Международный институт генеалогических исследований
Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Письма из Беларуси. Миф о "Белорусской Шляхте"

26.05.2013

Об извращениях белорусской истории, о настойчивых попытках вбить клин между братскими народами изданию «Файл-РФ» отвечает профессор, доктор философских наук, заместитель директора Информационно-аналитического центра при Администрации президента Республики Беларусь Лев Криштапович.

– Лев Евстафьевич, была ли здесь, на территории современной Беларуси в XVIII–XIX веках та самая «белорусская шляхта», о которой с таким восторгом и гордостью вещают нам «историки» из нашей «пятой колонны»? И если была, то что из себя представляла на землях, где тогда ни о каком белорусском государстве даже речи не было?

– Историческим этапом, зафиксировавшим основные принципы белорусского национального самосознания, является рубеж XVI–XVII веков, когда белорусам была насильственно навязана церковная уния. Именно с этого времени история Беларуси получает по преимуществу народное направление. Почему? Потому что защита своего образа жизни, своей веры и культуры, своего языка исходила именно из среды самого народа – крестьянства, мещанства, казачества. Об этом, конечно, больно говорить, но это историческая правда: уже к началу – середине XVII века белорусский народ состоял лишь из низшего сословия и потерял своё высшее сословие, которое ополячилось и окатоличилось. Высшее западнорусское сословие исчезло – оно денационализировалось. Русскими по своей ментальности остались лишь крестьяне и мещане. Им противостояла этнически чуждая польская шляхта, которая экономически, административно и идеологически господствовала на Белой Руси вплоть до Октябрьской революции 1917 года.

Говоря о шляхте тех времён в Речи Посполитой, нельзя не коснуться униатства, которое некоторые белорусские писатели и политики по недоразумению зачисляют в разряд национальной религии белорусов. Дело в том, что в то время, когда в Беларуси вводилось униатство (XVI–XVII века), реально меняли вероисповедание не простые верующие, крестьяне, а их патроны – паны, шляхта, церковные иерархи. В тот период считалось – чья власть, того и вера. И это окатоличившееся или принявшее униатство привилегированное сословие заставляло и своих подданных принимать их веру. При этом ни о каком проповедничестве, мессианстве даже речь не шла: православные приходы просто механически переводили в униатские путём навязывания униатских священнослужителей.

По этому поводу наш современный белорусский православный историк Г. Киприанович писал: «Загоняемый подобными насилиями в унию русский (белорусский. – Л.К.) народ не мог, конечно, искренне держаться унии. В глубине своей души он продолжал хранить старые свои верования, старые православные убеждения и искал только случая избавиться от насильно навязанной ему унии». Сами защитники латинства сознавались, что все униаты или открытые схизматики (православные), или подозреваются в схизме. Поэтому, когда наши «национально-сознательные» господа говорят, что в XVIII веке 80 процентов белорусов были униатами, они, наверно, «забывают» о том, что эта цифра относится не столько к белорусским крестьянам, сколько к формальному количеству униатских приходов в Беларуси. Крестьяне же белорусские как раньше, так и в XVIII веке оставались верными вере своих предков, православию. Не случайно возврат к своей истинной вере для белорусов был осуществлён без каких-то серьёзных затруднений, всё свелось к формальному переводу священников из унии в православие. И об унии в народном самосознании не осталось никакого воспоминания. Точно так же, как и о мифической «белорусской шляхте», которой попросту не было.

– Но наши «национально-сознательные» историки на полном серьёзе утверждают об участии «белорусской шляхты» в совершенно конкретных исторических событиях, причём каждый раз эта «шляхта» якобы воюет против России. А кто же на самом деле в тех исторических событиях участвовал?

– В своей борьбе против общерусской природы белорусского народа фальсификаторы истории Беларуси путём подмены польской шляхты шляхтой «белорусской» пытаются противопоставить белорусов и русских, представить польские восстания в конце XVIII века и в XIX веке в качестве «белорусского» национального движения.

