Международный институт генеалогических исследований
Карта сайта Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Быть или не быть в Анисовом Городище памятнику Шепелеву и храму?

12.09.2012

На прошедшей неделе в калужском «Белом доме» состоялось жаркое обсуждение темы увековечения памяти древнего и славного своей историей рода Шепелевых, многие из которых родились и проживали на песоченской земле.

Круглый стол в Законодательном собрании области ознаменовался заочной словесной схваткой давних противников – гражданской активистки Ларисы Мирошниковой, ратующей за увековечение рода Шепелевых, и священника Виктора Кулакова, который неоднократно называл их «казнокрадами» и запрещал ставить памятник в Анисовом городище.

В ходе обсуждения появилась надежда, что неравнодушным к своей истории гражданам все-таки удастся поставить памятник начальнику калужского ополчения Василию Федоровичу Шепелеву, герою Отечественной войны 1812 года, на его родине – в селе Анисово Городище.

Спонсировать проект пообещал руководитель фракции «Справедливая Россия», бизнесмен Андрей Перчян.

Мнение Ларисы Мирошниковой

– Все началось со стольника (придворный чин в Русском государстве XIII-XVII вв.; - прим. авт.) Петра I - Андрея Петровича Шепелева, покровителя Оптиной Пустыни, – рассказала Городскому сайту Кирова Лариса Мирошникова. – Когда ему пожаловали поместье в Жиздринском уезде, он первым делом построил тут две деревянные церкви и переименовал село в честь святой Анисии Солунской. Ранее было название Анкифов Стан, дом вотчинников. Тут родились его дети, у детей еще дети, и так далее. Анисово Городище передавалось самым лучшим из них. На протяжении двух веков они руководили Жиздринским уездом. Выползово, Анисово, Буда, Лазенки, Донино, Якимово, Слобода, Черная Песочня, Ракитня, Раменка, село Лосиное и другие – все это принадлежало Шепелевым. Если бы не они, возможно, не было бы даже Песочни.

Первые упоминания об этом роде относятся к 1375 году. По родовому преданию, «честен муж именем Шель» прибыл «из немцев, из Свейского королевства в Польшу к королю Ольгерду», где крестился с именем Георгий, и откуда вскоре перешел на службу к великому князю московскому Дмитрию Иоанновичу Донскому.

Андрей Петрович, который в XVI веке осел в Анисове Городище, имел четверых сыновей. Первый, Михаил, дослужился до подполковника, Федор был бригадиром и смоленским комендантом, Степан – гвардейским офицером Семеновского полка. Младший Дмитрий был обер-гофмаршалом, кавалером святого Андрея Первозванного, строил Зимний Дворец по указу Елизаветы Петровны, одно крыло которого было названо в его честь, и Оптину Пустынь, в которой и был захоронен. Всего он построил около 70 церквей по всей России.

Позднее в Анисовом Городище жил Федор Михайлович, внук Андрея Петровича, на левой стороне реки Ужать. Справа от господского дома было две церкви – святой Троицы и Дмитрия Солунского, обе деревянные. В 1710 году поместье унаследовал Михаил Андреевич. По родословной получается, что было пять генералов в наших краях и четыре предводителя дворянства. Во владении Дмитрия Михайловича и его сестры Авдотьи Михайловны было сельцо Дуброво по обе стороны реки Дубровки, Михалево с правой стороны реки Девонки, Натарово по обе стороны реки Колодезя и реки Болвы, дом Господний деревянный (имение), сад плодовитый, винокуренный завод. У Дмитрия Михайловича родился Александр Дмитриевич, ставший позднее песоченским полковником. Его внук, который был генералом, назван также Александром в честь нашего песоченского полковника. Он женился на дочке тайного советника Козловской и захоронен во Франции.

У нас, в Анисовом Городище, в церкви Живоначальной Троицы, захоронен начальник Калужского ополчения, герой войны 1812 года, генерал-лейтенант Василий Федорович Шепелев. Его тело, по завещанию, привез и захоронил в анисовской церкви его брат, Николай Федорович. В приделе церкви Живоначальной Троицы находилась родовая усыпальница Шепелевых.

