавестись полезными знакомствами. Однако успех достигался, прежде всего, благодаря высокому профессионализму.

Грусть и тоску по родном Дону Николай Келин стремился компенсировать поэзией, которой занимался с необыкновенным рвением. Начинающий поэт с успехом публиковался во многих казачьих журналах. Несколько томиков стихов издала Пражская казачья семья. Некоторые стихотворения были опубликованы без согласия автора, и в пронацистской газете «Казачий вестник», что затем несколько осложнило ему жизнь. Часть своих денежных средств, полученных от профессиональной деятельности, Келин инвестировал в создание частной коллекции русских художников.

Более или менее размеренная жизнь закончилась с вторжением немецко-фашистских войск в Чехословакию. Русских врачей пытались заставить встать на сторону Германии и участвовать в войне против СССР. Инициатором пронацистских настроений был председатель Союза русских врачей И.Т.Камышанский.

Но казаки Келин, Чекунов, Селин и другие саботировали эти призывы, практически открыто противодействуя попыткам заставить казаков воевать против своей бывшей Родины. По тем временам их деятельность для них самих закончилась довольно благополучно, если не считать нескольких допросов в гестапо.

В конце Второй мировой войны большинство врачей, выходцев из казачьих семей, опасаясь прихода наступающей Красной армии приняли решение эмигрировать на Запад. Однако доктор Келин остался в Чехословакии. Уже в мае 1945 года доктор медицинских наук. Николай Келин столкнулся с деятельностью СМЕРШ и ни один раз.

Поэтической вклад Келина в националистическую газету «Казачий вестник», в 1945-1946 годах изучала и чехословацкая государственная безопасность и Военная контрразведка, но его освободили из-за отсутствия доказательств вины. Проблемы с новыми властями хотя еще и оставались, но жизнь была вполне сносной.

В 1960 году Николай Келин вместе со своим младшим сыном Алексеем посетил родной Дон, где жила его мать и часть прежней большой семьи. В это время в Чехословакию возвращались бывшие эмигранты, выжившие после репатриации в СССР в 1945–1948 годах и отбывшие срок в лагерях. (В 1948 году, когда репатриация практически полностью закончилась, в Советский Союз было возвращено-добровольно или принудительно около 2 миллионов бывших советских военнопленных и свыше 3,5 миллионов гражданских репатриантов.) Доктор Келин не был дома 40 лет, но, к сожалению, впечатления от поездки остались тяжелые.

Несомненно, большой ценностью в этой поездки была его личная встреча с известным писателем Михаилом Александровичем Шолоховым, лауреатом Нобелевской премии по литературе, с которым Келин переписывался в течение нескольких лет. В Праге в 1958 году они не смогли встретиться, как первоначально договаривались, но это исправили через два года. Их встреча состоялась на родине Шолохова в станице Вешенской на Дону.

В 1968 году доктор Келин с семьей начал путешествовать по Европе, посетив много стран. Особенно запомнилась поездка в Париж, где он встретился с казачьим бардом Николаем Николаевичем Туроверовым.

События в Чехословакии, произошедшие в августе 1968 года, постаревший донской казак Николай Келин перенес очень тяжело, можно сказать, что именно эти события приблизили его кончину. Вступление войск Варшавского договора в Чехословакию вызвало в оставшейся русской эмиграции озабоченность, что КГБ теперь в их редких рядах завершит чистки, которые начались в мае 1945 года. Некоторые русские врачи и их потомки уехали из Чехословакии. Доктор Келин, принял решение остаться, обосновывая свое решение чувством благодарности новой родине — Чехословакии. Однако состояние его здоровья резко ухудшилось. Умер он 9 января 1970 году и был похоронен в склепе храма Успения Пресвятой Богородицы в Праге Ольшаны.

Донской казак, доктор медицинских наук Павел Александрович МАРКОВ родился 29 июня 1891 года в самом центре Великого войска донского в Новочеркасске. Отец Александр и мать Варвара Долинская были из потомственных казаков. До шести лет он жил дома с родителями на берегу Дона, потом родители отправили его в гимназию в Харьков. После окончания гимназии Марков поступил на юридический факультет Санкт-Петербургского университета. Студенческие годы были для молодого казака вероятно лучшими в его жизни.

В 1914 году он был мобилизован и как офицер, проходил службу в 3-м Донском казачьем полку. Марков активно участвовал в гражданской войне в рядах Донского казачьего войска. После ухода с Дона и ряда поражений Белой армии в боях с большевиками, был эвакуирован вместе с армией барона Врангеля в Константинополь. Зарабатывал на жизнь в эмиграции игрой на скрипке и временными заработками.

