Международный институт генеалогических исследований
Карта сайта Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Секира переименований

17.12.2012

Массовая смена имен и фамилий наблюдалась в нашей стране в 20-е годы XX века. Сведения об этом печатались в газете «Известия». Некоторые меняли только фамилию, некоторые – только имя, а некоторые – имя, отчество и фамилию. При этом иногда получались забавные результаты. Пародию на это явление находим в кинофильме «Музыкальная история», где главную роль играл знаменитый тенор Лемешев. Эпизодический персонаж этого фильма звался Альфред Терентьевич Тараканов. Сам он объяснял, что родители дали ему «пошлое, мещанское» имя Федор, а он его сменил. В 30-е годы смена имен практически закончилась, но многие дети получили новые имена для новой жизни.

В поисках фамилии

Имя тесно связано с культурой. Имена, относящиеся к одной культуре, образуют своеобразные ряды. Давая своим детям новые имена, люди эти ряды разрушали. Получались такие сочетания, как Альберт Ахмедович, Тимур Петрович, Дездемона Ивановна. Иноязычные имена получали русскую расшифровку: Гертруда – «герой труда», Рона – «религия опасна (для) народа».

Наиболее массово переименования представлены сменой фамилий у женщин при вступлении в брак. До революции женщина, как правило, не работала. Женясь, мужчина принимал жену в свою семью на полное обеспечение. Естественно, женщина теряла свою добрачную фамилию и брала фамилию мужа.

В наше время многие женщины ведут самостоятельный образ жизни, имеют различные дипломы, и смена фамилии при вступлении в брак для них оказывается ненужной. Многие критически относятся к фамилиям своих мужей. Племянница моего друга и соавтора Анны Владимировны Сусловой отказала жениху с фамилией Худоножкин, не захотев стать мадам Худоножкиной. Но в наши дни муж может взять фамилию жены, а он не захотел стать Сусловым. Некоторые мужчины считают, что брать фамилию жены стыдно, хотя это всего-навсего пережитки прошлых веков. 

С основой «Ленин»

Что происходит с географическим объектом, если меняется его название? Очевидно, вся прежняя история, связанная с этим объектом и его названием, уйдет в прошлое. Перед нами будет новый объект с новым названием. Люди, не знающие прошлой истории объекта, будут думать, что это новостройка.

В 20-е годы XX века начались массовые переименования географических объектов в России. Люди так старательно отказывались от старых названий и стремились к новым, что в одном лишь Московском районе Московской области оказалось 10 названий с основой «Ленин». Естественно, что это привело к «параличу» почты, транспорта и т.д. Пришлось срочно исправлять содеянное.

После смерти В.И.Ленина высказывалось пожелание переименовать Москву в Ильич, поскольку никому непонятное слово Москва «ничего не говорит сердцу трудящегося».

Географические названия – не украшения, не поощрения, не награды, не вывески и не рекламы. Это результат длительного взаимодействия человека с территорией. Они всегда система в каждом регионе и постепенно переходят в систему другого региона.

Недавно в Татарстане решили переименовать село Елизаветино в Иннополис. Предложенное наименование звучит, по меньшей мере, странно. Название Иннополис состоит из «кусочка» латинского слова «инновация» и греческого слова «полис» (город). Само по себе сочетание двух этих основ в названии объекта на территории Татарстана вызывает удивление. За последние несколько лет инновационные центры были созданы во многих местах РФ, но нигде это не сопровождалось переименованием. В данном случае переименование представляется нецелесообразным, необоснованным и ненужным. Название «Иннополис» будет выглядеть как заноза в давно сложившейся и хорошо отработанной топонимической системе.

Уникальное «Братеево»

В 2012 году у сотрудников Мэрии города Москвы, в знак особой дружбы с Казахстаном, возникло намерение переименовать строящуюся станцию метро «Братеево» в «Алма-Атинскую». Это нежелательно. И вот почему.

1. У нас приняты названия станций метро по соответствующим микрорайонам: «Выхино», «Марьино», «Митино» и другие. Такое переименование нарушит сложившуюся в Москве традицию. Название «Братеевская» великолепно вписано в топонимический ландшафт. Микрорайон Братеево выходит к Москве-реке напротив микрорайона Марьино. Оба соединены Братеевским мостом. Эти три названия включены во все лоции Москвы-реки. Появление в этих местах станции метро с любым названием, кроме «Братеевская», внесет дисбаланс в сложную систему внутригородских названий, затруднит ориентацию, вызовет ложные ассоциации, создаст дополнительную нагрузку для памяти.

2. Название «Братеево» известно по документам с 1628 года. Фактически оно существовало и раньше. Там же был и Братеевский холм. Такое русское по своему звучанию, это название не повторено нигде. Оно уникально. Тем более желательно хранить его.