К 200-летнему юбилею первой Отечественной войны его биографию опубликовал сайт Министерства Обороны России. Там, в частности, перечислены его награды: «награжден орденами Св. Анны 1-й и 3-й ст., Св. Владимира 3-й ст., Св. Иоанна Иерусалимского; золотой шпагой «За храбрость». Был командором Мальтийского ордена Св.Иоанна Иерусалимского. Имя генерал-лейтенанта занесено на мемориальную доску в Галерее Воинской Славы в Храме Христа Спасителя.

Это были очень сильные люди. Нет другого такого рода, который бы держал власть в своих руках 200 лет и порождал генералов одного за другим. К тому же они были очень умными людьми, имели математический склад ума, помогли многим людям искусства подняться – актерам, художникам. Но склепы были разрушены, кости разбросаны, причем не большевиками в революцию, а уже в 40-е годы «черными копателями». В наши годы батюшка Павел (Солдатов) старался вскрыть склепы, искал захоронения Гончаровых, прикрываясь патриотической деятельностью, но там и без него все уже нашли. Он сказал нам, что нашел только кости разбросанные, но кто знает, чего он там на самом деле нашел?

Мать Василия Федоровича – Ушакова Дарья Федоровна, сестра канонизированного адмирала Ушакова. Племянник его – штаб-ротмистр Василий Николаевич, был женат на Елисавете Ефимовне Суходольской, которая также происходила из знаменитого рода, имела усадьбу в Воскресенске. Одна из дочерей их была выдана замуж за Захарьина, знаменитого врача, второго после Боткина. Сын Иван Васильевич (депутат Государственной думы от Калуги) будет править Жиздринским уездом в начале XX века. Его женой стала Мария Леонидовна Лыкошина, имевшая очень древний вяземский род.

А с мужской стороны рода за наших жиздринских генералов отдавали самых богатых и знаменитых женщин России – купцы-миллионщики Баташевы, Немчиновы, Домховские. Приданое Дарьи Баташевой не имело себе равных. После кончины ее деда в 1821 году, генерал Дмитрий Дмитриевич Шепелев получил московский дом, отныне именуемый домом Шепелевых. Генерал был очень хлебосольным хозяином, угощал на своих зимних обедах всю Москву. В 1826 году у него останавливался посол Великобритании, герцог Девонширский, который приехал на коронацию Николая I. После смерти хозяев усадьбу в 1876 году выкупил город под Яузскую больницу. Они, наверное, сами продали этот дом, потому что у Дмитрия Дмитриевича очень рано умерла жена, она прожила всего лишь 25 лет. Ее не стало после рождения третьего ребенка. В Кирове даже бытует легенда, что в Песочне построили храм Рождества Пресвятой Богородицы в честь этой княжны Гончаровой. После смерти жены Дмитрий Дмитриевич с детьми уехал в Муром, там у них было огромное имение, там они и остались, там и похоронены. Интересно и то, что Дмитрий Дмитревич, будучи двоюродным братом нашего Василия Федоровича, служил с ним в одних и тех же местах и полках в одно время, они как будто следовали друг за другом все время. Дмитрий Дмитриевич сделал блестящую военную карьеру. Он умер 9 мая 1812 года.

На сайте села Дуброво Калужской области есть информация, якобы туда приезжала, жила и была там захоронена Анна Дмитриевна Голицына. Это была дочь Дмитрия Дмитриевича, которая вышла замуж за Льва Голицына. Она не захоронена у нас, а просто приезжала в гости к бабушке и дедушке. Там захоронена какая-то другая княгиня.

Узнала я про Шепелевых впервые, когда начали мы восстанавливать древнюю церковь Живоначальной Святой Троицы в Анисове. А делать мы это стали потому, что когда мы спросили батюшку, почему не восстанавливают у нас храм, священнослужитель нам на это сказал, что храм старый и никому не нужен, поэтому его нужно сломать. А там сохранился притвор, стены и вход. Она изначально в XVI веке была деревянной, потом Николай Федорович Шепелев перестраивал ее в каменную, потом Василий Федорович достраивал и так далее. Последним строителем этой церкви был Иван Федорович Шепелев, депутат Государственной Думы.

