Международный институт генеалогических исследований
Записывайтесь на курсы по генеалогии
Программа «Российские Династии»

Новое о Пугачёвском бунте

31.08.2020

Портал «Магнитогорский рабочий» сообщает о находках, связанных с одним из ярких эпизодов уральской  истории – взятием войсками Емельяна Пугачёва крепости Магнитной в 1774 году. Сергей Геннадьевич Дорожко, прямой потомок по женской линии коменданта Магнитной капитана Тихановского, составил генеалогическое древо своего рода. В Госархиве Оренбургской области обнаружены исповедные ведомости со списками православных жителей Магнитной, а в Российском государственном архиве древних актов – судебное дело Яковлевой, крепостной служанки Тихановских.

С учётом как старых, так и новых находок тогдашние события выглядят следующим образом.

Пугачёв объявил себя государем Петром III, якобы спасшимся от козней своей жены Екатерины II. Те, кто хотел ему верить – верили. После поражения под крепостью Татищевой в конце марта (по старому стилю) 1774 года отряды Пугачёва отсиделись на Белорецком заводе, а в начале мая подошли к крепости Магнитной, которую оборонял комендант капитан Тихановский с гарнизоном в сто человек и 8 пушками. Судя по  исповедной росписи 1773 года, в крепости находилось также много женщин, стариков и детей.

Коменданту Сергею Кузьмичу Тихановскому было в то время около 30 лет. Он происходил из смоленской шляхты, в военную службу вступил в возрасте 15 лет, в 21 год был произведен в прапорщики, в 26 лет – в  поручики, в 27 – в капитаны. Ко времени вступления в должность коменданта Магнитной Сергей Кузьмич был женат на 18-летней Вере Фёдоровне, от которой имел 2-летнего сына Фёдора и годовалую дочь Александру.

Утром 5 мая 1774 года Пугачев с войском, насчитывавшим до 2 тысяч человек, но не имевшим ни одной пушки, подступил к крепости, предварительно послав Тихановскому указ с требованием капитуляции. Встретив отказ, пугачёвцы пошли на приступ, но защитники крепости отбили его пушечным и ружейным огнем; при этом сам Пугачев был ранен шрапнелью в правую руку. Повстанцы отошли в степь. После нескольких часов отдыха Пёгачёв снова повёл их на штурм, атаковав крепость одновременно с разных сторон, и в три часа пополуночи 6 мая овладел ею. Капитан Тихановский пытался бежать, но его схватили и казнили.

Верхнеяицкий комендант Ступишин доносил командующему генералу Деколонгу о падении крепости: «Получил я от Тихановского рапорт, коим уведомляет, что проклятый государственный злодей казак Пугачев с набранными им таковыми же злодеями, в числе 6 тысяч человек, ту Магнитную крепость осадил. Узнал от прибежавшего из Магнитной крепости денщика капитана Тихановского, что крепость та злодеем Пугачевым взята, где он, злодей, воспользовался порохом, свинцом, орудиями и провиантом, правящего же капитана Тихановского и многих жителей истребил».

Сам Пугачев на допросе в Яицкой секретной комиссии 16 сентября 1774 года о взятии Магнитной показывал: «Забрав человек двести, пошёл на Белорецкий завод. Тут жил я три недели. И взяв людей, не помню сколько, пошёл под Магнитную крепость, в которую написал указ, чтоб комендант сдался, однако ж он не послушал. И так, хотя у меня ни одной пушки не было, однако ж сделал приступ. А как конницею взять было неможно, ибо тамо были пушки, тут ранили меня в правую руку пушечной картечью, и так я велел отступить. А отойдя от оной, расположился в стан и отдыхал одне сутки. Потом распределил толпу свою на пять частей и, со всех сторон Магнитную атаковав, взял.  А войдя в оную, получил тут четыре пушки, пороху и прочих разных припасов. На другой день комендант той крепости, которой бежал от меня, опять сам явился. Оного я велел повесить: для чего не сдался?». Некоторые детали добавляет рассказ пугачевца Ивана Творогова: «И хотя, помнится, не было у нас в сие время пушек, однако ж, крепость взяли грудью, и двух начальников злодей повесил».