3. Возможно, оно образовано от не сохранившегося до наших дней древнерусского имени Братей. У Владимира Даля есть вторичное образование – братейка, подтверждающее, что слово или имя Братей существовало. Но необязательно: есть «копейка», но нет слова «копей», хотя есть «злодейка» и «злодей». Есть «сулейка», но нет «сулей», хотя есть «сулея». Возможно, в основе названия «Братеево» лежит слово «братея», хотя словари фиксируют только «братия».

4. Слово «братейка» входит в ряд других образований от слова «брат»: брателко, братан, братена, брательник, браток, братыш, братуша, братушка, братуха, братчик. Все они чаще обозначают двоюродного или названого брата, чем родного. Подобные слова легко становятся основами собственных имен и принимают именные суффиксы.

В прошлом «братей» была форма родительного падежа множественного числа от слова «брат»: «братья – братей», как «друзья – друзей», «князья – князей». Но нет географических названий «Друзеево», «Князеево». Очевидно, и «Братеево» не отсюда. Несохранившееся имя Братей попало в малопродуктивный словообразовательный ряд с народными разговорными формами имен Саватей, Ивантей, Пантей и словами типа «грамотей», «богатей». Географическое название «Братеево» входит в словообразовательный ряд Горбеево, Дивеево, Ермекеево, Конеево, Плещеево, Сергеево… Фамилия Братеев и имя Братей не фиксируются словарями.

5. Название «Алма-Ата» – это русская народная этимология, в результате которой название бывшей столицы Казахстана истолковывалось как «отец яблок». По-казахски «алматы» – это «яблочный», и никакого отца тут нет.

Лабиринт на Перекопской

Один из мотивов переименования – дружба с представителями других стран. Город Мелекес Ульяновской области в честь дружбы с Болгарией был переименован в Димитровград. Но болгары свой город в Мелекес не переименовали. Ставрополь-на-Волге стал Тольятти, но в Италии ничего в честь российских городов переименовано не было.

В старинной притче говорится о том, что пошехонцы заблудились в трех соснах. В современной Москве люди блуждают между тремя домами с номером 30 (30, 30 корпус 1 и 30 корпус 2) на Перекопской улице. Так получилось, потому что Перекопскую улицу продлили, включив в нее квартал 32А Новых Черемушек. Кстати, в начале Перекопской улицы стоит памятник с удивительной надписью: «Героям Перекопа 1918–1941», как будто битва за Перекоп длилась 23 года.

Похожая судьба постигла улицу Красикова: ее влили в состав Нахимовского проспекта. Подобные переименования и переделки сопровождаются сменой вывесок на домах. Добавим тысячи человеко-часов, которые пришлось истратить жителям на новую прописку и переоформление документов о правах на квартиры.

Железнодорожную станцию «Востряково» переименовали в «Сколково», хотя поселок Сколково находится в пяти километрах оттуда, а Востряковское кладбище совсем рядом.

Секира переименований занесена над шестнадцатью Парковыми улицами: кому-то не нравится, что они перенумерованы. С четырьмя Мещанскими улицами уже расправились: осталась лишь одна, Четвертая. С четырьмя улицами 8 марта расправились наполовину. Многим хочется переименовать станцию метро «Войковская». Но за ней потянутся улица Войкова и пять Войковских проездов. Считают, что личность, в честь которой названы указанные объекты, не достойна такого уважения (участвовал в убийстве царской семьи). Но географические названия не награды, чины или звания, которые даются и отбираются.

«Войко» – древнерусское имя, а про Петра Лазаревича Войкова никто не помнит. Имя образовано от древнерусского слова «вой», что значит «воин».

Исторически сложилось так, что географические названия возникали группами, ансамблями, и это помогает ориентации. Если перед нами шестнадцать улиц, мы знаем, где искать Пятнадцатую, а где Вторую. Сравните линии Васильевского острова в Санкт-Петербурге: они перенумерованы, и всем понятно, где искать следующую. Когда ансамбль разрушается, мы теряем ориентацию, и нам приходится запоминать расположение улиц с новыми названиями в большом городе.
 
«Мы живем в Чертовой Дыре» 

Сейчас во всем мире ведется работа по стандартизации и стабилизации географических названий. Географические названия идентифицируют объект и дают пространственную ориентацию. Такие названия, как Красноярск, Тюмень, Томск, отсылают нас в Сибирь. Если мы были в этих местах, перед нами встают образы названных городов. Если мы там не были, мы вспоминаем знания, полученные на уроках географии.

Идея переименований возникла сразу после революции 1917 года. Географические названия стали воспринимать как украшение, как символы новых идей или как средство увековечить память какого-нибудь революционера, что им не было никогда свойственно. Испокон века эти названия отражали характер именуемых объектов или их принадлежность какому-то лицу или группе лиц. После революции их переименовывали сотнями, создавая неудобства для транспорта, почты и обычных переездов людей по стране.

Мышление человека так устроено, что в каждую эпоху мы можем создать лишь ограниченное число названий. Многообразие географических названий объясняется тем, что они создавались в разные эпохи, на разных языках. Даже такие самые русские названия, как Волга, Москва, Ока, были созданы не в русском языке, но глубоко вошли в него. Вот почему массовые переименования создают бесконечное повторение одних и тех же названий. В честь Молотова, Кирова, Куйбышева в разных частях страны появилось по 30–40 одинаковых или почти одинаковых названий. Без конца давались названия типа Золотое, Урожайное, Обильное, Счастливое и т.п.