Сколько же лицемерных слёз пролили наши «национально-сознательные» историки и литераторы насчёт агрессивности России, «о русском империализме и его опасности»! Но они почему-то помалкивают об агрессивности западных государств – в частности, Германии, – в отношении славянских стран. Исторически установлено, что главным инициатором раздела Речи Посполитой выступил прусский король Фридрих II. Напротив, Россия как раз не была заинтересована в разделе Польши и всячески старалась сохранить польское государство в этнических границах в качестве славянского противовеса милитаристской Пруссии и реакционной Австрии. Только неблагоприятные внешнеполитические обстоятельства (война с Турцией, поддержка Пруссии Англией) заставили царское правительство уступить домогательствам Фридриха II. В результате раздела Речи Посполитой все этнические польские земли были захвачены Австрией и Пруссией. Кроме того, оба немецкие государства прихватили ещё по изрядному куску белорусских, украинских и литовских земель. Австрия присоединила к себе Галицию со Львовом, а Пруссия – занеманскую Литву и Подляшье с Белостоком.

Второй раздел Речи Посполитой (1793 год) вызвал национально-освободительное движение польского народа во главе с Тадеушем Костюшко. Восстание началось в марте 1794 года и продолжалось до ноября того же года. Самая большая фальсификация русофобов о восстании 1794 года – в несостоятельном отождествлении интересов польской шляхты с интересами белорусского крестьянства. Рисуется совершенно ложная картина, будто бы восстание 1794 года за независимость Польши было одновременно и восстанием белорусов против России. Это – чудовищная иезуитская ложь. Чтобы убедиться в нелепости подобного утверждения, достаточно перечислить наиболее важные пункты польского восстания: Краков, Рацловицы, Поланец, Щекоцины, Великая Польша, Варшава, Мацеевице, Вильно. Перечисленные пункты, за исключением Вильно, находились на этнической территории Польши. Ни одного даже самого маленького очага повстанцев не было в Беларуси, хотя польская шляхта и старалась привлечь белорусское крестьянство к своей борьбе против России. Но белорусский народ остался глух к призывам польской шляхты. Иначе и быть не могло. Белорусы прекрасно понимали, что их враг – не Россия, а польский пан и латинский иезуит.

Аналогично обстоит ситуация и с фальсификацией истории Отечественной войны 1812 года на территории Беларуси. Те же «историки» пытаются изобразить Наполеона этаким «освободителем» белорусского народа, а польскую шляхту представить в качестве белорусской. Дескать, «белорусская шляхта» приветствовала Наполеона как своего освободителя. Правда, ни единой фамилии такого «белорусского шляхтича» мы ни в одном источнике не найдём. А вот наличие польской шляхты, помещиков и чиновников, которые с радостью приветствовали наполеоновское нашествие – это абсолютно достоверный исторический факт. Когда войска французского маршала Даву заняли Минск и было учреждено временное правление Минской губернии, было опубликовано такое воззвание: «Граждане-поляки! Час нашего счастья наступил. Попечением величайшего из монархов и мужеством непобедимых войск его мы возвращены отчизне. Временное правительство, учреждённое по приказанию маршала французской империи, объявляет вам о столь радостном для сердца поляков событии, в надежде, что каждый добрый поляк будет содействовать его начинаниям, направленным к счастью отечества и осуществлению предначертаний Великодушного Избавителя, Великого Наполеона».

Скажите, при чём здесь белорусы и Беларусь? Любому психически нормальному человеку понятно, что речь здесь идёт лишь о восстановлении власти польского панства над белорусским народом. Который, кстати, сразу это понял и на протяжении всего наполеоновского нашествия чем только мог содействовал регулярным российским войскам и партизанам, при первой возможности присоединяясь и к тем, и к другим. Потому что, даже не имея тогда своего государства, своим Отечеством каждый настоящий белорус считал православную Святую Русь. И на фоне этой простой и понятной правды тем более обидной кажется очередная наглая ложь – будто в наполеоновской армии «служили и доблестно сражались с русскими 25 тысяч добровольцев из Белоруссии». Да, добровольцы из этих мест действительно в армии Наполеона состояли – но это были польские шляхтичи, входившие в польский же корпус Юзефа Понятовского, польскую дивизию Яна Домбровского, польский уланский полк Доминика Радзивилла и другие польские марионеточные формирования, которые и вправду весьма активно участвовали в нашествии на Русь.