Начинала восстанавливать я одна, потом мне стал помогать Станислав Александрович Наплёха, прапорщик в отставке. Он сделал крыльцо и многое другое. Затем присоединились к нам и другие сельчане: Тамара Верегина и ее родственники, потом еще один мужчина. В общем, собрались и стали бороться за храм. Написали митрополиту Клименту, получили благословение, вызвали благочинного. Он сказал: денег нет, стройте сами как хотите. У нас тоже денег не было, поэтому мы поехали в Оптину Пустынь и написали прошение на молебен в помощь храму.

После этого нам сразу же позвонили, сказали, что нашлись благотворители, и мы начали строиться. Но по проекту батюшки, который помог накрыть крышу и поставить колокольню, у нас не храм, а часовня. Это так унизительно. Ведь три алтаря было освящено. Это как если я родилась женщиной, то никогда уже не буду мужчиной, так и древний храм никогда не будет часовней.

У нас сейчас остановилась работа, потому что нет лидера, нет монаха, который бы молился за это. Без молитвы ничего не строится. Никто из священников не хочет работать у нас, потому что им в городе надо. В деревне они не любят служить. У них сейчас процветает церковный бизнес, им безразличны святые алтари, они идут туда, где деньги есть.

Но можно было бы организовать церковное производство там, и жители Шайковки к нам обязательно будут ходить, ведь храм всего в километре от части. Ведь там могилы предков, там святые источники, там все указывает на святое место, там и должен быть храм, а не в кочегарке, где он сейчас (в Шайковке), и не в ста метрах от взлетной полосы, как хочет построить батюшка Виктор (Кулаков).

По его проекту нужно строить новую церковь в ста метрах от аэродрома, храм намечен огромный, там одна только колокольня 40 метров в диаметре. Это страшные деньги нужны, а зачем? Зачем мешать военным, строиться в Шайковке, когда есть рядом веками намоленное место? Военные все равно помогать будут, и ходить туда будут.

Еще и туристы будут ездить, если развивать дальше это направление. В Белоруссии, говорят, есть деревня под названием Париж. Так там нашелся спонсор, который поставил копию Эйфелевой башни и теперь «рубит деньги» на туризме. А тут и ничего выдумывать не надо – только отстроить храм, оставить в покое кости предков, и относиться к территории по-человечески. Глядишь, и православное паломничество пойдет.

А то вначале батюшка сидел в винном магазине, потом в кочегарке, теперь начнут строить храм в ста метрах от взлетной полосы. Раньше меня уверяли, что святость есть в винном магазине, потом сделали из него компьютерный магазин, а затем там православную школу устроили.

Торговать верой нельзя. Если есть святое место, восстанови его. Это обман, чистой воды обман, люди просто пришли туда собирать деньги. У них было одно оправдание: нам разрешает митрополит.

Неизвестная женщина принесла к нам в храм икону Черниговской Богородицы, ее благословила на это монахиня. Она сказала мне: «Лариса, начни с себя, купи крестик, разбуди разум людей». И мы обращались к этой Богородице с молитвами о восстановлении храма. Икону написал сам Иоанн Кронштадский. С этой иконой у нас должен образоваться монастырь. Я уверена, рано или поздно это будет.

Другое мнение. О. Виктор (Кулаков):

- Я не против памятника, я против аферисток, которые там действуют, в этом селе. Они хотят нажиться на исторических ценностях, - сказал нам батюшка по телефону на следующий день после круглого стола в Калуге.

Мнение эксперта. Виталий Анатольевич Бессонов, кандидат исторических наук, директор Калужского Областного Краеведческого музея:

- Да, в Анисовом Городище захоронен Василий Федорович. Есть соответствующие документы в Государственном архиве Калужской области. Есть статьи в музее, но нет портрета Василия Федоровича, нет и личных вещей никаких, осталась только хоругвь калужского ополчения.

Источник: http://pesochnya.com/news/2012/byt-ili-ne-byt-v-anisovom-gorodishche-pamyatniku-shepelevu-i-hramu