В декабре 1921 года отправился с группой русских студентов через Триест в Братиславу. Прошел вместе с остальными двухнедельный карантин. Пробыл в Братиславе до 15.мая 1923 года. Потом решил уехать в Прагу, чтобы продолжить учебу на медицинском факультете Карлова университета. При регистрации предоставил среди прочих документов и свидетельство донского атамана №938, подтверждающие завершение его казачьей военной службы.

Стипендии, которую получал Марков будучи студентом-медиком, и пособия от социальных служб едва хватало лишь на весьма скромное существование. Жил он до конца учебы в общежитии. Несмотря на все трудности, Марков окончил Университет с отличием. Упорство в достижении цели было характерно для русских и украинских студентов — медиков, выходцев из казачьих семей. На протяжении всей учебы он был членом Общеказачьего Союза студентов университета.

Диплом об окончании Университета получил 7.апреля 1930 года. После окончания обучения проходил медицинскую практику в 1-й чешской клинике профессора, доктора медицины Сылабы. Доктору Маркову едва хватало денег на пропитание, его заработок составлял 800 чешских крон в месяц. Вырваться из нищеты в той сложной экономической и социальной ситуации в Чехословакии было непросто даже для врачей. Казачье упорство и настойчивость помогли ему преодолеть все трудности. В 1938 году доктор Марков получил чехословацкое гражданство и стал членом Союза чехословацких врачей.

В 1939 году он женился на Надежде Снарской, урожденной Маноцковой, донской казачке, рожденной в 1898 году в Новочеркасске. Надежда была такая же упорная как ее казачий муж. Постоянно была рядом в эти трудные времена. В конце 1939 года им, наконец, удалось получить собственную квартиру. Пережили и критические времени в 1945–46 годов, когда многие из казаков ухали из Чехословакии или депортировались в СССР, где были осуждены на различные сроки лагерей. Вместе с доктором Келином был одним из тех немногих, кто до самой смерти оставались верными своей второй Родине, которой стала Чехословакия. Он был уважаемым своими пациентами. Однако медицинской практика не принесла доктору Маркову богатства. Оба врача-казака никогда не предали ни медицинскую клятву, ни казачью честь.

Украинские врачи из казачьих родов составляли примерно 30 процентов от всего количества студентов — казаков, окончивших высшие медицинские учебные заведения.

Большинство из них обучалось на медицинском факультете Карлова университета. Из 34 студентов обучавшихся в Университете Коминского в Братиславе они составляли одну треть. Из 15 выпускников ветеринарного факультета Университета в Брно — две трети.

В архиве имеется статистика Союза Украинских врачей в Чехословакии, которая показывает, что примерно более 30 процентов выпускников медицинского факультета Карлова университета в Праге после его окончания переехали в Словакию и Прикарпатскую Украину. После завершения Второй мировой войны в 1945 году большинство украинских врачей, из казачьих родов, покинули Чехословакию.

В архивных документах Союза украинских врачей в Чехословакии имеются и списки врачей, происходивших из казаков.

Приведем только часть фамилий.

Доктор Владимир Бернасовский, родился в 1901 году, получил диплом в 1930 году в университете Коменского (Братислава), работал в качестве военного врача в Братиславе.

Доктор Вера Березовска, родилась в1902 году в Ямпли (Украина). В 1931 году закончила медицинский факультет Карлова университета в Праге. Работала в Ужгороде.

Доктор Юлиан Бодейко, родился в 1887 году. В 1922 году закончил медицинский факультет Карлова университета в Праге. Работал в г. Долни Кубин врачом общей практики.

Доктор Антип Бращайко, родился в 1897 году. В 1926 году закончил медицинский факультет Карлова университета в Праге. Работал гинекологом и врачом общей практики.

Доктор Костя Брызгун, родился в 1892 году в г. Биркив. Работал военным врачом в Братиславе.

Доктор Штефан Данысенко, родился в 1892 году. В 1927 году закончил медицинский факультет Карлова университета в Праге. Работал в г.Ружомберок, врачом общей практики.

Доктор Роман Иванец, родился в 1894 году. В 1931 году закончил медицинский факультет Карлова университета в Праге. Работал в г. Плавница-Стара Любовня врачом общей практики.

Доктор Даниела Ясинчукова, родилась в 1895 году. В 1929 году закончила медицинский факультет Карлова университета в Праге. Работал в г.Мукачево дантистом.

Доктор Павол Кравченко, родился в 1895 году. Работал в г. Ружомберок военным врачом.