Впрочем, польские «панове» в конечном итоге оказались жестоко обмануты французским захватчиком. Обещанное им восстановление польского господства на белорусской земле осталось лишь разговорами, ибо на деле Наполеон требовал от польской шляхты одного – безоговорочного выполнения приказаний французских военных властей на оккупированной территории. Сама польская шляхта вынуждена была признать, что «вместо политической свободы, которой ждали поляки от своих освободителей, они испытали лишь гнет французской военной власти, принёсшей им полное разорение и унижение их самолюбия».

Однако наши доморощенные фальсификаторы истории Отечественной войны 1812 года всё не могут уняться. Они договорились уже до того, что представляют Великое княжество Литовское в составе Минской, Гродненской, Виленской губерний и Белостокской области, учреждённое приказом Наполеона от 1 июля 1812 года, в качестве некоего прототипа белорусской государственности! Но давайте перенесёмся на два столетия назад и заглянем одним глазком, а кто это там, по персоналиям, заседает в составе Временного правительства ВКЛ? О, как сказал бы поляк, здесь компания «бардзо пожонкна» (весьма уважаемая. – Л.К.): все как один представители польской аристократии – Иосиф Сераковский, Иосиф Коссаковский, Александр Сапега, ректор Виленского университета Иван Снядецкий. А начальником над этими «радетелями белорусской государственности» Наполеон поставил немецкого барона Гогендорфа.

Сдаётся мне, что окажись наши «национал-сознательные» историки в те годы здесь же и попробуй хоть заикнуться про белорусское государство, самое лёгкое, чем отделались бы – доброй публичной поркой и издевательскими насмешками. Потому как аристократы польские, понятное дело, не о белорусах пеклись, а рассматривали это марионеточное ВКЛ лишь как переходную форму на пути к воссозданию Польши в границах 1772 года. И уже, что называется, «под шумок» приказы даже издавали – провести в поветах «литовского княжества» безобидные такие польские сеймики, с избранием делегатов на Варшавскую генеральную конференцию для восстановления польского королевства. В общем, дождались бы от них мы, белорусы, «своего государства» – по полной «польской программе». Хотя, опять же, глядя, как выполнял Наполеон свои обещания полякам, в возрождение при нём независимого польского государства верится с трудом.

И совсем уже примитивной предстаёт ложь про польское восстание 1863 года на территории Беларуси, когда польская шляхта и её лидеры представляются как «белорусский феномен». Считаю, если и есть здесь феномен, то всё той же исторической фальсификации. И вот уже Кастусь Калиновский, поляк до мозга костей, становится «белорусом», а самая что ни на есть польская шляхта вдруг, ни с того, ни с сего становится «восставшим белорусским крестьянством». Прямо графика компьютерная, раз и готово. При том, что серьёзных документов, доподлинно доказывающих небелорусский характер восстания, множество, а подтверждающих сказки об обратном – ни одного.

– Лев Евстафьевич, какую главную цель преследуют все эти псевдоисторики? И почему порой люди наши им верят?

– К сожалению, на сегодня немногие из нас всерьёз интересуются историей, и ещё меньше тех, кто готов потратить своё время и обратиться к первоисточникам. С другой стороны, считаю, нам надо активнее популяризировать нашу подлинную, а не выдуманную историю. Чтобы наши дети с самого начала учились правильной истории своего Отечества.

Теперь закономерный вопрос: на что рассчитывают, чего добиваются фальсификаторы белорусской истории? Как-то не верится, что они искренне стремятся повысить исторический статус Беларуси и обосновать её «шляхетность».

Нет, что касается главной цели фальсификаторов, то она, словно длиннющее шило из мешка, постоянно вылазит наружу. Это – ненависть ко всему русскому, ко всему православному. Это неприятие всех основных ценностей нашей общерусской цивилизации.

Поэтому главное, к чему они стремятся всеми своими силами – хоть хитростью, хоть наглостью, но вбить клин между белорусами, украинцами и их братьями-россиянами. Чтобы мы, дети одного великого народа, рассорились между собой.

Но я верю: ни нынешние фальсификаторы, ни их будущие последователи этого не дождутся.

Источник: http://www.lawinrussia.ru/node/276889