Крепостная прислуга Тихановских Авдотья Яковлева пожаловалась «государю Петру III» на жестокость хозяйки, и молодую вдову тут же повесили.

Пушкин, тщательно изучавший архивы, упоминает о Тихановском в «Истории Пугачева»: «Капитан Тихановский оборонялся храбро. Пугачев сам был ранен картечью в руку и отступил, претерпев значительный  урон. Крепость, казалось, спасена, но в ней открылась измена: пороховые ящики ночью были взорваны. Мятежники бросились,  разорвали заплоты (заплот – тын из брёвен или досок) и ворвались. Тихановский с женой были повешены; крепость разграблена и выжжена».

В 1866 году местные жители также рассказывали уфимскому краеведу Р. Г. Игнатьеву о двух отбитых приступах, об измене, взорванных заплотах и о том, что окончательный приступ пришёлся на время обедни. Ещё Игнатьев писал, что «в ограде церкви святой Троицы повешены комендант Тихановский, его жена, священник в полном облачении и двое отставных солдат. Уверяют, что Тихановский, его жена, священник и двое ветеранов назвали Пугачева злодеем, вором и самозванцем». Теми же словами бранит Пугачёва  комендант крепости в «Капитанской дочке» Пушкина. Однако надо учитывать, что «Капитанская дочка» опубликована за 30 лет до того, как Игнатьев проводил свои опросы.

В преданиях окрестного населения преобладало положительное отношение к Пугачёву и отрицательное – к Тихановскому. В 1948 году сотрудник Магнитогорского краеведческого музея М. Р. Уфимцев беседовал с 80-90-летними стариками бывшей Магнитной станицы, которые о восстании Пугачёва знали со слов дедушек и бабушек. Некая Агафья Ивановна рассказывала: «Я была ишо дефчоночкой махонькой, была дотошная. Я вот любила старушек и старичков слушать, ковда они разные страшные сказы про войну, про королев, царев, заводчиков и особливо любила, ковда калякали про Стеньку Разина и об Осударе батюшке. А как моя родненькая бабаня хорошохонько рассказывала про Осударя батюшку Пьетра Хведоровича. А самое головное, вить бабуля и маманя частенько и строго наказывали не оскорблять доброго к простому люду Осударя батюшку Пьетра Хведоровича – никак, нигде и никогда не называть ево Емельяном Пугачевым».

Некоторые рассказы Агафьи Ивановны противоречат историческим свидетельствам. В частности, причиной появления Пугачева в крепости Магнитной названа необходимость вывозить руду на Белорецкие заводы и чтобы «рабочии для боя скорее и более робили ядра ды пушки», а не захват крепостных пушек. Приход Пугачева, ожидание штурма, захват крепости и последующие дни вспоминались как праздничная феерия с пирогами, подарками и танцами. Комендант Тихановский описан в чёрных красках – злодей, пьяница, и к тому же выглядел безобразно. Священник, который был повешен на церковной ограде, в преданиях представлен не как жертва Пугачева, а как его почитатель.

Из крепости Магнитной пугачевцы двинулись по направлению к Троицкой, где их ждало жестокое поражение. После ухода пугачевцев крепость обезлюдела. Оставшихся в живых солдат переселили в другие места, кто-то из стариков мог остаться в ближайших поселениях.

Доносительницу Авдотью Яковлеву схватили, держали под следствием в Исетской провинциальной канцелярии. 11 января 1775 года её приговорили к смертной казни четвертованием, которая и была совершена в тот же день в Челябинске.

См.: https://www.mr-info.ru/65649-otkryty-novye-podrobnosti-sudby-kaznennogo-emelyanom-pugachevym-komendanta-kreposti-magnitnoy.html

 

Источник: http://geno.ru/news/tags/46/