Международный институт генеалогических исследований
Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Расстрелян за анекдот

26.04.2013

Судя по архивам времён сталинских репрессий, на магистрали работали исключительно польские, японские и немецкие шпионы
В Кропоткине установили памятник железнодорожникам – жертвам политических репрессий. В списке погибших в 1937–1938 годах около 100 человек – от кочегара до начальника станции.
Кропоткин – небольшой городок в Краснодарском крае. Однако здесь, на станции Кавказская, пересекаются линии Ростов – Баку, Краснодар – Ставрополь. Значительная часть кропоткинцев работает на «железке».

История города, в том числе и её мрачные страницы, неразрывно связана с железной дорогой. В 30-е годы минувшего века здесь, как и по всей стране, прокатилась волна репрессий. Возродить память о погибших работниках Кавказской взялась пенсионерка-железнодорожница Валентина Матвиенко.
«У меня самой папа был репрессирован, – говорит она. – Получил срок по печально известной 58-й статье, когда я только родилась. А вернулся – мне уже было около десяти лет. Позже был реабилитирован. Так что эта беда для меня не чужая. Я решила заняться восстановлением памяти о тех, кто погиб в те времена. Кто-то же должен этим заняться».

Валентина Георгиевна рассылала письма с запросами в архивы милиции, ФСБ, прокуратуры, устанавливала фамилии репрессированных, разыскивала родственников.
«Собирала по крупицам. К примеру, прихожу в Совет ветеранов локомотивного депо, говорю, вспомните, с кем работали, о чём слышали», – рассказывает она.

Шаг за шагом, судьба за судьбой…

Фёдор Власенко, инженер Кавказского локомотивного депо. Расстрелян в августе 37-го. Обвинение: «являлся активным участником контрреволюционной диверсионно-террористической группы».

Валентин Арнольд, смазчик резерва товарных поездов. Расстрелян 14 февраля 38-го. «Участник контрреволюционной польской националистической группы, занимавшейся шпионажем в пользу Польши».

Григорий Губернский, грузчик товарного двора. Расстрелян 21 октября 38-го. «Агент польской и японской разведок».

Михаил Жуков, смазчик вагонного участка. Расстрелян 2 февраля 38-го. Обвинён в участии в немецкой фашистской шпионской организации.

В списке Валентины Георгиевны машинисты, слесари, осмотрщики, кочегары, кондукторы, инженеры, начальники депо и станций, врачи железнодорожной больницы – всего около 100 человек.

Обвинения стандартны – шпионаж, терроризм, контрреволюционная агитация, диверсии.

Поводом для ареста мог стать и банальный анекдот. Выдержка из протокола допроса работника Кавказской Павла Решетникова:
«Вопрос: Вы признали себя виновным в распространении анекдота контрреволюционного содержания… Следствию хорошо известен ряд фактов вашей антисоветской деятельности. Требую дать исчерпывающие показания…
Ответ: Я подтверждаю, что, кроме ранее сказанного анекдота, я больше ничего подобного не говорил и антисоветской деятельностью не занимался».
Расстрелян.

«Память об этих безвинно погибших людях необходимо было увековечить. Я обратилась с письмом в ОАО «РЖД» и к руководству СКЖД. Мне пошли навстречу, выделили деньги на установку памятника», – говорит Валентина Матвиенко.

Памятник установили, но поиски погибших в те годы Валентина Георгиевна продолжает вместе с единомышленниками из Общества жертв политических репрессий 30–50-х годов.

Несмотря на все запросы, пока не удаётся выяснить судьбу руководителей нескольких предприятий Кавказского узла. Информация о том, что они были арестованы, есть, но дальнейшая их судьба пока неизвестна.

Источник: http://www.gudok.ru/newspaper/?ID=908667&archive=2013.04.25