Были переименованы такие города, как Нижний Новгород, Самара, Тверь, Пермь и многие другие, не говоря о деревнях и поселках, которые часто переименовывались, а также переводились из одного района в другой. Основное назначение географических названий при этом игнорировалось. Точность и стабильность географических названий особенно важна в приграничных районах, где одна неверная буква или звук могут исказить линию границы.

В конце 80-х – начале 90-х годов ХХ века работала комиссия по восстановлению исторических географических названий под руководством академика Дмитрия Сергеевича Лихачева. Она вернула многие утраченные названия. Ждут своего возвращения Симбирск и Вятка.

После распада СССР проблема переименований остро стоит во многих республиках. Там русские названия заменяют на национальные. Например, в Казахстане хотят заменить 600 названий населенных пунктов. Но тогда опять страдает ориентация по крайней мере у одного поколения. Во многих городах Казахстана уже изменили названия улиц, но и таксисты, и почтальоны всегда спрашивают: «А как эта улица называлась раньше?»

Некоторые люди говорят о смешных или некрасивых названиях. Таких нет и не может быть. Одна корреспондентка ехала на машине и остановилась перед надписью «река Момча». Она, конечно, прочитала название с неверным ударением и долго смеялась. Знаменитый российский географ Эдуард Макарович Мурзаев составил большой словарь элементов, из которых складываются географические названия. Там есть и «момча» – древнерусское слово, обозначающее «сырость, влагу, дождливую погоду», «мочага» – «место выхода ключевых вод, заболачивающих землю», «мочевина» – «настолько влажный участок на полях, что нельзя сеять хлеб». Как видим, опять целый словообразовательный «куст».

В разных странах отношение к географическим названиям различно. Например, в Англии за все время ее существования не было ни одного переименования. Даже такие названия, как Чертова Дыра или Устье Дьявола, не вызывают отрицательного отношения, потому что они отражают какую-то географическую реалию. Англичанин говорит: «Мы живем в Чертовой Дыре, и мы гордимся этим, черт возьми!»

Многие иностранные, давно заимствованные названия звучат в принявшем их языке иначе, чем в языке-источнике. Например, столица Сербии Белград произносится по-сербски «Београд». На Украине хотят заменить традиционное «Белград» на «Београд». Итальянская река По произносится по-чешски «Пад», и чехи не думают заменять это название на «По». Они считают это слово признаком глубокой древности и исторических связей с Италией. В Италии есть город Падуя, и в этом названии сохранилось более древняя форма имени реки. В России одно время хотели заменить названия столиц мира Рим, Париж, Лондон, Осло на Ромма, Парим, Ландн, Ушлу. Но это невозможно из-за глубокой традиционности перечисленных названий в русском языке. С давних времен нам известен остров Цейлон. Находящееся на нем государство называется Шри-Ланка, но чай мы пьем цейлонский.

Переименования особенно не желательны в труднодоступных районах: в горах, пустынях, морях. На берегах Северного Ледовитого океана расширенные устья рек называются губами. В погоне за эстетичностью названий предлагалось Грязную Губу переименовать в Губу Елькина. Но от переименований губа не станет чистой, а моряк утратит важный ориентир: где океанская вода теряет свою прозрачность, там начинается Грязная Губа.

Автор однотомного Словаря русского языка Сергей Иванович Ожегов рассказывал, что до революции работавшие на почте люди по одним лишь названиям улиц могли узнать, в какой город адресовано письмо, настолько индивидуальными были эти названия. Сейчас подобных названий сохранилось немного: Щипок, Балчуг в Москве, Крещатик в Киеве, Дерибасовская в Одессе. Многие улицы в разных городах называются одинаково: Коммунистическая, Советская, Вокзальная, Промышленная, Заводская, а также по именам партийных и государственных деятелей.

Чехи и поляки, на территориальную целостность которых неоднократно покушались немцы, бережно хранят свои исторические географические названия. Подвергшиеся изменениям в немецком языке названия «Карлсбад», «Бреслау» после войны получили свои славянские формы «Карловы Вары», «Вроцлав». Это не переименование, а возвращение исконных названий.

В России не берегут свои исторические названия городов, селений, улиц. После того как в 60-е годы ХХ века прозвучала идея неперспективных деревень, многие названия просто ушли с карты. Их специально не записывали, не изучали, чем был нанесен большой ущерб науке о собственных именах – ономастике.

Не следует забывать, что исторические географические названия – памятники культуры, такие же памятники, как археологические, исторические, архитектурные, которые изучают археологи, историки, искусствоведы и культурологи. К ним следует относиться бережно и не уничтожать их по чьему-либо желанию.

Источник: http://www.ng.ru/science/2012-12-12/14_rename.html