Доктор Александер Матейчук, родился в 1893 году в г. Серети. В1930 году закончил университет Коменского в Братиславе. Работал в Братиславе врачом общей практики.

Доктор Виктор Пишнавешки, военный врач. Работал в Штефаниковых казармах в Братиславе.

Жизнь казачьих врачей в Чехословакии не была легкой и безоблачной. Как в Чехии, так и в Словакии они были вынуждены бороться за существование и социальный статус в жесткой конкуренции с чешскими и словацкими врачами. В 20–30 годах ХХ-го века в период экономической рецессии и кризиса, усиливалась социальная напряженность. Украинские врачи, выходцы из казачьих родов, встречали трудности, выпавшие на их жизненном пути, с достоинством и упорством, присущим истинным казакам. Их судьбы часто были трагическими.

Доктор медицинских наук Наталья Николаевна Мазепа. Родилась в казачьей семье в селе Новая Улшица-Бахтын в Подольской губернии на Украине 6 января 1883 года. Родители Мыкола Синхалевич и Евдокия, урожденная Радковичова, имели поместье, где Наталия прожила свое благополучное детство. Училась в русской гимназии в Каменец-Подольске и после ее окончания поступила в Женский медицинский институт в Санкт-Петербурге. Работала врачом в Екатеринославе. В 1909 году в Санкт-Петербурге вышла замуж за сельскохозяйственного инженера И.П. Мазепу. Инженер Мазепа был с 1919 года Министром внутренних дел Директории Украинской Народной Республики. Революция и гражданская война лишила их всего состояния. С двумя дочерьми: Галиной и Татьяной эмигрировали в 1921 году в Польшу. Наталия работала врачом в Волыни, ее муж, пробуя себя в жанре журналистики, выступал в прессе в основном с антирусскими и антиреволюционными статьями и репортажами.

В мае 1923 года семья переехала в Чехословакию. Сначала они жили в г. Подебрады, где муж получил в место доцента в Украинской экономической академии. Затем семья переехала в Прагу и супруги развелись.

Доктор Наталия Николаевна работала с 1923 года до 1929 года врачом Национального института здоровья в Праге и получала1320 чешских крон. В 1924 году она стала ассистентом анатомии на медицинском факультете Карлова университета в Праге. Была активным членом комитета Союза украинских врачей в Чехословакии. После развода жила со своими дочерями в однокомнатной квартире.

В 1935 году Наталия Николаевна ушла на пенсию, размер которой составлял 617 крон. Жила очень скромно и довольно часто вынуждена была занимать небольшие суммы на пропитание. В 1936 году получила чехословацкое гражданство. Погибла во время англо-американской воздушного налета на Прагу 14 февраля 1945 года.

Доктор Василий Семенович Наливайко. Родился в казачьей семье Семена и Марии Зимбицкой в станицы Севериновка в Подольской губернии 1 января 1887 года. Окончил гимназию в Каменец-Подольске, затем изучал медицину на медицинском факультете Одесского университета. Как казачий офицер принимал участие в Первой мировой войне, а с января 1919 года в армии Украинской Народной Республики под командованием Семена Петлюры. В 1920 году эмигрировал в Польшу, где открыл врачебную практику.

В 1923 году переезжает в Чехословакию и в том же году принимается на работу практикантом в чешскую хирургическую клинику. Являясь опытным хирургом, Наливайко вскоре приобрел отличную репутацию. В 1924 году он участвовал в Конгрессе украинских врачей в Львове. Являлся членом комитета Союза украинских врачей Чехословакии. В 1926 году получает назначение в Албанию, где работал главным хирургом в Шкодере и одновременно являлся врачом Чехословацкого консульства в Тиране. В 1930 году непродолжительное время работал врачом в Югославии и в том же году он вернулся в Чехословакию. Несколько месяцев был без работы, затем получил место главврача в санатории доктора Йосефа Скрбка в Праге.

В 1932 году получил чехословацкое гражданство. В следующем году Карлов университет признал его аттестат доктора медицины, который он получил в Одессе. 8. сентября 1933 году женился на Марии Соукуповой из Хоржовиц. В 1938 году семья переехала в Хоржовце в дом родителей Марии. Врач Наливайко скончался 28 октября 1938 года в возрасте 51 года.

Судьба всех казачьих врачей в Чехии и Словакии чрезвычайно интересна и поучительна. Все они были не только врачами, но в первую очередь казаками. Они смогли сохранить честь и достоинство казака, культуру, добиться успеха в сложной жизненной ситуации.

Мы гордимся своими предками казаками.

Источник: http://rosvesty.ru/2125/obschestvo/9108-klyatva-gippokrata-kazakov/